Если фирма снята с учета а договора подписывают как привлечь по 159 ук рф

Если фирма снята с учета а договора подписывают как привлечь по 159 ук рф Если фирма снята с учета а договора подписывают как привлечь по 159 ук рф

  • Екатерина Авдеева
  • Руководитель экспертного центра «Деловой России» по уголовно-правовой политике и экспертизе законопроектов
  • специально для ГАРАНТ.РУ

Выступая на расширенном заседании коллегии Генпрокуратуры РФ, Владимир Путин среди важнейших задач назвал более эффективную защиту прав предпринимателей, содействие улучшению делового климата. Говоря о защите прав предпринимателей следует иметь ввиду, что предприниматели могут как пострадать от противоправных действий других предпринимателей, так и от действий представителей государственных органов. Пострадав от противоправных действий, предпринимателям важно получить надлежащую защиту от правоохранительных органов, но при этом важно не допускать необоснованного привлечения предпринимателей к уголовной ответственности. 

Мошенничество – понятие, которое достаточно сильно укоренилось в бизнес-среде.

С одной стороны, действительно нередки случаи, когда лица, которые имитируют предпринимательскую деятельность, совершают мошеннические действия, которые наносят очень серьезный ущерб бизнесу, а с другой, предприниматели, которые не справились со своими обязательствами могут быть обвиненными в мошеннических действиях, при этом нередко не проводится надлежащая доследственная проверка или следствие не считает необходимым доказывать все элементы состава преступления. 

Поэтому мошенничество стало самым «популярным» преступлением, которое наиболее часто вменяют предпринимателям.

Появление все новых форм общественно опасных посягательств на интересы предпринимательской деятельности нередко именно в форме мошенничества одновременно с необходимостью разделять общеуголовное мошенничество, состав которого почти всегда очевиден, и мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, которое нередко погранично с гражданско-правовыми спорами, привело к необходимости принятия Федерального закона от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», дополнившего кодекс ст. 159.4. Попытка выделить мошенничество в сфере предпринимательской деятельности не увенчалось успехом, так как Постановлением Конституционного Суда РФ от 11 декабря 2014 г. № 32-П » По делу о проверке конституционности положений ст. 159.4 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа» данная статья была признана противоречащей ст. 19 (ч. 1), ст. 46 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции РФ. Затем Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» ст. 159 Уголовного кодекса была дополнена ч. 5, ч. 6 и ч. 7, где теперь и предусматривается ответственность за мошенничество, сопряженное с умышленным неисполнением договорных обязательств. 

Таким образом, наряду со специальными статьями мошеннических действий, разделенных по объекту преступного посягательства, предусмотренных ст. 159.1-159.3, ст. 159.4-159.6 УК РФ появились ч. 5-7 ст. 159 УК РФ, которые являются специальными по отношению к общему составу, предусмотренному ч. 1-4 ст. 159 УК РФ. При этом санкции ч. 3 и ч.

4, предусматривающие ответственность за мошенничество в крупном и особо крупном размере идентичны санкциям ч. 6 и ч. 7. Выделение ч. 5-7 ст. 159 УК РФ сопряжено не только с иным порогом крупности, который в случае неисполнения договорных обязательств выше, но и отдельных гарантий для субъектов по ч. 5-7 ст.

159 УК РФ, которыми, согласно логике законодателя, являются предприниматели. Законодатель ч. 5-7 ст.

159 УК РФ традиционно считает предпринимательскими без необходимости отдельно устанавливать совершено ли деяние в сфере предпринимательской деятельности, что предполагает строгий регламент к производству следственных действий, не допускающих бесконечно долгое хранение изъятого в ходе следственных действий без процессуального статуса, избрание меры пресечения в виде заключения под стражу и др.

В случае, если речь идет о мошеннических действиях, сопряженных с умышленным неисполнением договорных обязательств и содеянное квалифицируется по ч. 5-7 ст. 159 УК РФ, может быть освобожден от уголовной ответственности на основании ст. 76.

1 УК РФ, а также может иметь место прекращение в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого, уголовного дела на основании ст. 28.1 УПК РФ в случае возмещения ущерба и уплаты денежного возмещения в бюджет в размере двукратной суммы причиненного ущерба.

Такой возможности нет в случае квалификации содеянного по общеуголовным ч. 1-4 ст. 159 УК РФ даже в случае, если и признано совершение преступления в сфере предпринимательской деятельности.

Именно поэтому такую обеспокоенность вызывает нежелание следствия надлежащим образом квалифицировать содеянное и игнорировать наличие гражданско-правовых отношений или деяний, предусмотренных специальными частями ст. 159 УК РФ.

Предприниматели нередко находятся в так называемой «пограничной зоне», когда следует говорить о том, что их действия могут оцениваться и как гражданско-правовой спор, и как уголовно-наказуемое деяние.

Для оценки правовых рисков предприниматель должен знать в каких случаях возможно вменение мошеннических действий, какие сферы деятельности представляют наибольший риск последующего привлечения к уголовной ответственности, в каких случаях содеянное будет квалифицировано по ч.

1-4 ст. 159 УК РФ, а когда содеянное не будет признаваться совершенным в сфере предпринимательской деятельности.

Следует адекватно оценивать ситуацию и правовые риски, в том числе уголовно-правовые риски, особенно тогда, когда отсутствует возможность исполнения обязательств в установленный срок или деятельность ведется в наиболее рискованных сферах. 

Когда мы говорим о вменении мошеннических действий предпринимателю при ведении хозяйственной деятельности, то одной из наиболее рискованных деятельностей оказывается исполнение госконтракта.

В этом случае речь идет о хищении бюджетных денежных средств, а потому возбуждение уголовного дела происходит быстро, иногда это сопряжено с отсутствием надлежащей доследственной проверки, а также совершенно не бесспорными основаниями для возбуждения.

С учетом того, что госконтракт предполагает оплату бюджетных денежных средств, возбуждение уголовного дела может иметь место даже при отсутствии заявления со стороны заказчика, а, например, на основании рапорта об обнаружении признаков преступления.

Так, с одной стороны, действительно важна защита бюджетных денежных средств, так как именно за их счет производятся все социально значимые выплаты.

Но с другой стороны, ярко выраженный обвинительный уклон при малейшем подозрении в случае, когда речь идет о бюджетных денежных средствах, противоречит Конституции РФ, которая устанавливает равную защиту всех форм собственности, а также нередко приводит к формальному подходу. Формальный подход приводит к вменению мошеннические действий без учета того, что мошенничество по своей сути представляет собой хищение, то есть совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием. 

Практика применения ст.159 УК РФ в отношении предпринимателей в 2021 году

17 ноября 2021

Если фирма снята с учета а договора подписывают как привлечь по 159 ук рф

Мошенничество продолжает оставаться «любимой» статьей правоохранителей, поскольку ее формулировка позволяет объявить преступлением фактически любую сделку и даже банальное неисполнение условий контракта. В первом полугодии 2021 года, по данным Генпрокуратуры, было зарегистрировано 194,8 тысяч случаев мошенничества: прирост, по сравнению с аналогичным периодом 2020 года, составил 6 тысяч.

Давление на предпринимателей с каждый годом возрастает. Об этом свидетельствуют, в частности, участившиеся случаи обращения бизнесменов к уполномоченному по защите прав предпринимателей с жалобами на незаконное уголовное преследование.

Например, если в 2015 году таких обращений было чуть менее 2 000, то в 2020 году уже более 10 000. Причем более половины предпринимателей, обратившихся в связи с уголовным преследованием, привлекались к ответственности именно за мошенничество.

Такая информация содержится в докладе бизнес-омбудсмена Бориса Титова.

В большинстве случаев причиной возбуждения уголовных дел явились конфликты с другими предпринимателями, а также личные интересы сотрудников правоохранительных органов.

Рассмотрим несколько интересных уголовных дел, имевших широкий общественный резонанс в 2021 году.

В октябре текущего года в Саратовском областном суде рассматривалось апелляционное представление прокуратуры на оправдательный приговор, вынесенный в отношении экс-депутата областной думы и директора АО «Автокомбинат-2» Андрея Беликова. Он обвинялся в мошенничестве в особо крупном размере и коммерческом подкупе (ч.4 ст.159 УК РФ, ч.8 ст.204 УК РФ).

По версии следствия, в период с 2014 по 2018 годы Беликов обманным путем получил 7 млн рублей в счет возмещения затрат на перевозку льготных пассажиров. Также следствие считало, что обвиняемый за 5 млн рублей незаконно предоставил доступ нескольким индивидуальным предпринимателям к осуществлению пассажирских перевозок.

Суд первой инстанции счел, что инкриминируемые Беликову деяния носят гражданско-правовой характер, соответственно потерпевшая сторона должна была разрешать конфликт в порядке арбитражного судопроизводства. Областной суд согласился с этими доводами, оставив в силе оправдательный приговор с правом на реабилитацию.

И еще один пример вынесения оправдательного приговора.

В 2017 году в отношении Павла Чернявского – управляющего сибирским филиалом банка «Пушкино» — было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества и легализации денежных средств, добытых преступным путем.

По версии следствия, Чернявский, являвшийся руководителем компании «ИнвестСтрой», помог юридическому лицу получить кредит в банке «Пушкино» для строительства многоэтажного здания.

Однако кредитные средства в размере 252 миллиона рублей были потрачены на иные цели.

Ввиду того, что заявитель, на показаниях которого и строилось все обвинение, отказался от первоначальных показаниях, обличающих подсудимого, Железнодорожный районный суд Новосибирска вынес оправдательный приговор с правом на реабилитацию. Тем не менее, Павел Чернявский провел под стражей около 3 лет.

Конечно, рассмотренные выше два дела с оправдательными приговорами – это, скорее, исключение, чем правило. В большинстве случаев суды встают на сторону обвинения и выносят обвинительные приговоры.

В августе текущего года Муромский городской суд вынес обвинительный приговор в отношении предпринимателя, обвиняемого в мошенничестве. Согласно материалам дела, бизнесмен попросил своих сотрудников оформить кредиты и передать деньги ему якобы для пополнения оборотных средств. Всего работники оформили кредитов на сумму более 6 млн рублей.

Первое время бизнесмен вносил платежи по кредитам, затем из-за финансового кризиса перестал это делать. Суд признал мужчину виновным в мошенничестве и приговорил его к 5 годам колонии общего режима. Кроме того, предприниматель должен возместить потерпевшим причиненный ущерб.

Весьма показательным примером привлечения предпринимателя к уголовной ответственности по ст. 159 УК РФ за нарушение условий сделки является уголовное дело в отношении известного застройщика г. Сочи Шапранова В.И.

В Адлерском районном суде г. Сочи второй год слушается уголовное дело в отношении директора ООО «ЮСИК», который по договорам между организацией и потерпевшими получил от последних денежные средства.

Организация исполнила свои обязательства перед дольщиками, построила жилой дом, за потерпевшими зарегистрировано право собственности на жилые помещения. Однако по формальным причинам застройщик не смог своевременно подключить дом к коммуникациям, что привело к возбуждению в отношении него уголовного дела по ст.

159 УК РФ. Вызывает удивление позиция потерпевших, поддержанная следствием, при которой они получили жилье, хоть и не подключённое к коммуникациям, но требуют с Шапранова выплаты им денежных средств в полном объёме. То есть и квартиры получили, и деньги желают вернуть.

Сам Шапранов, находящийся третий год под стражей, тем временем инициировал проведение всех необходимых процедур для подключения дома к коммуникациям. Следует также отметить, что все инкриминируемые обвиняемому эпизоды в отношении дольщиков совершены в период действия ст. 159.

Читайте также:  Что делать, если соседи не забераю письма о приемуществе права покупки с почты?

4 УК РФ, что не учитывается стороной обвинения по понятным причинам: сроки давности привлечения к уголовной ответственности в случае переквалификации истекли и подсудимого придётся освободить от ответственности.

Довольно часто уголовные дела, возбужденные в отношении предпринимателей, не доходят до суда. Вот один такой пример.

Один из подмосковных застройщиков приобрел участок в округе Истра за 500 млн рублей. Данную сумму необходимо было выплатить поэтапно. Однако между участниками сделки возник спор, покупатель и продавец не исполнили своих обязательств.

Уголовное дело в отношении руководителя строительной фирмы возбуждено в 2018 году, однако после вмешательства уполномоченного по защите прав предпринимателей в Подмосковье и прокуратуры Московской области оно было прекращено ввиду отсутствия состава преступления.

Компетентными органами был установлен факт безосновательного перевода гражданско-правовых отношений в правовую плоскость, а также препятствование осуществлению предпринимательской деятельности.

Пытаясь привлечь предпринимателей к уголовной ответственности по ст. 159 УК РФ следственные органы идут на сознательные нарушения. Проблемы для обвиняемых по ст. 159 УК РФ предпринимателей начинаются уже при возбуждении уголовного дела.

Зачастую, даже при подтверждении факта совершения преступления в сфере предпринимательской деятельности следователи безапелляционно утверждают обратное, привлекают предпринимателей по чч. 1-4 ст. 159 УК РФ, чтобы обойти норму закона о запрете на заключение под стражу предпринимателей.

Также достаточно часто как мошенничество трактуются любые действия, совершенные путём обмана, даже в отсутствие признаков хищения, например безвозмездности изъятия. Известны практике и случаи привлечения бизнесменов к ответственности по ст.

159 УК РФ при том, что в действиях обвиняемых имеются признаки иных, менее тяжких составов преступлений (например, налоговых преступлений или иных преступлений в сфере экономической деятельности).

По-прежнему большой проблемой при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел в отношении предпринимателей по ст. 159 УК РФ остаются длительные сроки следствия и рассмотрения дел в судах.

Даже при относительной простоте дела сроки следствия в среднем составляют около одного года, а судебного рассмотрения – и того больше.

При этом обвиняемый все это время находится под стражей или, если ему «повезло» — под домашним арестом.

Следует отметить, что за последние 10 лет практика назначения наказания по ст.

159 УК РФ претерпела кардинальные изменения, если ранее возмещение ущерба и признание вины фактически гарантировали назначение условного срока, то сейчас даже при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве шансы назначения условного наказания по ч. 4 ст. 159 УК РФ невелики (исключение составляют отдельные регионы, например Республика Крым).

Из всего вышесказанного следует один простой вывод: несмотря на все предпринимаемые меры в виде либерализации уголовно-процессуального законодательства, в отношении предпринимателей продолжают активно возбуждаться уголовные дела по ст.159 УК РФ.

Причем многие из них изначально не имеют судебной перспективы ввиду отсутствия признаков какого-либо преступления.

Тем не менее, даже в этом случае предприниматель вынужден испытывать серьезные негативные последствия в виде помещения в СИЗО, обысков и фактической невозможности осуществлять дальнейшую коммерческую деятельность.

Поэтому очень важно с самого начала заручиться поддержкой грамотного адвоката по мошенничеству, который окажет необходимую помощь как на стадии предварительного расследования, так и в суде.

Специалист может добиться прекращения уголовного преследования/дела, вынесения оправдательного приговора или назначения наиболее мягкого наказания: конечные результаты зависят от обстоятельств дела.

Не следует ждать возбуждения уголовного дела: при наличии финансовой возможности к адвокату следует обратиться сразу же после получения запроса о предоставлении документов или вызове на опрос (отдельные предприниматели заключают соглашения даже при отсутствии какой-либо проблемы, страхуясь на будущее).

Если фирма снята с учета а договора подписывают как привлечь по 159 ук рф

Мошенничество в сфере предпринимательства: часть 5, 6, 7 статьи 159 УК РФ

Материал опубликован 27.11.2016

Успешность развития бизнеса во многом напрямую зависит от существования в обществе действенных правовых механизмов защиты прав и свобод предпринимателя.

Нормы действующего закона призваны исключить возможность уголовного преследования в отношении представителей бизнес-сообщества, когда неисполнение договорных обязательств связано с повседневными рисками ведения предпринимательской деятельности.

Грань между риском и преступной недобросовестностью, как правило, тонка, а черту между ними в современных реалиях приходиться проводить адвокату, специализирующемуся на уголовных делах экономической направленности.

В данной публикации автор предлагает ознакомиться с процессуальными и материально-правовыми гарантиями закона, использование и применение которых на практике обеспечивает защиту законных прав и свобод при осуществлении предпринимательской деятельности.

Порядок возбуждения уголовного дела в отношении предпринимателя

Закон устанавливает, что уголовное преследование предпринимателя инициируется только на основании заявления о совершении им мошеннических действиях. Правоохранительные органы имеют право процессуально реагировать на информацию о преступлении только при определенных условиях.

В отношении предпринимателя уголовное дело по части 5, 6, 7 статьи 159 УК РФ не может быть возбуждено: на основании сообщений средств массовой информации; на основании обращений и жалоб граждан, интересы которых не затрагиваются предполагаемым преступлением; на основании обращений органов государственной власти и даже в том случае, если сам предприниматель оформит явку с повинной. Закон определяет, что уголовное дело в отношении предпринимателя возбуждается только на основании соответствующего заявления потерпевшего. Отсутствие заявления о преступлении равносильно отсутствию уголовного дела. Возбуждение уголовного дела без заявления повлечет признание уголовного преследования предпринимателя незаконным. Существует и исключение из данного правила. Уголовное дело без заявления потерпевшей стороны возможно, когда от преступления пострадали интересы государственного предприятия, коммерческой организации с участием государства, либо если предметом мошенничества явилось государственное или муниципальное имущество.

На практике нередко встречается ошибочное суждение, что «если забрать поданное заявление, то уголовное дело прекратится само собой». Действующий закон определяет, что примирение с потерпевшим лицом, в том числе путем отзыва заявления о преступлении, не является основанием к прекращению уголовного дела (часть 3 статьи 20 УПК РФ).

Мошенничество в сфере предпринимательства, признается уголовно наказуемым, если оно повлекло причинение ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в размере десяти тысяч рублей и более. Размер причиненного ущерба исчисляется исходя из стоимости похищенного имущества на момент совершения преступления.

О преднамеренности неисполнения договорных обязательств

Ключевым элементом состава преступления, предусмотренного частями 5, 6 и 7 статьи 159 УК РФ, является признак преднамеренности со стороны виновного лица неисполнения договорных обязательств.

Отсутствие данного признака в действиях лица в безусловном порядке означает отсутствие нарушения уголовного закона. Обратимся к толкованию и пониманию термина «преднамеренность» в судебной практике.

Преднамеренностью неисполнения договорных обязательств согласно позиции, изложенной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.

2016 № 48, признается «умышленное полное или частичное неисполнение лицом, являющимся стороной договора, принятого на себя обязательства в целях хищения чужого имущества или приобретения права на такое имущество путем обмана или злоупотребления доверием».

Ранее, до момента принятия вышеуказанного Постановления в судебной практике широко применялась позиция, что состав преступления в виде мошенничества наличествует лишь в случае доказанности, «что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства».

Подобное толкование уголовного закона в частности содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.

2007 № 51, которое по сути обязывало правоохранительные органы при расследовании мошенничества доказывать, что предприниматель изначально (в момент вступления в договорные отношения) не был намерен выполнять свои обязательства перед контрагентом. Как следует из более поздней правовой позиции Верховного Суда РФ, толкование закона изменилось в сторону отсутствия необходимости устанавливать изначальный, возникший до момента вступления в договорные отношения, умысел виновного лица на совершение хищения чужого имущества при осуществлении предпринимательской деятельности.

Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности необходимо рассматривать как виновное использование для хищения чужого имущества договора, обязательства по которому заведомо не будут исполнены (причем не вследствие обстоятельств, связанных с риском их неисполнения в ходе предпринимательской деятельности), что свидетельствует о наличии у предпринимателя прямого умысла на совершение мошенничества. При этом самого по себе факта невыполнения договорных обязательств недостаточно для квалификации деяния по части 5-7 статьи 159 УК РФ, которая предполагает совершение именно мошеннических действий, имеющих предумышленный характер и непосредственно направленных на завладение чужим имуществом путем обмана или злоупотребления доверием. Иное понимание положений частей 5-7 статьи 159 УК РФ означало бы, что один только факт использования договора как юридической формы волеизъявления участников предпринимательской деятельности позволял бы рассматривать само по себе неисполнение лицом договорных обязательств в качестве достаточного основания для привлечения к уголовной ответственности.

Умысел лица на совершение мошенничества, в том числе преднамеренность его действий, на практике доказывается достаточно разнообразными путями.

Первоочередная задача органа предварительного следствия — получить данные о том, что у руководителя, предпринимателя не имелось и не могло быть реальной возможности исполнить договорное обязательство с контрагентом.

Внимание следствия также будет обращено на то, как подозреваемый распорядился денежными средствами или имуществом, полученными по заключенному договору; не были ли данные активы использованы в личных целях.

Правовой оценке также подвергаются обстоятельства использования виновным в договорных отношениях подложных или фиктивных документов; факты сокрытия от контрагента информации о наличии крупных бизнес задолженностей, неисполненных обязательств или судебных споров, не дающих возможность надлежаще исполнить условия заключенного договора (контракта).

Наличие в конкретной ситуации одного или нескольких из вышеперечисленных обстоятельств ещё не свидетельствует о доказанности факта совершения мошенничества. Вывод о виновности (умысле) будет строиться на основании анализа всех данных и доказательств, представленных как стороной обвинения (следователем), так и стороной защиты (адвокатом).

Если фирма снята с учета а договора подписывают как привлечь по 159 ук рф

О мере пресечения в виде заключения под стражу в отношении предпринимателя

По общему правилу заключение под стражу в качестве меры пресечения в отношении предпринимателя не может быть применено, если преступление было совершено при осуществлении предпринимательской деятельности. Преступление считается совершенным в сфере предпринимательской деятельности, если:

  • они совершены ИП в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности,
  • членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности.

В судебной практике правоохранительные органы и суды далеко не всегда признают те или иные обстоятельства осуществлением предпринимательской деятельности и при избрании меры пресечения отказывают в применении вышеуказанного «предпринимательского иммунитета», квалифицируя действия подозреваемых лиц как неквалифицированное (простое) мошенничество, то есть по частям 1-4 статьи 159 УК РФ.

Читайте также:  Как рассчитать зарплату если был больничный

Подробнее о примерах отказа признания преступлений, как совершенных при осуществлении предпринимательской деятельности в нашей публикации.

Важно отметить, что зачастую мошенничество, предусмотренное частями 5-7 статьи 159 УК РФ, совершается в соучастии с иными лицами, непопадающих в круг субъектов данной статьи или вовсе не относящимися к представителям бизнес-сообщества. В отношении указанных лиц при совершении указанных преступлений действующий закон также не позволяет избрать меру пресечения в виде заключения под стражу.

О вещественных доказательствах по делам о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности

Практически в безусловном порядке возбуждение уголовного дела по статье 159 УК РФ сопровождается производством обысков по месту нахождения производственных активов, месту жительства подозреваемых и обвиняемых лиц, в местах нахождения документации и предметов, имеющей значение для расследования дела.

В ходе обыска производится изъятие наличных денежных средств, иных ценностей, документации и предметов, имеющих, по мнению следствия, хоть какое-то отношение к совершенному преступлению.

При осуществлении следственных действий помимо материальных носителей изымаются и электронные носители информации как в виде портативных накопителей, так персональной вычислительной техники в целом.

Фактическая потеря рабочих данных, а зачастую и основных средств производства, неминуемо влечет остановку бизнес-процесса и стремительный рост убытков из-за производственного простоя. В подобном случае важно помнить о наличии в законе правовых положений, применение которых позволяется значительно сократить или вовсе нивелировать негативные последствия.

Статья 81.1 УПК РФ обязывает орган следствия не позднее 10 суток с момента изъятия предметов и документов принять по ним решение либо о приобщении к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств, либо о их возврате собственнику.

Прибегая к реализации указанной нормы, предприниматель имеет возможность в сжатые сроки осуществить возврат изъятого имущества, которое не имеет отношения к существу расследуемого уголовного дела или было изъято в результате ошибочных действий.

Копирование изъятых документов

Иная правовая гарантия для интересов бизнеса содержится в предоставлении возможности адвокату или законному владельцу изъятых предметов и документов обратиться с ходатайством о предоставлении возможности снять за свой счет копии с изъятых документов, в том числе с помощью технических средств. Данное право целесообразно использовать для снятия копий с носителей, которые были приобщены к материалам дела в качестве вещественных доказательств.

Отказ следователя, дознавателя в возврате изъятых активов или снятии копий может быть обжалован руководителю следственного органа, прокурору (в порядке статьи 124 УПК РФ), а также и в суд (в порядке статьи 125 УПК РФ).

Освобождение предпринимателя от уголовной ответственности. Назначение наказания за преступление

Нормы действующего законодательства не предполагают возможности освобождения предпринимателя от уголовной ответственности за совершение преступления по частями 6-7 статьи 159 УК РФ.

Факт компенсации потерпевшей стороне причиненного вреда в отличие от иных составов преступлений в сфере экономической деятельности не предполагает возможность применения положений статьи 76.1. УК РФ и статьи 28.1 УК РФ.

Возмещение ущерба потерпевшему от мошеннических действий расценивается в качестве обстоятельства, смягчающего наказание для виновного лица (п. «к» части 1 статьи 61 УК РФ).

В тоже время возмещение причиненного вреда и как следствие примирение сторон (потерпевшего и обвиняемого) является основанием для прекращения уголовного преследования только для лиц, виновных в совершении преступления по части 5 статьи 159 УК РФ.

Кроме того, у привлекаемого к ответственности по части 5 статьи 159 УК РФ лица существует правовая возможность воспользоваться положением статьи 76.

2 УК РФ об освобождении от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа.

Согласно закону лицо, впервые совершившее преступление средней тяжести может быть освобождено от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, но лишь в том случае, если оно возместило ущерб, причиненный преступным деянием.

Кроме того, положение статьи 80.1 УК РФ предоставляет суду возможность освободить предпринимателя от уголовной ответственности по ч.5 ст.

159 УК РФ, если будет установлено, что вследствие изменения обстановки обвиняемый или совершенное им преступление перестали быть общественно опасными.

Ввиду того, часть 6 и 7 статьи 159 УК РФ отнесены законом к категории тяжких преступлений у лиц, привлекаемых к ответственности, подобная правовая возможность отсутствует.

Определенным показателем нежелания законодателя и судебных инстанций изолировать от общества оступившегося предпринимателя путем назначения наказания в виде лишения свободы является указание Верховного Суда РФ, изложенное в постановлении Пленума ВС РФ №48, о необходимости нижестоящим судам обсуждать и, по возможности, применять положения статьи 64 УК РФ о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено санкцией статьи. Такая законная возможность есть у суда в случае наличия исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного предпринимателя, его поведением как во время, так и после совершения преступления, а также наличием в деле иных обстоятельств, существенно уменьшающих общественную опасность совершенного преступления. При назначении наказания предпринимателю суд должен обращаться к положению статьи 73 УК РФ о том, что, если суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным.

Защита от предъявленного обвинения

Избрание грамотной линии защиты интересов предпринимателя от предъявленных обвинений должно определяться не столько личными взглядами и субъективными оценками, сколько скрупулезным анализом всех деталей и обстоятельств имевших место событий.

Безусловно, приоритетным направлением для каждого, подвергшегося уголовному преследованию, является полное оправдание в инкриминированном преступлении. Подобная линия защиты имеет перспективы, например, когда доводы следствия о преднамеренности неисполнения договорных обязательств не обоснованы и строятся на ничем не подтвержденных предположениях.

Линия защиты, направленная на прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (примирение сторон, назначение судебного штрафа и т.д.) не является столь редким явлением и расценивается в юридической практике как компромиссное решение между соблюдением интересов пострадавшей стороны и наступлением правовых последствий для виновного лица.

  • Порой при очевидности и доказанности совершенного преступления для обвиняемого лица целесообразно рассматривать вопрос об использовании линии защиты, направленной на минимизацию последствий привлечения к уголовной ответственности, как в виде назначения минимального наказания, так и в виде снижения размера исковых требований и иных материальных претензий, связанных с предъявленным обвинением.
  • В любом случае выбор линии защиты целесообразно осуществлять с непосредственным участием адвоката, специализирующего на ведении дел о мошенничестве в сфере предпринимательства.
  • Адвокат Павел Домкин

По вопросам получения помощи адвоката по делам о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности, Вы можете обратиться к автору публикации по телефону: (495) 646-86-11

Адвокат по экономическим преступлениям

Как прекратить уголовные дела по мошенничеству

Индивидуальный предприниматель И. в целях развития своего бизнеса по торговле верхней одеждой предложила ранее знакомым Ю., Х., П.

оказать ей финансовую помощь и оформить на их имена 17 кредитов в различных банках Красноярского края на общую сумму более 3 млн руб., обещав своевременно погашать за них кредиторскую задолженность. Доверяя И., Ю., Х. и П.

оформили на свои имена кредиты. Денежные средства добровольно передали И. для ведения ею бизнеса.

И., впоследствии ставшая моей подзащитной, полученные денежные средства тратила на закупку товара, развитие бизнеса, погашение ранее взятых кредитов и многочисленных долгов. Однако вскоре в магазине И. произошла кража, предпринимательская деятельность И. была приостановлена, она переехала на постоянное место жительства в г. Москву.

Ревизия в магазине не проводилась, так как информация по бухгалтерскому учету находилась в электронном виде в похищенном ноутбуке.

Главное следственное управление ГУ МВД России по Красноярскому краю в 2016 г. возбудило в отношении И. уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ (два эпизода), ч. 4 ст. 159 УК РФ. Потерпевшими признаны Ю., Х. и П.

***

Производство по уголовному делу (предварительное следствие) продолжалось в течение одного года. На протяжении этого времени защита доказывала, что И. принимала активные меры к погашению кредитов, в том числе за счет личных кредитных средств, занятых у других лиц денежных средств, прибыли от работы магазина.

По показаниям продавцов установлено, что магазин работал, закупался качественный товар, который пользовался спросом. Защита подтвердила, что отказ И. от погашения взятых на себя обязательств был обусловлен кражей из магазина, по факту возбуждено уголовное дело, в дальнейшем приостановленное по п. 1 ч. 1 ст.

208 УПК РФ.

***

Следствием не получено доказательств, опровергающих версию И. о том, что кража как непредвиденное обстоятельство существенно повлияла на дальнейшую возможность погашения кредитных обязательств.

Следствию также не удалось доказать того факта, что кредиты Ю., Х., П. оформляли недобровольно, под незаконным принуждением И., они находились от И. в зависимости или подчинении. То есть потерпевшие имели возможность отказаться от оформления кредитных обязательств.

***

Потерпевшей Х. провели психофизиологическую экспертизу с применением полиграфа, по результатам которой полиграфолог пришел к выводу, что показания потерпевшей, которыми Х. изобличала мою подзащитную, правдивы. Тем не менее в совокупности с другими материалами уголовного дела для доказанности преступного умысла И. на хищение следователь счел это недостаточным.

Отрадно, что постепенно органы предварительного следствия осваивают практику Верховного Суда РФ в части отнесения данного вида экспертиз лишь к ориентирующей оперативно-познавательной информации. И. отказалась от прохождения психофизиологической экспертизы.

Полагаю, что стороне защиты в большинстве случаев следует рекомендовать своим доверителям отказываться от такого рода испытаний.

***

В результате следователь вынес итоговое процессуальное постановление о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Принимая такое решение, он указал, что общая сумма выплаченных И. денежных средств по кредиту, оформленному на первое лицо, составила 55%, на второе лицо – 20%, на третье – 12%.

В обоснование необходимости прекращения уголовного дела следователь сослался на п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», в соответствии с которым содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

В п.

4 перечислены признаки, которые могут свидетельствовать о наличии умысла на совершение мошенничества (заведомое отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство в соответствии с условиями договора, использование лицом при заключении договора поддельных документов, в том числе документов, удостоверяющих личность, уставных документов, гарантийных писем, справок, сокрытие лицом информации о наличии задолженностей и залогов имущества, распоряжение полученным имуществом в личных целях вопреки условиям договора).

С учетом изложенного следователь пришел к выводу, что «частичное исполнение сделок свидетельствует об отсутствии у И. умысла на хищение.

Читайте также:  Долг по кредиту: если имеется не погашенная задолженность перед организацией быстро деньги

В то же время в постановлении о прекращении уголовного дела по реабилитирующему основанию следователь отметил, что у И. умысел уклониться от исполнения взятых на себя кредитных обязательств все-таки возник, но уже после получения денежных средств от Ю., Х., П.

, что по смыслу уголовного закона не является мошенничеством. Полагаю, что столь взвешенная позиция следственных органов заслуживает внимания, поскольку отсутствие умысла у моей подзащитной подтверждается конкретными действиями И. в виде исполнения кредитных обязательств.

Золотое правило: субъективная сторона преступления доказывается по объективной стороне. Обращаю внимание, что данный тезис и его успешное претворение в жизнь – прекращение уголовного дела – еще раз доказывает, что работать нужно именно с фактами, фактическими обстоятельствами.

Лишь наличие их (или отсутствие) предопределяет то или иное процессуальное решение, о чем постоянно напоминает наш коллега Юрий Новолодский.

Аналогичное дело в моей практике, производство по которому велось более пяти лет, также завершилось прекращением в связи с отсутствием состава преступления по ч. 3 ст. 159 УК РФ. И вновь в качестве основания прекращения дела следователь сослался на частичное (325 тыс. руб.) погашение суммы займа, которая составила 1 млн руб.

Сторона обвинения использовала аргументацию, изложенную в упомянутом п. 4 Постановления Пленума ВС РФ.

Считаю целесообразным с учетом складывающейся судебной практики для исключения необоснованного возбуждения уголовных дел по ст.

159 УК РФ и достижения единообразного подхода при формулировании оснований в постановлениях об отказе в возбуждении уголовных дел, об их прекращении, а также в помощь защитникам для аргументации позиции несогласия с обвинением внести в Постановление Пленума ВС РФ изменения и дополнить его перечислением признаков, свидетельствующих об отсутствии умысла на совершение мошенничества. Например, частичное исполнение обязательства; безупречная, длительная деловая репутация; наступление неблагоприятных финансовых обстоятельств, которые стороны не могли предусмотреть в момент заключения сделки; вступившие в законную силу судебные акты, которыми разрешены гражданско-правовые споры (о взыскании задолженности), и др.

Изъяны в правоприменении ст. 159 УК

Соавтор: Денис Волков, младший юрист Юридической группы «Парадигма»

В соответствии с понятием, взятым из нормы ст. 159 УК РФ, мошенничеством признается хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Наказание за мошенничество в различных сферах предусмотрено ст. 159, 159.1, 159.2, 159.3, 159.4 (утратила силу), 159.5 и 159.6 УК РФ.

Однако в сфере предпринимательства зачастую возникают ситуации, при которых действия, являющиеся обыкновенной хозяйственной деятельностью, квалифицируются как мошенничество.

В первую очередь речь идет о неисполнении договорных обязательств, которые подпадают под сферу гражданских правоотношений.

Нередки случаи, когда контрагенты, для того чтобы взыскать долг, идут на различные злоупотребления, в частности, пытаясь привлечь другую сторону договора к уголовной ответственности.

Такие действия могут быть направлены как на то, чтобы обязать эту сторону исполнить договор под угрозой уголовного преследования, так и на уничтожение конкурентов, в том числе посредством рейдерского захвата бизнеса.

Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов привел статистику уголовного преследования предпринимателей: в 2016 г. было возбуждено 187 077 дел по ст. 159–159.6 УК РФ в отношении бизнеса. Из них только 29 021 дело доведено до суда, что составляет 16,3%, остальные дела «развалились».

Необходимо отметить, что даже те дела, которые закрываются и не доходят до суда, приводят предпринимателя не только к репутационным издержкам и потере контрагентов, но зачастую к ликвидации и закрытию бизнеса.

Кроме того, в случае возбуждения уголовного дела есть существенный риск, что предприниматель может оказаться заключенным под стражу или домашний арест.

В этом случае предприниматель теряет способность управлять бизнесом, и до недавнего времени в такой ситуации он не имел даже возможности нотариально оформить своим доверенным лицам право управлять бизнесом, так как нотариусов не пускали к предпринимателям, которые находились в СИЗО или под домашним арестом.

В соответствии с ч. 1 ст.

108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 3 лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

  • 1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;
  • 2) его личность не установлена;
  • 3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;
  • 4) он скрылся от органов предварительного расследования или суда.

Частью 1.1. ст. 108 УПК РФ установлено, что заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159–159.3, 159.5, 159.

6, 160, 165, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также ст. 171–174, 174.1, 176–178, 180–183, 185–185.4, 190–199.4 УК РФ, при отсутствии обстоятельств, указанных в п. 1–4 ч. 1 настоящей статьи.

В качестве примера избрания меры пресечения в виде заключения под стражу можно привести дело в отношении бизнесмена Сергея Полонского.

Изначально Полонский и его подельники обвинялись в хищении в особо крупном размере, однако в ходе судебного процесса обвинение было переквалифицировано на статью о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности.

Поводом для возбуждения и расследования дела послужило подозрение в хищении с 2008 по 2009 г. денег граждан (более 2,6 млрд руб.

) – участников долевого строительства многоквартирных домов ЖК «Кутузовская Миля» и ЖК «Рублевская Ривьера».

12 июля 2017 г. Пресненский районный суд г. Москвы признал виновным Полонского в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159.4 УК РФ (мошенничество в сфере предпринимательской деятельности с причинением ущерба в особо крупном размере), и приговорил к 5 годам заключения.

Однако фигуранта освободили от назначенного наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности – он был освобожден из-под стражи в зале суда. Его подельники также были признаны виновными и наказаны, но тоже освобождены в связи с истечением срока давности.

Примечательными в данном деле стали факт ареста Полонского в Камбодже, депортация его в Москву и избрание в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу на время следствия. Избрание указанной меры пресечения обусловлено тем, что Полонский нарушил п. 1 ст. 108 УПК РФ – скрылся от органов предварительного расследования.

Несмотря на то что в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2016 г.

N 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» говорится, что в каждом случае необходимо обсуждать возможность применения иной, более мягкой меры пресечения, даже если имеются отягчающие обстоятельства, проблема заключения предпринимателей на время следствия гораздо шире и глубже.

Одной из основных проблем правоприменения норм ст. 159 УК РФ является умышленный перевод разбирательства обычной хозяйственной деятельности между предпринимателями в уголовное преследование.

Проще говоря, возбуждение недобросовестными представителями правоохранительных органов уголовного дела при отсутствии состава мошенничества с целью оказания давления на бизнес, в том числе из коррупционных побуждений.

На практике следствие зачастую возбуждает дело в отношении предпринимателя по общей ст. 159 УК РФ, мотивируя это тем, что «умысел возник до заключения договора». Такая формулировка позволяет обходить процессуальные особенности, предусмотренные для предпринимателей.

Ну а далее, «в связи с тем, что подозреваемый может уклониться и избежать правосудия» или «может помешать следствию» такого предпринимателя заключают в СИЗО до суда. Необходимо учитывать, что применение подобной меры пресечения имеет кумулятивный эффект и моментально сказывается на других сферах: бизнес уничтожается, люди теряют работу, семьи лишаются средств к существованию.

Такие противоправные действия правоохранительных органов наносят ущерб не только предпринимателям, но и стране в целом, так как это приводит к закрытию рабочих мест, сокращению налогов, поступающих в бюджет, а также негативно сказывается на предпринимательской активности и инвестиционной привлекательности нашего государства.

Единственным фактором, который отделяет неисполнение договора от мошеннических действий, является умысел на совершение преступления.

В случае если предприниматель заключил договор, чтобы его не исполнить и похитить деньги, – это преступление, но если он после заключения договора добросовестно исполнял договорные обязательства, а потом в силу обстоятельств (например, из-за кризиса) перестал их исполнять – это предмет для разбирательства в арбитражном суде. Решение указанной проблемы лежит в повышении контроля вышестоящим руководством правоохранительных органов за подчиненными, надзора прокуратуры и более объективном формировании судебной практики в целях реального доказывания умысла. В настоящее время зачастую в обвинительном заключении и приговорах производится лишь констатация предположения, что умысел был.

Другой проблемой является размер причиненного ущерба, который вменяется предпринимателям по данной статье. В новой редакции ст.

159 УК РФ отсутствует квалификация обычного мошенничества в сфере предпринимательства – есть только значительный, крупный и особо крупный размеры ущерба.

Таким образом, предприниматели, совершившие мошенничество в малых размерах, подпадают под ч. 1 ст. 159 УК РФ (обычное мошенничество).

При квалификации предпринимательской деятельности также возникают вопросы: являются ли генеральный директор и бухгалтер предпринимателями и подлежат ли их действия квалификации по специальным составам? На практике под предлогом того, что генеральный директор и бухгалтер не являются предпринимателями, их зачастую заключают под стражу.

В последнее время суды стали чаще применять меру пресечения в виде домашнего ареста вместо заключения под стражу, но такую меру пресечения, как залог в отношении подозреваемых и обвиняемых, практически не используют.

Учитывая, что домашний арест не только ограничивает человека в его перемещениях, но и не позволяет ему исполнять обязанности по руководству бизнесом, вполне целесообразным будет расширение применения по экономическим преступлениям такой обеспечительной меры, как залог.

  1. Устранение проблем правоприменения ст. 159 УК РФ, таких как:
  2. 1) решение хозяйственных споров через уголовное преследование предпринимателей;
  3. 2) формальность доказывания умысла;
  4. 3) отказ рассматривать генерального директора и бухгалтера в качестве предпринимателей;
  5. 4) редкое применение меры пресечения в виде залога, существенно улучшит правовое положение предпринимателей, которые сталкиваются с уголовным преследованием за мошенничество, а также снизит количество лиц, необоснованно привлекаемых к ответственности.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector