Ошибка суда в вопросе процессуального правопреемства

Борис Болчинский обратился в суд с иском, в котором просил обязать своего соседа по дачному участку установить новую границу между владениями и демонтировать разделяющий их забор.

В процессе разбирательства Болчинский подарил свою землю сыну Артему – он полагал, что в качестве правопреемника тот доведет дело до конца. Но суд отказал мужчине в ходатайстве о замене его как истца в порядке процессуального правопреемства.

Изменение собственника имущества не влечет автоматической перемены лиц, участвующих в судебном процессе, решил судья.

Апелляция тоже решила, что Артем Болчинский мог воспользоваться правом на вступление в дело в качестве третьего лица, а в дальнейшем не был лишен возможности реализовать свои права собственника самостоятельно. А Иск Бориса Болчинского в итоге остался без удовлетворения – поскольку он уже не был собственником участка, то и соседи уже не нарушали его права и интересы.

В этом сюжете

Болчинские пожаловались в Конституционный суд. Они оспаривают конституционность нормы Гражданского процессуального кодекса о процессуальном правопреемстве (ст.

44), поскольку она не допускает возможности замены судом истца в порядке процессуального правопреемства в случае перехода права собственности на спорное имущество к новому собственнику по договору дарения.

По словам адвоката заявителей, у них есть интерес унаследовать спор, унаследовать процесс – со всеми теми обязанностями и правами, которые возникли в процессе. Причина – деньги. «Новый процесс потребует значительного времени и денежных затрат», – заявил он.

По его мнению, отсутствие правопреемства ограничивает свободу экономической деятельности, нарушает интересы дарителя – он не сможет вернуть Судебные расходы. Денежные проблемы возникают и у правопреемника – он понесет те же расходы на новый процесс.

Процессуальная ошибка

Марина Беспалова, полпред Госдумы в Конституционном суде, заявила: толкование спорной нормы во взаимосвязи с нормами ГПК и ГК не дает оснований для применения спорной статьи как не допускающей процессуального правопреемства в вещных спорах. При этом определение наличия или отсутствия оснований для процессуального правопреемства является прерогативой суда, уверена она.

В той или иной мере с этой позицией согласились все выступавшие представители. «Безусловно, права заявителей нарушены тем, как был применен Закон в этом конкретном деле. Но я не могу понять, как заявителю поможет признание ст.

44 ГПК не соответствующей Конституции», – заявил Андрей Клишас из Совфеда. По его словам, суд имеет возможность производить процессуальное правопреемство и в случаях перехода права собственности на основании договора дарения.

 

В этом сюжете

Михаил Кротов подтвердил доводы коллег примерами из судебной практики как судов общей юрисдикции, так и арбитражных судов. «За исключением дела заявителя никаких иных решений судов, которые запрещали бы подобное правопреемство, мне не удалось найти. Речь идет о конкретной процессуальной ошибке – суд просто неправильно применил норму», – заявил полномочный представитель президента в КС.

По его словам, формулировка статьи допускает процессуальное правопреемство при переходе права на вещь, однако суды в условиях принципа состязательности и равноправия сторон не осуществляют правопреемства автоматически и безусловно. «У суда есть только обязанность указать на произошедшее изменение и заменить лицо в процессе, если поступит соответствующее ходатайство. А если не поступит – прекратить производство по делу», – пояснил Кротов.

Ошибка суда в вопросе процессуального правопреемства

Я так и не нашел конституционно-правового аспекта в деле заявителей. Дело в том, что отсутствие процессуального правопреемства даже право на судебную защиту затрагивает лишь косвенно.

По сути, это решение нарушает право на принцип процессуальной экономии.

Я не спорю с тем, что здесь есть нарушение права заявителя – но оспаривается чисто отраслевая норма, которая не имеет конституционного аспекта. 

Михаил Кротов

По словам Татьяны Васильевой, представителя генпрокурора в Конституционном суде, ст. 44 ГПК устанавливает открытый перечень лиц, для которых возможно процессуальное правопреемство. В пример она привела решение гражданской коллегии Верховного суда по делу № 36-КГ16-8, в котором процессуальное правопреемство при переходе вещного права признано законным.

В связи с этим норма, по мнению представителя, не нарушает прав заявителя – но этот факт не препятствует дальнейшему совершенствованию законодательства с тем, чтобы такие ситуации больше не возникали.

«Правовые позиции, высказанные Конституционным судом, будут иметь существенное значение для дела заявителей и для других подобных дел в будущем», – подытожила она.

Мария Мельникова из Минюста воспользовалась «принципом процессуальной экономии» времени собравшихся и полностью согласилась с выступавшими до нее представителями в том, что правопреемник в вещном праве может ходатайствовать и о процессуальном правопреемстве. Было бы правильно выяснить истинный конституционно-правовой смысл этой нормы в постановлении Конституционного суда, считает Мельникова.

Решение по этому делу Конституционный суд примет позднее. Обычно это происходит в течение месяца после заседания.

Делу – время, правопреемству – час // Об ответственности доверительного управляющего и несостоявшемся правопреемстве

Ошибка суда в вопросе процессуального правопреемства

                                                             Источник: pantv.livejournal.com

Устанавливает ли процессуальное законодательство предельный срок для проведения процессуального правопреемства на стороне истца или ответчика? Такой вопрос порождает судебная практика применения ст. 48 АПК РФ (аналогично ст. 44 ГПК РФ).

Казалось бы, эти нормы процессуального законодательства говорят нам, что при выбытии одной из сторон из материального правоотношения процессуальное правопреемство возможно на любой стадии процесса.

Но значит ли это, что о процессуальном правопреемстве должно быть заявлено сразу же после перемены лиц в материальном правоотношении? Или участник процесса имеет право на какую-то отсрочку? Установлен ли законодателем временной лимит на заявление о процессуальном правопреемстве?

Так, например, в рамках дела № А40-89753/2014 в обоснование отказа в проведении процессуального правопреемства суд указал на то, что Истец скрыл от суда факт совершения им уступки прав требования к ответчикам, что ни цедент, ни цессионарий длительное время не осуществляли каких-либо процессуальных действий для проведения процессуального правопреемства на стороне взыскателя, а цессионарий не предпринял никаких действий по обжалованию решения о взыскании в пользу цедента, которому материальное право требования уже не принадлежало. Суд на основании ст. 10 ГК РФ счел недобросовестным такое поведение сторон, попытавшихся провести процессуальное правопреемство на стороне взыскателя уже после завершения судебного разбирательства.

Но дает ли сам факт затягивания подачи заявления о процессуальном правопреемстве право суду не учитывать изменение состава участников в материальном правоотношении? Например, если содержание взыскания не поменяется в зависимости от того, кто в процессе выступает в качестве истца/ответчика, то имеет ли значение, кто формально выступает в процессе, если впоследствии проведение процессуального правопреемства не скажется на противоположной стороне спора? Например, должен ли суд апелляционной инстанции (когда решение еще не вступило в законную силу и его исполнение еще не состоялось) отказать в проведении процессуального правопреемства только на том основании, что переход права требования по договору уступки состоялся ещё на стадии рассмотрения дела судом первой инстанции? Кого таким отказом защитит суд и от чего?

  • Для целей ответа на вопрос о том, имеются ли временные ограничения для заявления о процессуальном правопреемстве после состоявшейся перемены лиц в материальном правоотношении, представляется разумным различать два вида ситуаций, когда такая «отсрочка»:
  • 1) влечет причинение вреда другой стороне судебного спора;
  • 2) не влечет причинения вреда иным участником судебного разбирательства.

В первом случае длительная неподача заявления о процессуальном правопреемстве наряду с другими доказательствами может свидетельствовать о злоупотреблении при заключении сделки о перемене лица в правоотношении, о направленности самого материального правопреемства на причинение вреда иным участникам спора, то есть о мнимости сделки по передаче прав/переводу долга (при переводе долга это сложнее, т.к. требуется согласие кредитора), ввиду чего суды отказывают в процессуальном правопреемстве, поскольку оно повлечет причинение вреда третьим лицам. Или же, например, в уже вышеупомянутом деле № А40-89753/2014 основанием к отказу в проведении процессуального правопреемства послужило не только необращение цедента и цессионария в течение длительного времени с заявлением о процессуальном правопреемстве, но и действия, направленные на введение в заблуждение ответчика о статусе кредиторов при рассмотрении дела по существу уже после заключения договора об уступке, о которой ответчики знали, что повлекло за собой правовую неопределенность для ответчиков с точки зрения исполнения судебного акта. Также в указанном деле непроведению процессуального правопреемства способствовал тот факт, что когда ответчики за несколько дней до судебного заседания по рассмотрению вопроса о процессуальном правопреемстве исполнили судебный акт в пользу истца, т.е. цедента, последний не возвратил деньги ответчикам как исполнение, полученное ненадлежащим лицом (конечно, с таким поведением ответчиков также можно не согласиться, учитывая, что они знали о материальном правопреемстве, то есть исполняли ненадлежащему лицу, а исполнение было осуществлено накануне рассмотрения вопроса о правопреемстве, что также представляется недобросовестным).

Во втором случае подобное несвоевременное заявление о процессуальном правопреемстве может являться простой небрежностью, неумышленным поведением участника процесса (цессионарий положился на цедента, а тот забыл о правопреемстве или новый представитель/сотрудник цедента не знал об уступке).

Либо речь может идти о ситуации, когда участники правоотношений по переходу прав/обязанностей договорились, что в данный момент выступать в процессе удобнее бывшему участнику материальных правоотношений в связи с большей осведомленностью о судебном деле и в целях процессуальной экономии.

Читайте также:  Что делать?правда ли могут или просто запугивают?

Например, в постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.07.

2019 № 09АП-33253/2019 по делу № А40-7930/2015 суд провел процессуальное правопреемство, заявленное с годичным опозданием, указав что: «Доводы апеллянта о том, что заявление о правопреемстве подано через 1 год после заключения договора цессии, не свидетельствуют о мнимости сделки и злоупотреблении сторонами правом при ее заключении».

Что такое процессуальное правопреемство и когда оно применяется — 44 ГПК РФ ?! – Правовед Плюс

Ошибка суда в вопросе процессуального правопреемства

29.07.2021

В соответствии с установленными законодательными нормами Российской Федерации процессуальное правопреемство – это особая Процедура, при которой может быть проведена замена участников в суде. Делается это на всех стадиях судебного производства вплоть до вынесения решения судьей. Регламентируется процессуальное правопреемство гражданским, арбитражным, административным законодательством.

Какие могут быть законные основания для применения в судебном процессе процессуального правопреемства ?!

  • Когда происходит процесс слияния юридических лиц. Такая процедура подразумевает то, что проводится переход обязанностей и прав

предыдущих учредителей к новой компании, образованной в процессе слияния;

  • Смерть гражданина и необходимость ведения дела от имени наследодателя умершего лица;
  • Проведение процедуры реорганизации юридического лица или присоединения, когда права и обязанности компании присоединяются к прошлой организации;
  • Прекращение функционирования юридического лица по причине ликвидации компании;
  • Уступка права требования;
  • Производство перевода долга и иные виды ситуаций, когда требуется перемена обязательств.

Какой пример можно привести ?!

Например, истец по гражданскому делу – это физическое лицо. На основании поданного искового заявления он просит о взыскании денег по договору займа.

В ходе судебного процесса истец погибает и тогда на основании правопреемства вместо него участие принимать могут Наследники. Суд на основании вынесенного постановления проведет замену выбывшей стороны по закону.

Это актуально, когда имеются судебные тяжбы, связанные, к примеру, с взысканием имущественных обязательств или установлением прав на объекты движимого либо недвижимого имущества.

Когда не допускается по закону процессуальное правопреемство ?!

Бывают ситуации, когда правопреемство не применяется. Если дело касается гражданского судебного производства, то это иски следующего характера:

  • Иски о расторжении брачных отношений;
  • Гражданские дела о восстановлении в работе;
  • Иски о взыскании алиментных платежей о содержании ребенка, супруги, нетрудоспособных родителей.

После смерти гражданина, выступающего стороной по делу спорное правоотношение прекращается на основании вынесенного постановления судебного органа

Важно отметить то, что судьей должно быть осуществлено приостановление производства по делу до определения правопреемника на основании вынесения такого документа, как постановление.

Если вопрос о правопреемстве возник на стадии ведения обжалования, то тогда судья вернет дело в Суд первой инстанции, где надо будет совершить описанные выше процессуальные действия. Правопреемник в свою очередь должен совершать установленные процессуальные действия.

Сам по себе правопреемник может отказаться в замене и этот факт оформляется при помощи определения судебного органа. На это определение другими сторонами по делу может быть подана жалоба.

Какими правами обладает правопреемник ?!

В первую очередь правопреемник может обладать правом на обращение с заявлением о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам, если таковые были известны ему на тот момент.

Статья 44 Гражданско-процессуального кодекса говорит о том, что правопреемство допустимо на любой стадии гражданского процесса.

И новые правопреемники имеют право заявить о пересмотре дела в том числе и в свою пользу при необходимости.

Когда может быть принято отрицательное решение о правопреемстве ?!

Знать надо и о том, что в определенных случаях бывает и так, что выносится отрицательное решение о правопреемстве. Это происходит на основании следующих факторов:

  • Обращение было подано в не уполномоченный судебный орган. Например, дело рассматривается в мировом суде, а обращение подается в районный суд;
  • Основание для правопреемства носит незаконный характер. В качестве примера привести можно ситуацию, когда заявитель хочет осуществить это, когда дело касается взыскания денег по алиментам;
  • Нет подтвержденных оснований для правопреемства.

Кстати, важно добавить и то, что правопреемство может быть не только на стадии рассмотрения дела, но и в ходе исполнительного производства, когда уже вынесено решение по делу

Тут уже решение о правопреемстве определяется судебным приставом, который ведет исполнительное производство. На основании судебного решения надо подготовить в адрес пристава заявление, в производстве которого находится исполнительное дело.

В заявление обозначается просьба о замене стороны по законным обстоятельствам. После того, как правопреемник был определен или при получении отказа в замене преемника стороны по делу обладают правом на подачу жалобы.

И жалоба эта подается на судебный акт, которым была произведена замена.

Нужны Услуги юриста или адвоката по представительству в судах общей юрисдикции в Москве, Московской области или РФ ?! она тут.

Кс разобрался с процессуальным правопреемством

Ошибка суда в вопросе процессуального правопреемстваКонституционный суд РФ 16 ноября огласил постановление по делу о проверке ч. 1 ст. 44 Гражданского процессуального кодекса РФ о процессуальном правопреемстве (репортаж с заседания КС читайте на Legal.Report здесь).
 

Поводом для рассмотрения дела стала жалоба дачников из Ленинградской области, отца и сына Болчинских. Отец вел судебную тяжбу с соседом по поводу границ земельного участка. После того как он при ухудшении здоровья подарил землю сыну, суд отказал им в удовлетворении ходатайства о замене истца в порядке процессуального правопреемства. Болчинским объяснили, что сын не лишен возможности подать аналогичный иск самостоятельно. Иск же отца был оставлен без удовлетворения, поскольку вопрос о нарушении соседом прав Болчинского-старшего уже не стоял.

По итогам рассмотрения дела КС указал, что участнику спорных правоотношений не может быть отказано в правопреемстве лишь в силу того, что ему доступны иные варианты защиты своих прав.

В качестве общего правила, определяющего возможность осуществления процессуального правопреемства, законодатель закрепил изменение состава спорного правоотношения – выбытие одной из его сторон.

При этом в оспариваемой норме приведен перечень оснований процессуального правопреемства, который был воспринят правоприменительной практикой как ограничительный, что подтверждается судебными постановлениями, вынесенными в отношении заявителей.

Вместе с тем само по себе правопреемство, возникающее при переходе прав и обязанностей от одного лица к другому, не порождает автоматически и процессуальное правопреемство. Данный вопрос решается судом в ходе изучения обстоятельств дела и оценки доказательств, подтверждающих наличие оснований для правопреемства.

Оспариваемая норма не запрещает замену стороны правопреемником в ходе судебного процесса в случае отчуждения имущества, иск о защите от нарушений права собственности на которое находится на рассмотрении суда.

Подобный подход позволяет предотвратить утрату доказательств и необходимость собирать их заново, исключить неоправданное несение судебных расходов ради повторного достижения уже достигнутых результатов, а также защитить права сторон. В таком понимании норма соответствует Конституции РФ.

Однако федеральный законодатель вправе совершенствовать регулирование оснований и порядок гражданского процессуального правопреемства. Как постановил КС, дела заявителей подлежат пересмотру.

Верховный Суд разъяснил вопросы правопреемства после смерти

8 июля 2021 в 23:31

Ошибка суда в вопросе процессуального правопреемства

Продажа жилого помещения – сложный процесс, сопровождаемый кучей бумаг, требующий посещения ряда инстанций и связанный с определёнными рисками.

Фабула дела

В 2015 году Галина Николаевна (имена изменены, прим.ред.) решила земельный участок с имеющимися на нём постройками, в том числе жилым домом. Покупателем  стала Зинаида Геннадьевна. Женщины заключили Договор купли-продажи и, казалось, на этом всё закончилось. Через месяц покупательница продала половину участка и дома  в праве общей долевой собственности своей дочери и двум внукам.

Но меньше чем через год Галина Николаевна обратилась в районный суд с иском к новым владельцам дома о расторжении договора купли-продажи. Она заявила, что сделка была совершена под влиянием заблуждения с её стороны и обмана со стороны покупателя.

В качестве доказательств была представлены результаты психолого-психиатрической экспертизы, согласно которым в момент совершения сделки женщина не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Через год производство по делу было прекращено в связи со смертью Галины Николаевны.

Возвращение наследницы

Спустя время в суд с заявлением о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам обращается наследница умершей – её племянница Дарья Андреевна, принявшая Наследство тёти. Факт вступления в наследство, считает Дарья Андреевна, является вновь открывшимся, т.к. она является правопреемником Галины Николаевны, а обжалуемое определение затрагивает её законные права и интересы.

Районный суд отказал Дарье Андреевне в принятии заявления, исходя из того, что женщина не является стороной по рассматриваемому гражданскому делу. Определение оставлено без изменений апелляционной и кассационной инстанциями.

Апелляция добавила, что сами по себе приведённые в заявлении доводы о том, что принятое определение затрагивает законные права Дарьи Андреевны как наследника, не являются безусловным основанием для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам.

Позиция Верховного Суда

Верховный Суд уточнил, что спорные правоотношения допускают процессуальную замену истца, поскольку исковые требования носят имущественный характер и не связаны исключительно с личностью истца.

В связи с этим в соответствии со статьёй 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьёй 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Дарья Андреевна является правопреемником Галины Николаевны в рамках настоящего гражданского дела.

Она также обладает правом на подачу заявления о пересмотре определения о прекращении производства по делу по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку является правопреемником истца, и указанный судебный акт затрагивает её права и законные интересы.

При этом данное Определение суда препятствует дальнейшему рассмотрению иска о признании заключённых между сторонами договоров купли-продажи недействительными, в случае удовлетворения которого спорная Недвижимость войдёт в состав наследства. Из этого следует вывод, что отказ в принятии заявления Дарьи Андреевны нельзя признать законным.

  • Заявление направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
  • Читайте далее:
  • КС: замена казни на пожизненный срок не является ужесточением наказания
  • Клевета будет блокироваться во внесудебном порядке
  • КС РФ рассказал о праве представителей коренных народов на охоту
  • Наследственная трансмиссия – переход права на принятие наследства
Читайте также:  Кредитная карта: у меня есть кредиттная карта сбербанка россии на ней баланс минус

Процессуальное правопреемство по инициативе суда

Подборка наиболее важных документов по запросу Процессуальное правопреемство по инициативе суда (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Процессуальное правопреемство по инициативе суда

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Процессуальное правопреемство по инициативе суда

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:«Особенности арбитражного производства: учебно-практическое пособие»(под ред. И.В. Решетниковой)

(«Юстиция», 2019)

В судебной практике возник вопрос о необходимости одновременно с отменой решения, для которого имеются основания для пересмотра по новым либо вновь открывшимся обстоятельствам, также отменять определение о распределении судебных расходов, вынесенное по ст.

112 АПК РФ, а также определение о процессуальном правопреемстве, вынесенное на основании договоров уступки права требования основного долга и судебных расходов либо только судебных расходов. В главе 37 АПК не содержится запрета на рассмотрение арбитражным судом заявления о пересмотре по новым либо вновь открывшимся обстоятельствам нескольких судебных актов, принятых по одному делу.

При этом в силу ст. 309 АПК каждый судебный акт может быть пересмотрен лишь при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 311 АПК РФ. Из положений главы 37 АПК РФ следует, что производство по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам осуществляется на основании заявления.

Следовательно, у арбитражного суда отсутствуют полномочия на отмену судебного акта и его пересмотр по собственной инициативе при отсутствии соответствующего заявления. Определение о распределении судебных расходов, определение о процессуальном правопреемстве может быть пересмотрено по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

В силу того что определение о распределении судебных расходов принимается на основании решения, такое определение подлежит пересмотру по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, в случае отмены решения. Отмена решения не влечет пересмотра определения о процессуальном правопреемстве на основании п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК.

Замена лица, участвующего в деле, лицом, которому перешло только право возмещения судебных издержек, возможна после присуждения судебных издержек в пользу правопредшественника .

С учетом того что определение о распределении судебных расходов принимается на основании решения, определение о процессуальном правопреемстве лица, которому перешло право возмещения судебных издержек, может быть пересмотрено со ссылкой на п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК в случае пересмотра по новым и вновь открывшимся обстоятельствам решения, а также пересмотра определения о распределении судебных расходов .

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Основание и порядок замены истца его правопреемником в гражданском и арбитражном процессе(Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2022)Из Постановления Конституционного Суда РФ от 16.11.2018 N 43-П усматривается возможность применения и материально-правовой и смешанной модели. В нем отмечено следующее. «Природой субъективных прав, подлежащих судебной защите, обусловлено диспозитивное начало гражданского судопроизводства… при этом применительно к гражданскому судопроизводству принцип диспозитивности означает, что процессуальные отношения возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорного материального правоотношения, которые имеют возможность с помощью суда распоряжаться своими процессуальными правами, а также спорным материальным правом… суд является основным и решающим субъектом гражданских процессуальных отношений, которые не могут возникать и развиваться без санкционирования им распорядительных действий участвующих в деле лиц… суд… совершает процессуальные действия, направленные на создание условий, необходимых для соблюдения баланса их процессуальных прав и обязанностей… правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства, и, соответственно, судопроизводство продолжается с той стадии, на которой произошла замена стороны ее правопреемником… При этом правопреемник, который может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или вступить в дело по собственной инициативе, должен сослаться на доказательства, обосновывающие его правопреемство…». Данный текст позволяет предполагать, что волеизъявление правопреемника не всегда является необходимым.

Нормативные акты: Процессуальное правопреемство по инициативе суда

Постановление Конституционного Суда РФ от 16.11.2018 N 43-П»По делу о проверке конституционности части первой статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.Б. Болчинского и Б.А. Болчинского»5.1. В силу части первой статьи 44 ГПК Российской Федерации правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства и, соответственно, судопроизводство продолжается с той стадии, на которой произошла замена стороны ее правопреемником, — все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс, согласно части второй той же статьи обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил. При этом правопреемник, который может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или вступить в дело по собственной инициативе, должен сослаться на доказательства, обосновывающие его правопреемство.

Вс определил, что процессуальное правопреемство не исключает взаимозачета требований

Верховный Суд вынес Определение № 71-КГ17-23, в котором указал, что процессуальное правопреемство при взаимовыданных исполнительных листах не исключает зачета требований. 

12 октября 2016 г. судом был выдан Исполнительный лист Н. о взыскании с Б. денежных средств на сумму 130 тыс. руб., а Б. – исполнительный лист о взыскании с Н. денежных средств в размере 1 млн руб.

14 ноября 2016 г. Б. и Г. заключили договор уступки права требования, согласно которому последняя получала права требования, установленные решением суда от 12 октября

2016 г. Договор предусматривал, что права требования переходят к цессионарию в объеме, существовавшем на дату заключения договора цессии, включая право требования возврата основного долга, уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами, расходов на оплату услуг представителя и расходов на оплату государственной пошлины.

Суд первой инстанции удовлетворил заявление о замене стороны в порядке процессуального правопреемства. Он исходил из того, что право на замену стороны в исполнительном производстве на правопреемника предусмотрено законом и может быть реализовано при отсутствии законодательных или договорных ограничений.

Однако суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что определением нижестоящего суда нарушено право Н. на проведение зачета встречных однородных требований в рамках исполнительного производства и на уменьшение размера ее долга, подлежащего выплате в пользу Б. Кроме того, судебная коллегия указала, что поскольку Б.

является не только взыскателем Н., но и ее должником, то уступка Б. права требования к Н. в пользу третьего лица без одновременного погашения имеющегося долга перед Н.

свидетельствует о недобросовестности данных действий и очевидно нарушает права последней на исполнение судебного решения путем частичного зачета встречных однородных требований.

Не согласившись с выводами суда, Г. обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пояснила, что на основании п. 1 ч.

2 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-Исполнитель производит замену стороны исполнительного производства, в том числе на основании правоустанавливающих документов, подтверждающих выбытие стороны исполнительного производства. Раз 12 октября 2016 г.

судом установлено, что Б. выдан исполнительный лист о взыскании с Н. 1 млн руб., то замена взыскателя в исполнительном производстве не влияет на возможность взыскания Н. с Б.

денежных средств в рамках другого исполнительного производства, а неисполнение последним вступившего в законную силу решения суда в части выплаты Н. денежных средств само по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве. 

Верховный Суд указал, что суд апелляционной инстанции также не учел, что возможность зачета при уступке требования предусмотрена положениями ст. 412 ГК РФ, в соответствии с которыми в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. 

Суд сослался на ст. 410 ГК РФ, согласно которой обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо не указан или определен моментом востребования.

В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

ВС указал, что по смыслу приведенного положения закона зачет возможен только при наличии соответствующего заявления одной из сторон, между тем при рассмотрении настоящего дела суд не проверил, имеется ли такое заявление.

Таким образом, Верховный Суд определил отменить решение апелляционной инстанции и направить дело на новое рассмотрение.

Комментируя «АГ» определение ВС, адвокат Ингодинского филиала КА Забайкальского края Виталий Воложанин, говоря о значимости определения, отметил, что Верховный Суд как высшая судебная инстанция не допустил нарушения норм действующего законодательства и устранил судебную ошибку суда апелляционной инстанции. «Главное, что восстановлены нарушенные права участников гражданского судопроизводства, решение признано незаконным и направлено на новое рассмотрение», – пояснил он. 

Эксперт отметил, что данное определение имеет практическое значение, так как в нем разъясняется порядок соблюдения норм права в части разрешения требований о процессуальном правопреемстве, касающихся уступки требования (цессии), а также применения положений ст. 412 ГК РФ в части возможности зачета при уступке требования.

Адвокат АБ КИАП Дмитрий Калиниченко также назвал решение Суда достаточно ценным в практическом смысле. «Как известно, процессуальное правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства, в том числе на стадии исполнительного производства. При этом действующее законодательство (ст.

388 ГК РФ) предусматривает закрытый перечень оснований, когда уступка требований по обязательству не допускается.

Читайте также:  Имеет ли право ук требовать ксерокопии документов при заключении договора на обслуживание?

Из положений Гражданского кодекса следует, что возможность уступки требования не ставится в зависимость от того, является ли уступаемое требование бесспорным, обусловлена ли возможность его реализации встречным исполнением цедентом своих обязательств перед должником», – пояснил эксперт.

Дмитрий Калиниченко считает, что ВС РФ сделал два важных вывода, указывающих, что неисполнение должником до уступки права требования вступившего в законную силу решения суда в части выплаты взыскателю денежных средств само по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве, а также что в случае уступки права требования должник может зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. «Таким образом, – отмечает эксперт, – можно сделать вывод, что уступка прав требования может быть осуществлена на любой стадии гражданского судопроизводства вне зависимости от процесса реализации права взыскателя на зачет встречных однородных требований».

Адвокат АП Хабаровского края Алексей Гордейчик сообщил, что суд апелляционной инстанции, разрешая подобный «неординарный» случай, который, собственно, не должен был возникнуть на практике, исходя из очевидной необходимости производства зачета встречных требований, еще при вынесении решения по делу применил традиционную для правосознания отечественного правоприменителя конструкцию – ст. 10, 168 ГК РФ. «Именно через ссылки на эти положения закона рассматриваются споры, в которых Потерпевший сталкивается с явным злоупотреблением процессуальным правом со стороны оппонента, в том числе в вопросах, связанных с выводом прав требования через соглашения цессии», – указал адвокат.

Он добавил, что в этой связи позиция апелляции с точки зрения процессуального законодательства более понятна, чем доводы кассации. «Ссылка Верховного Суда на положения ст.

412 ГК РФ о праве должника зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору противоречит принципу общеобязательности судебных актов, правовой природе процессуального правопреемства и традиционной судебной практике.

В соответствии с ней после предъявления иска к лицу, имеющему право заявить о зачете, такое лицо может реализовать это право только посредством встречного иска, что предполагает утрату права на прекращение обязательств путем одностороннего внесудебного заявления о зачете», – пояснил Алексей Гордейчик.

Адвокат посчитал, что, поскольку в данном случае зачет по результатам рассмотрения дела произведен не был, сомнительно, что право на него могло вновь возникнуть при последующем выбытии одной из сторон материальных отношений.

«Само по себе анализируемое определение принято в развитие правовой позиции, изложенной в известном и чрезвычайно спорном с точки зрения содержания мотивировочной части Определении ВС РФ от 15 июня 2015 г.

№ 307-ЭС15-1559, принятом несколько по иному корпусу юридических фактов, явно свидетельствовавших, в отличие от данного казуса, в пользу вывода о шикане», – указал эксперт. 

Алексей Гордейчик высказал сожаление о том, что высшая инстанция в обоих случаях не задалась вопросом, почему судебный акт о взыскании денежных средств, предполагающий в своей материальной основе в качестве способа прекращения обязательств надлежащее исполнение, может быть односторонне изменен стороной спора на прекращение обязательств зачетом вне соответствующего судебного контроля, которому в процессуальном законе соответствуют положения ст. 203 ГПК РФ об изменении способа исполнения решения суда.

Вс ответил, возможно ли частичное правопреемство

В мае 2011 года банк «Евротраст» выдал Андрею Яшкину* Кредит в размере 800 000 руб. на 10 лет под 18% годовых под поручительства Ольги Калининой и Ивана Ямова и Залог квартиры.

В марте 2014 года «Евротраст» признали банкротом, в отношении него открыли конкурсное производство (дело № А40-22001/2014). А затем с Яшкина, Калининой и Ямова взыскали 782 785 руб.

долга по кредиту, а также обратили взыскание на квартиру.

В ходе исполнительного производства Ямов погасил практически весь долг – 766 833 руб. – и обратился в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве в части требований «Евротраста» к должникам. Йошкар-Олинский городской суд Республики Марий Эл заявление удовлетворил и заменил взыскателя с банка на Ямова в части взыскания погашенной им задолженности.

Верховный суд Республики Марий Эл определение первой инстанции отменил и в процессуальном правопреемстве Ямову отказал. Оно возможно, только если одна из сторон выбыла из правоотношений, а «Евротраст» не выбывал, подчеркнула апелляция.

Суд отметил, что должник, который частично исполнил обязательство, не имеет права на удовлетворение своего требования, пока кредитор по основному обязательству не получил все, что ему причитается.

 Шестой кассационный СОЮ выводы апелляции поддержал.

Дело № 2-1227/2015 дошло до гражданской коллегии Верховного суда. Тройка судей под председательством Вячеслава Горшкова указала, что «к поручителю, исполнившему обязательство, права кредитора по этому обязательству переходят на основании закона, имеется возможность перехода права требования в части, а именно в объёме исполненного поручителем обязательства».

Таким образом, первоначальный взыскатель может выбыть из правоотношения частично, частично может произойти процессуальное правопреемство. С такими указаниями гражданская коллегия направила дело на новое рассмотрение в Верховный суд Республики Марий Эл (Определение ВС от 29 мая 2020 года № 12-КГ20-1-К6).

Неоднозначная судебная практика

Верховный суд не раз указывал на возможность частичного процессуального правопреемства. Его позиция по этому вопросу закреплена в Постановлении Пленума ВС от 21 декабря 2017 года № 54. Оно предусматривает возможность частичного процессуального правопреемства как в ходе рассмотрения спора в суде (п. 33), так и при исполнении судебного акта (п. 35).

Этот же вывод Верховный суд подтвердил в 2018 году в деле № 2-72/2015. Тогда по иску Россельхозбанка с пяти ответчиков солидарно взыскали 6,17 млн руб. задолженности по кредитному договору. Гарантийный фонд Воронежской области, будучи поручителем по этому договору, выплатил 2,2 млн руб.

кредитной организации и попросил произвести частичную процессуальную замену в стадии исполнения решения.

Первая инстанция и апелляция сочли, что поручитель не может осуществить перешедшее к нему право во вред кредитору, который получил лишь частичное исполнение, поэтому заявление фонда отклонили.

Гражданская коллегия ВС отправила дело на пересмотр в апелляцию и указала, что «выбытие первоначального взыскателя из правоотношения при частичной процессуальной замене в той части, в которой требование уступлено новому взыскателю, не запрещено законом» (Определение ВС от 03.04.2018 № 14-КГ18-4).

Практика же нижестоящих судов по этому вопросу не столь однозначна. Например, в апреле 2019 года Мосгорсуд отказал в частичном правопреемстве Гарантийному фонду Волгоградской области (дело № 33-16851/2019).

Фонд, будучи поручителем по кредитному договору, погасил 1,2 млн руб. задолженности из 3,1 млн руб.

«Ни нормы ГПК, ни нормы ФЗ «Об исполнительном производстве» частичного правопреемства в исполнительном производстве не допускают», – отметил Мосгорсуд и отклонил апелляционную жалобу.

Частичное погашение: правопреемник или соистец

Как отмечает Арам Григорян из  , при ответе на вопрос о возможном процессуальном поведении такого кредитора нужно различать два возможных варианта частичного погашения задолженности:

  • третье лицо частично погасило задолженность в ходе неоконченного производства в суде первой инстанции. В таком случае истец может уменьшить размер исковых требований на сумму частично погашенного, а исполнивший может выступить соистцом по иску или же предъявить иск в отдельном процессе, поскольку первоначальный кредитор больше не претендует на выплаченную часть. Использовать же механизм процессуального правопреемства следует, когда истец не заявил об уменьшении исковых требований и в то же время больше не является надлежащим кредитором в части исполненного;
  • третье лицо частично погасило задолженность в процессе исполнительного производства – это как раз та ситуация, которая сложилась в деле «Евротраста».

Пробел в законе или проблемы толкования?

«Нельзя сказать, что общие формулировки статей ГПК и АПК, регулирующие процессуальное правопреемство, идеальны и не вызывают вопросов у судей. Вместе с тем при надлежащем толковании этих норм вопросы должны отпадать», – считает советник  Илья Котляров.

Закон прямо разрешает материальное правопреемство, которое является основой процессуального правопреемства, в отношении части требований, поясняет он.

«Если поручитель частично исполнил обязательство, то процессуальная замена дает ему возможность оперативно взыскать часть долга, – поясняет Ирина Карнаух, член Хельсинского международного коммерческого арбитража, адвокат. – А иначе должник получит необоснованную отсрочку платежа новому кредитору».

Также, продолжает Котляров, при процессуальной замене цедента цессионарием в части заявленных требований оба лица, являясь истцами, выступают в процессе самостоятельно и независимо друг от друга. Это разрешает все вопросы их участия в процессе, подчеркивает Юрист.

Процессуальное правопреемство должно быть возможно как при выбытии стороны по всем заявленным требованиям, так и в части. А понятие «правоотношение» можно толковать узко и ограничивать его объемом перешедших прав.

Илья Котляров, советник «Ковалев, Тугуши и партнеры»

При этом сама по себе частичная процессуальная замена кредитора не нарушает прав и законных интересов других лиц, говорит Виктория Большагина из  . Довод о том, что поручитель, частично исполнивший обязательство должника, не вправе осуществлять свои права во вред кредитору, не является самостоятельным основанием для отказа в процессуальном правопреемстве, поясняет она.

Чтобы такой отказ был правомерен, необходимы дополнительные основания. Из практики некоторых судов следует, что это нарушение принципа добросовестности, отсутствие встречного исполнения по договору цессии или неоплата приобретаемого права, отмечает Михаил Степкин из  .

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector