Изменение статуса с свидетеля на подозреваемого

Иллюстрация: Право.Ru/Острогорская Оксана Многие из нас смотрели иностранные детективы, в которых полицейские на протяжении нескольких месяцев сопровождают ценных свидетелей по делу, выдают им новые паспорта и даже придумывают легенду. Возможно ли такое на самом деле? Да, если над свидетелем или другим участником уголовного дела висит реальная угроза. О том, как это происходит на практике, читайте в материале.

Меры защиты предоставляются тем, кто помогает в расследовании преступлений, если им при этом угрожают. Самый популярный прием – засекречивание. В этом случае следователь (дознаватель, прокурор, суд) выносит постановление о сохранении в тайне данных о личности (фамилии, имени, отчества, места и даты рождения), которое упаковывает в конверт, опечатывает и в таком виде приобщает к делу. Вскрыть конверт может только лицо, засекретившее участника процесса, и суд – для всех остальных данные должны быть недоступны.

Основания для засекречивания

Применение мер защиты часто вызвано страхом мести. Одним из самых известных случаев засекречивания свидетелей было дело организованной преступной группировки «Хади Такташ». Обвинение строилось лишь на показаниях киллера этой ОПГ, который в дальнейшем полностью отказался от них.

Поскольку другие свидетели, опасаясь расправы со стороны оставшихся на свободе членов банды, не соглашались давать показания, следователи были вынуждены обеспечить их полную конфиденциальность.

«Чтобы добиться этого, стражи порядка натягивали простыню в дверных проемах своих кабинетов, надевали на очевидцев преступлений вязаные балаклавы и наносили им на лица профессиональный грим. Несмотря на беспрецедентные меры безопасности, всех свидетелей уберечь не удалось.

И в ходе следствия, и во время процесса при невыясненных обстоятельствах погибли несколько человек, дававших показания против лидера «Хади Такташ», – рассказал руководитель Уголовно-правовой практики АБ «А-ПРО» Валерий Волох.

Засекречивание также нужно осужденным, которые оказывают помощь в расследовании преступлений.

«Поскольку в среде осужденных не принято содействовать правоохранительным органам и суду, таких лиц преследуют по негласным законам тюрем, применяя к ним насилие вплоть до реальной угрозы жизни», – сообщил Волох.

Еще одной причиной соблюдения конфиденциальности может являться занимаемая лицом должность.

«К примеру, разглашение сведений о личности оперативного сотрудника МВД, ФСБ или иного органа, являющегося свидетелем по уголовному делу, вне всякого сомнения поставит под удар его дальнейшее участие в таких оперативно-разыскных мероприятиях, как проверочная закупка, оперативное внедрение и контролируемая поставка. Кроме того, оперативному сотруднику и сотруднику Службы внешней разведки могут угрожать представители криминального мира и зарубежные спецслужбы», – добавил Волох.

Засекречивание происходит только при возникновении у лица реальных опасений за свою жизнь и здоровье, а также жизнь и здоровье близких – например, при получении им записок или сообщений с угрозами. «Однако нередки случаи, когда следователь засекречивает данные по собственной инициативе.

При этом он не всегда желает обезопасить участника уголовного судопроизводства – иногда следователь просто злоупотребляет теми ограничениями, которые появляются в связи с невозможностью разглашения данных допрашиваемого лица», – рассказал адвокат партнер АБ «ЗКС» Сергей Малюкин.

Существование такой порочной практики подтвердил экс-следователь ГСУ СК России по г. Москве адвокат АБ «Забейда и партнеры» Артём Юдин: «По одному из уголовных дел, находившемуся в производстве СЧ ГСУ ГУ МВД России по г. Москве, свидетель был засекречен. Следователь провел с ним порядка 2–3 допросов и опознаний.

Обвиняемые и защитник узнали об этом только в ходе ознакомления с материалами уголовного дела (ст. 217 УПК). В ходатайстве о проведении очных ставок между засекреченным свидетелем и обвиняемыми следователь отказал.

При этом основные доводы обвинения строились лишь на показаниях засекреченного свидетеля – кроме этих показаний вина обвиняемых ничем не подтверждалась. Все последующие действия следователя строились таким образом, чтобы хоть как-то подтвердить эти показания и ни в коем случае не опровергнуть их.

С учетом того, что засекреченного свидетеля никто не видел, с большой долей вероятности можно предположить, что следствие преднамеренно совершило такой ход и в действительности засекреченный свидетель мог выступать подставным лицом».

Даже если участнику процесса действительно угрожает опасность, его засекречивание не всегда имеет смысл. «Не представляется возможным засекретить лицо на стадии возбуждения уголовного дела, так как заявление о преступлении подписывается заявителем (ч. 2–3 ст. 141 УПК)», – сообщил Юдин.

Он также отметил: проблемы возникают, когда участник уголовного процесса сначала был допрошен под его настоящими анкетными данными, а после этого в его адрес стали поступать угрозы.

«Как показывает практика, засекречивание потерпевших не всегда приводит к окончательной цели и бывает результативным. Оно имеет смысл, лишь когда до инцидента подсудимый и потерпевший знакомы не были.

Засекречивание свидетелей более эффективно, так как их круг может быть неограничен, а сведения о каждом из них не всегда известны подсудимому», – отметил управляющий партнёр АК «Бородин  и Партнёры» Сергей Бородин.

Изменение статуса с свидетеля на подозреваемого

«Засекречивание участника процесса – важный институт уголовно-процессуального права. Правоохранительные органы должны весьма ответственно относиться к соблюдению режима конфиденциальности в отношении таких лиц, ведь они зачастую передают бесценные сведения о готовящемся или совершенном преступлении, рискую собственной жизнью и жизнью своих близких».

Валерий Волох, руководитель Уголовно-правовой практики АБ «А-ПРО»

Порядок засекречивания

Процессуальные действия с засекреченными лицами проводятся несколько иначе:

  • таким лицам присваивается псевдоним, впоследствии используемый во всех процессуальных документах. «Ограничений на использование псевдонимов нет, поэтому на практике участниками уголовного производства часто становятся люди с анкетными данными героев кино, актеров, музыкантов и политиков», – рассказал Малюкин. При этом личность анонима может удостоверить только судья;
  • лица, подлинные данные которых изменены, подписывают все документы новым образцом подписи;
  • допрос, очная ставка и опознание с участием засекреченных лиц проходят в условиях, исключающих визуальное наблюдение и с использованием технических средств, изменяющих голос. Например, мобильная версия системы для анонимного допроса свидетелей «Фемида» представляет собой два ноутбука, устройство для изменения голоса и веб-камеру для того, чтобы аноним мог видеть происходящее в зале, а его – нет;
  • все постановления, в которых фигурирует засекреченное лицо, оглашаются лишь частично – чтобы из содержания документа нельзя было установить личность анонима;
  • вопросы, ответы на которые могут раскрыть данные о засекреченном лице, во время допроса не задаются (а при их постановке снимаются судом). Обычно у такого лица лишь выясняется, знаком ли он с подсудимым и не испытывает ли к нему неприязненного отношения;
  • сведения, сообщенные анонимным лицом, который не может указать источник своей осведомленности (или ссылается на слухи, догадки и предположения), признаются недопустимыми доказательствами (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК);
  • подписку об уголовной ответственности за заведомо ложные показания или отказ от дачи показаний у засекреченного лица отбирает судья, а не секретарь судебного заседания;
  • данные о засекреченных свидетелях могут быть раскрыты только по решению суда после заявления сторонами обоснованного ходатайства (ч. 6 ст. 278 УПК).

Когда засекречивания недостаточно, то могут применить переселение, замену документов, изменение внешности.

«Активно применяется легендирование – лицу выдаются новые документы об образовании, опыте работы, предыдущем месте жительства», – рассказал адвокат АБ «Юсланд» Илья Журавков.

Однако такие меры безопасности осуществляются только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях в рамках закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (119-ФЗ).

Изменение статуса с свидетеля на подозреваемого

Проблемы засекречивания

Эксперты отметили: на практике защите засекреченного лица часто мешает плохое материально-техническое обеспечение следователей и судов. «Не во всех судах есть специально оборудованные помещения и возможность обеспечить аудиосвязь между ним и залом суда.

Кроме того, доставить, сопроводить и конвоировать засекреченных лиц в изоляции довольно сложно, особенно когда уголовные дела рассматриваются в судах длительное время», – уверен Журавков. «В некоторых залах судебных заседаний (особенно в регионах) нет устройства, позволяющего изменить голос, и отдельной комнаты.

В связи с этим приходится идти на разнообразные ухищрения, чтобы обеспечить анонимность и не вступить в противоречие с нормами УПК. К примеру, иногда свидетелей доставляют в суд в тонированных автомобилях, с надетыми масками и балахонами, а затем допрашивают в цокольном этаже здания.

При этом судья собирает вопросы в письменном виде, спускается к анониму и задает их. Затем возвращается в зал, оглашает ответы и предоставляет возможность сторонам задать дополнительные вопросы», – рассказал Волох. 

Порой проблемой становится человеческий фактор. «При передаче объемного уголовного дела от одного следователя к другому круг лиц, осведомленных об анониме, заметно расширяется, и вероятность утечки информации возрастает.

Бывает, суды не желают допрашивать засекреченное лицо в связи с техническими сложностями и незаурядностью допроса и ограничиваются оглашением показаний, данных в ходе предварительного следствия», – рассказал Бородин.

«Иногда судьи просто удаляют подсудимого и его защитника из зала на время допроса засекреченного лица. Я считаю, что это влияет на справедливость судебного разбирательства. Право подсудимого задать вопросы свидетелю, который дает против него показания, – важный элемент в достижении объективной истины.

Тем более, что сторона защиты о показаниях такого свидетеля может узнать лишь из протокола судебного заседания», – считает старший юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Андрей Тузов. 

По мнению экспертов, используемые для работы с засекреченными лицами меры не всегда обеспечивают их безопасность. «В моей практике было несколько уголовных дел экономической направленности, в которых засекречивались анкетные данные свидетелей.

Но от этого правоохранительные органы не получили должного эффекта: в показаниях свидетелей содержалась информация, доступ к которой в компании был ограничен. Соответственно, всем было очевидно, кто эти свидетели», – поделилась юрист Практики уголовно-правовой защиты бизнеса Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP адвокат Анжела Гламаздина.

«Почти в каждом уголовном деле, рассматриваемом с участием адвокатов нашего бюро, на стадии предварительного расследования имеется свидетель под псевдонимом. При этом следователь в ходе допроса такого свидетеля в основном выполняет лишь формальные требования, и, исходя из анализа показаний этого свидетеля, о нем можно многое понять.

Еще были случаи, когда конверт с постановлением следователя об использовании псевдонима вместе с другими материалами уголовного дела предъявлялся стороне защиты для ознакомления», – рассказал управляющий партнер АБ «Коблев и партнеры» Руслан Коблев.

Читайте также:  Поправки в получении гражданства РФ Украинцам

Изменение статуса с свидетеля на подозреваемого

«Сложность расследования и рассмотрения уголовных дел с участием лиц, данные о которых скрыты, заключается в финансировании, профессионализме сотрудников, а также больших временных затратах на производство указанных мероприятий».

Илья Журавков, адвокат АБ «Юсланд»

Правовое регулирование

Все меры защиты применяются к участникам уголовного процесса либо на основании УПК, либо на основании 119-ФЗ. По УПК они длятся столько же, сколько длится расследование и рассмотрение дела; при этом применяет такие меры следователь и дознаватель по отношению к потерпевшему, его представителю, свидетелю (ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186, ч. 8 ст. 193, п. 4 ч. 2 ст. 241, ч. 5 ст. 278 УПК).

По 119-ФЗ меры защиты действуют до тех пор, пока не отпадут соответствующие основания (в том числе после постановления приговора, применения принудительных мер медицинского характера, вынесения постановления об освобождении от уголовной ответственности или наказания). При этом они распространяются на более широкий круг лиц:

  • потерпевшего;
  • свидетеля;
  • частного обвинителя;
  • подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, их защитников и законных представителей, осужденного, оправданного, а также лиц, в отношении которых уголовное дело либо уголовное преследование было прекращено;
  • эксперта, специалиста, переводчика, понятого, а также участвующих в уголовном судопроизводстве педагога и психолога;
  • гражданского истца, гражданского ответчика;
  • законных представителей, представителей потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и частного обвинителя (ст. 2 119-ФЗ).

По мнению Журавкова, наряду с другими субъектами госзащиты целесообразно законодательно закрепить присяжных заседателей. Сейчас присяжные находятся под защитой судебных приставов только в здании суда.

Иностранный опыт

ЕСПЧ неоднократно высказывался, что засекречивание свидетелей является исключительной мерой и применяется только в случае, когда другие меры не могут обеспечить безопасность подлежащего защите лица (например, дело «Доорсон против Нидерландов» и дело «Ван Мехелен и др. против Нидерландов»).

Это обусловлено требованиями Европейской Конвенции по правам человека – в ней закреплено право обвиняемого на допрос показывающих против него лиц (п. «d» ч. 3 ст. 6 Конвенции).

Совет Европы даже принял рекомендацию № R (2005) «О защите свидетелей и лиц, сотрудничающих с правосудием», согласно которой причины применения меры безопасности к участнику уголовного процесса должны быть исключительными (т. е. серьезная угроза жизни).

По словам Журавкова, в Бельгии и Италии меры защиты применяются при расследовании специфических преступлений (о наркотиках, деятельности мафии, умышленных убийствах), а также преступлений, наказание за которые составляет от 5 до 20 лет лишения свободы.

В Румынии засекречивание применяется только по исчерпывающему списку преступлений, в Литве – по тяжким преступлениям, в Венгрии – в отношении организованной преступности, в Словакии и Словении совершенное преступление при применении мер защиты роли не играет.

Изменение статуса с свидетеля на подозреваемого

В странах ближнего зарубежья институт засекреченных участников уголовного производства является более востребованным. «В Казахстане одной из мер безопасности лица, участвующего в уголовном процессе, является ограничение доступа к сведениям о нем.

Такое ограничение очень похоже на то, что есть в России: только там анкетные данные анонима хранятся отдельно от основного производства», – рассказал Юдин. Ст.

172 УПК Республики Таджикистан предусмотрено: при наличии оснований полагать, что необходимо обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля и членов их семей, следователь вправе не приводить данные об их личности в протоколе. 

В США программа по защите свидетелей «Organized crime control act» действует уже более 40 лет и применяется во время сложных судебных процессов. По словам Волоха, засекреченного свидетеля в США могут доставить в суд на вертолете, в почтовом грузовике или рыбацкой лодке.

«Однажды в целях отвлечения внимания маршалы создавали картинку, будто бы свидетеля перевозят в суд на броневике с полным конвоем, в то время как настоящий свидетель прибыл на скромном такси и зашел в здание суда через боковую дверь. Подобные меры весьма окупаемы.

С момента создания программы (1970 год) в 89% случаев свидетели были защищены и дали в суде требуемые показания. В результате их свидетельств было осуждено более чем 10 000 особо опасных преступников.

После принятия свидетеля в программу служба судебных маршалов создает ему новую личность и выбирает новое место жительства», – сообщил Волох. 

Изменение статуса с свидетеля на подозреваемого

«Участвуя в делах с такими особенными свидетелями, защитнику нужно быть максимально внимательным, исследуя основания засекречивания и показания этих лиц. За использованием засекреченного лица может скрываться не только неполнота и недоказанность обвинения, но и фальсификация доказательств по делу».

Сергей Бородин, управляющий партнёр АК «Бородин  и Партнёры» 

Как свидетель превращается в обвиняемого

Главная › Блог адвоката

Изменение статуса с свидетеля на подозреваемого

Всего пара часов допроса — и свидетель становится обвиняемым!

Часто следователь применяет такой «финт» — приглашает на допрос человека в качестве свидетеля, а потом неожиданно предъявляет ему обвинение.

Зачем применяется такая хитрость

Смысл в том, что у обвиняемого намного больше прав чем у свидетеля. Если быть более точным, права свидетеля туманны, не являются очевидными, а вот обязанности точно определены законодательством. Далее будет краткое сравнение допросов обвиняемого и свидетеля.

Допрос человека в статусе обвиняемого

  • Согласно пункту 3 части 4 статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) обвиняемый может уклониться от предоставления важных сведений следствию, а следователь обязан узнать у обвиняемого, дает ли он согласие на дачу показаний . В случае, если человек отказывается предоставить сведения следствию, для него не наступает никаких негативных последствий.
  • Человек, который находится в статусе обвиняемого, может солгать, и ему за это ничего не будет.

Допрос человека в статусе свидетеля

Проведение допроса в качестве свидетеля разнится с проведением допроса в качестве обвиняемого, и вот в чем заключаются различия:

  • Свидетель не может отказаться от дачи показаний (пункт 2 части 6 статьи 56 УПК), в противоположность обвиняемому. Если человек в статусе свидетеля не будет давать показания, он будет нести ответственность согласно статье 308 Уголовного кодекса (УК) за исключением дачи показаний против самого себя и близких родственников.

Тут стоит выделить некоторые особенности: вроде бы по пункту 1 части 4 статьи 56 УПК свидетель может отказаться от дачи показаний. Однако есть важный момент: обвиняемый имеет право отказаться от дачи совершенно любых показаний, напротив, свидетель может отказаться от дачи показаний только относящихся к нему самому.

Помимо того, перед проведением допроса свидетелю сообщают о возможном наступлении уголовной ответственности согласно части 5 статьи 164 УПК. Это делается в письменном виде, таким образом психологическая обстановка на допросе накаляется.

  • Свидетель не может солгать, потому что предоставление ложных сведению следствию означает наступление ответственности согласно статье 307 Уголовного кодекса.

Каким же образом свидетель становится обвиняемым

Потенциальный обвиняемый вызывается на допрос в качестве свидетеля

  • человек, который может приобрести статус обвиняемого, хотя официально такой статус еще не приобрел, приглашается на допрос как свидетель по делу;
  • в ходе допроса свидетель дает показания, необходимые следствию и на основании составленного протокола следствие получает столь необходимые ему доказательства.

Неожиданно предъявляется обвинение

  • в конце допроса и на основании протокола допроса, следователь внезапно предъявляет постановление о задержании свидетеля в качестве обвиняемого;
  • сразу же, «не отходя от кассы», начинается допрос человека в новом статусе — «обвиняемого»;
  • в ходе этого действия следователь напоминает человеку о том, что он только что рассказывал и при этом подписался под своими словами в протоколе допроса.

Что делать

Такая внезапная смена статуса имеет скорее психологический, чем юридический аспект.

  1. Помните, что, если сведения были предоставлены следствию без присутствия адвоката, то потом есть возможность отрицать их правдивость; такого рода сведения могут считаться неприемлемым доказательством и не участвовать в судебном процессе (пункт 1 части 2 статьи 75 УПК), если дело дойдет до суда;
  2. Требуйте на допросе присутствие адвоката, но со своей стороны, а не приглашенного следователем (так как они могут быть «в одной упряжке»).
  3. Свидетель имеет законное право не осуществлять дачу показаний против себя и своих родственников.
  4. Нужно хорошо запомнить следующие нормы права:
  • ст. 51 Конституции «Иммунитет свидетеля»;
  • п.1 ч.4 ст. 56 УПК гласит: «Свидетель имеет право не давать показания против себя»;
  • примечание к ст. 308 Уголовного кодекса: «За отказ давать показания против себя свидетель не несет ответственности».

Полностью о допросе свидетеля читайте здесь>>>.

Как свидетель превращается в обвиняемого Ссылка на основную публикацию Изменение статуса с свидетеля на подозреваемого Изменение статуса с свидетеля на подозреваемого

Из свидетелей в обвиняемые (подозреваемые): когда это возможно

14 ноября 2017

Изменение статуса с свидетеля на подозреваемого

Ситуации, когда гражданин из свидетеля превращался в обвиняемого (подозреваемого) по делу, встречаются повсеместно.

Так, например, ростовский бизнесмен Владимир Соцков, являвшийся свидетелем по делу о хищении 3 миллионов рублей со счетов своего бывшего работодателя, в одночасье превратился в обвиняемого и предстал перед судом.

Приговор оказался весьма жестким — 5 лет колонии общего режима плюс выплата компенсации в размере 3 миллионов рублей потерпевшей стороне. И это притом, что однозначных доказательств вины Соцкова представлено не было.

Еще один громкий случай произошел совсем недавно с москвичкой, которая стала очевидцем того, как пожилой мужчина высадил девочку из машины, снял с нее брюки и достал видеокамеру.

Небезосновательно предположив, что девочка может стать жертвой преступления, женщина засняла все на камеру и обратилась в полицию, но через некоторое время сама из свидетеля превратилась в подозреваемую.

Пока дело расследуется.

Почему свидетель становится подозреваемым?

Формально причина заключается в том, что в ходе предварительного расследования могут появиться основания полагать, что данное лицо, а именно свидетель, причастно к совершению преступления. Но существуют также скрытые причины.

Первая из них — это обход п.2 ч.4 ст.46 и п.3 ч.4 ст.47 УПК, которые гласят, что подозреваемые и обвиняемые могут отказаться от дачи показаний по делу. А вот свидетели отказаться от дачи показаний не вправе, согласно п.2 ч.6 ст.56 УПК РФ.

Причем отказ от показаний грозит свидетелю привлечением к уголовной ответственности.

Кроме того, следователи не обязаны обеспечивать свидетелей адвокатами, поэтому граждане, оставшись один на один с представителями правоохранительных органов, могут просто «наговорить лишнего» и только усугубить свое положение.

Очень многие следователи используют этот способ для получения показаний по делу, ведь он значительно упрощает предварительное расследование. Но об интересах и правах гражданина, конечно, уже никто не заботится.

Читайте также:  Нанесение побоев: года я подала заявление участковому о нанесении побоев и угрозы убийства со стороны

Вторая причина может заключаться в заказном характере расследования дела. Признаки этого — фальсификация доказательств, избирательный подход следователя или суда в сборе и исследовании доказательств, нарушение процессуальных прав подозреваемого (обвиняемого). Чаще всего такое практикуется в отношении бизнесменов и влиятельных лиц.

Как переводят из свидетелей в подозреваемые (обвиняемые)?

Чтобы свидетель стал обвиняемым или подозреваемым, следователю не нужно прилагать больших усилий. Так, согласно ст.

46 УПК РФ, подозреваемым считается лицо, подвергнутое задержанию, либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения, либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления.

Обвиняемым же лицо становится, согласно ст.171 УПК РФ, с момента вынесения следователем постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

Следовательно, теоретически свидетель может стать подозреваемым или обвиняемым в момент, когда следователь посчитает это нужным.

Правовые статусы свидетеля и подозреваемого (обвиняемого), конечно, сильно разнятся. Так, в частности, к обвиняемому и подозреваемому могут применить меры пресечения, начиная с подписки о невыезде и заканчивая заключением под стражу. Не стоит говорить и о том, что подозреваемые и обвиняемые рискуют быть привлечены к уголовной ответственности.

Поэтому даже если вы стали свидетелем, без адвокатской поддержки оставаться не стоит.

Особенно это касается дачи показаний, поскольку неподготовленные граждане могут не заметить вопрос «с подвохом» и подкрепить уверенность следователя в причастности допрашиваемого к совершению преступления.

Желательно, чтобы адвокат готовил своего доверителя к допросам, а еще лучше — лично присутствовал на данных следственных мероприятиях.

Опытный уголовный адвокат предпримет все меры, чтобы его доверитель из свидетеля не превратился в подозреваемого или обвиняемого.

Изменение статуса с свидетеля на подозреваемого

Право на ложь, а также о некоторых различиях между допросом или опросом очевидца, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого

Изменение статуса с свидетеля на подозреваемогоВ жизни каждого человека может возникнуть ситуация, когда его вызывают в полицию — как  очевидца, свидетеля или правонарушителя, подозреваемого, обвиняемого. Причем иногда без объяснения причин. В наше время вызывают обычно по телефону, реже повесткой. К сожалению, иногда такое посещение полиции для человека заканчивается печально или даже трагично, либо имеет долговременные негативные последствия.

С точки зрения закона Вы можете быть «очевидцем» до возбуждения уголовного дела, и только после становитесь свидетелем. Соответственно только свидетель несет ответственность за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний.

Свидетеля об этом обязательно письменно предупреждают под роспись, и разъясняют, что он не обязан давать показания против себя, своих близких родственников или супруга (ст.51 Конституции РФ).

Соответственно, если у Вас статус очевидца, либо Вы даете объяснения по факту административной ответственности, то за возможную ложь уголовная ответственность отсутствует, как и за отказ что-либо рассказывать (исключение заведомо ложный донос ст.306 УК РФ).

В России исторически подозреваемый, обвиняемый и подсудимый ответственности за отказ от дачи показаний и дачу заведомо ложных показаний не несут вообще. Исключения возможны только в связи с ложным обвинением другого человека в совершении преступления.

В 90-е годы у правоохранительных органов очень сильно была распространена практика, когда человека специально допрашивали как свидетеля, с предупреждением об ответственности за дачу ложных показаний или отказ от дачи показаний.А после использовали эти показания против него же, как доказательства виновности.

Но Конституционный суд посчитал такую практику незаконной (Постановление от 27 июня 2000 года 11-П). Поэтому в настоящее время такой протокол допроса «свидетеля» во всех случаях должен по ходатайству адвоката признаваться недопустимым доказательством и не принимается судом в расчет при вынесении приговора.

Тут хочу сделать важное тактическое адвокатское замечание. Что делать если Вам, как свидетелю или очевидцу в полиции задают вопросы – ответы, на которые, изобличают Вас в совершении какого-либо правонарушения или преступления? Либо это вопросы о третьих лицах, знакомство с которыми может свидетельствовать о Вашем участии в преступной деятельности.

Мой ответ — Вы сразу вправе не отвечать, начинать требовать адвоката, без которого отказываетесь давать показания (объяснения), и вообще с этого момента у Вас появляется право на ложь. Право на ложь – это один из немногих плюсов у обвиняемого в Российском праве.

В США в большинстве штатов если свидетель, или даже обвиняемый согласился давать показания, то он обязан говорить правду под угрозой уголовного наказания.

В России же, как только свидетель на допросе получает изобличающий «вопрос» его статус фактически меняется на статус обвиняемого – это следует, в том числе и из судебной практики и вышеуказанного постановления пленума Конституционного суда РФ. А вот ответственность за ложь и отказ от дачи показаний у обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) по российскому законодательству полностью отсутствует.

Но когда лжете — Вы должны понимать, что Ваши показания могут проверить. Способов проверки много – это тема для отдельной статьи. Один из самых старых и простых способов – детализация Ваших объяснений или показаний, т.е.

очень много конкретных вопросов, которые после повторно задаются другим свидетелям.

Даже Ваши друзья или супруга в случае обмана полиции, навряд ли смогут дать аналогичные, детальные ответы на поставленные вопросы о произошедших ранее событиях, даже после серьезной подготовки.

В связи с этим могу дать несколько важных советов профессионального адвоката:

  1. Нет позиции – не давать показания (объяснения).
  2. Позиция и показания (объяснения) должны быть сжатыми, чтобы их сложно было оспаривать.
  3. Раскрывать позицию, показания в деталях нужно только в суде.

Каждому второму Доверителю/Клиенту услуги по прекращению простых уголовных дел оказываю бесплатно, с оплатой по результату после прекращения уголовного дела! Работаю по всей России, привлекаю местных адвокатов, работу которых контролирую и отвечаю за качество юридической помощи! Также могу вести дело дистанционно: консультирую, обучаю как вести себя в суде по телефону, готовлю проекты документов для подачи в  суд и прекращения уголовного дела.

Есть и другие важные секреты защиты которыми нельзя делится — мои ноу-хау.  Если Вас, Ваших близких, друзей вызывают для дачи объяснений или на допрос лучше явиться в правоохранительные органы после предварительной подготовки и/или в присутствии высокопрофессионального защитника. Адвокат Александр Владимирович Леонтьев конт.телефон  89031733001

Как из свидетеля гражданин превращается в подозреваемого (обвиняемого)

Из свидетелей в подозреваемые (обвиняемые) — почему так происходит. Можно ли избежать смены процессуального статуса и что делать свидетелю — советы уголовного адвоката

Изменение статуса с свидетеля на подозреваемого

Недавно Москву всколыхнуло неоднозначное событие: проезжающие по Ленинградскому шоссе водители заметили пожилого мужчину, который высадил из своей машины малолетнюю девочку, снял с нее штаны, а затем направил на полуголую девочку видеокамеру. Одна из автоледи запечатлела эту сцену на камеру своего телефона, а затем обратилась в полицию.

Но москвичка вскоре сама поплатилась за свою бдительность: следователь, возбудивший дело, не только применил принудительный привод в отделение, но допрашивал женщину больше 10 часов. Причем ей было заявлено, что она сама может превратиться из свидетеля в обвиняемую.

К сожалению, такие случаи встречаются нередко. С одной стороны, следователи или дознаватели в процессе расследования дела могут обнаружить, что свидетель каким-то образом причастен к совершению преступления, — тогда он обоснованно становится подозреваемым. А с другой стороны, органы следствия могут преследовать и иные цели.

Например, если свидетель стал обвиняемым без наличия достаточных оснований полагать, что он совершил преступление, и если при этом следователь допускает явные нарушения процессуальных прав данного лица, речь может идти о заказном характере дела. Особенно такая практика распространена по отношению к крупным предпринимателям: получение статуса подозреваемого (обвиняемого) может положить конец бизнесу и дать дорогу конкурентам.

Еще одна причина заключается в том, что, в отличие от подозреваемых и обвиняемых, свидетель обязан давать показания.

Получив нужную информацию, следователь может привлечь того же человека в дело уже в качестве подозреваемого или обвиняемого.

В итоге гражданин оказывается в незавидном положении из-за упущенного на свою защиту времени, ведь в качестве свидетеля он не может знакомиться с материалами дела и не вправе рассчитывать на бесплатного адвоката.

 Как свидетель становится подозреваемым?

Как переводят из свидетелей в подозреваемые (обвиняемые)? Довольно просто. Следователю достаточно лишь составить необходимый документ.

Например, чтобы свидетель превратился в обвиняемого, необходимо составить постановление о привлечении в качестве обвиняемого.

Причем мнение следователя о том, может ли данный гражданин быть причастным к совершению преступления, конечно, является субъективным.

Отсюда следует простой вывод: ни один свидетель не может быть на сто процентов уверен, что вскоре он не станет подозреваемым (обвиняемым) по делу. Незамеченный вопрос «с подвохом» на допросе (даче показаний) и в целом слишком легкомысленное отношению к предварительному расследованию могут обойтись свидетелю очень дорого.

Именно поэтому как только гражданин узнает о о наделении его процессуальным статусом по конкретному уголовному делу, ему следует немедленно заручиться поддержкой опытного адвоката по уголовным делам.

Специалист не только разъяснит все тонкости уголовного законодательства, расскажет, как вести себя в той или иной ситуации, но и будет сопровождать свидетеля во время его явок в следственные органы.

Как показывает практика, участие адвоката снижает практически до нуля риски свидетеля оказаться на скамье подсудимых.

Даже если вы находитесь в ранге свидетеля и действительно не причастны к совершенному преступлению — не отказывайтесь от профессиональной адвокатской помощи.

Правовой deadlock в уголовном процессе

Процедура наделения лица статусом подозреваемого при его задержании либо при избрании в отношении него меры пресечения не в первый раз вызывает дискуссии в профессиональном сообществе.

Традиционно спорящие делятся на две основные категории. Первые утверждают, что если статус подозреваемого присваивается лицу при избрании меры пресечения (либо задержании в порядке ст. 91, 92 УПК РФ), то при истечении срока предъявления обвинения, предусмотренного ч. 1 ст.

100 УПК РФ, и отмене меры пресечения уголовное преследование в отношении данного лица должно прекращаться. Основание – возникновение этого статуса было обусловлено избранием меры пресечения (задержанием). Вторые же уверены, что статус подозреваемого и мера пресечения – понятия, не связанные друг с другом.

Последний раз дискуссия возникла на страницах «Новой адвокатской газеты», но среди высказавшихся пока не обозначились сторонники второго подхода.

Моя позиция по данному вопросу несколько отличается от уже обозначенных ранее коллегами, мнение которых я глубоко уважаю.

Читайте также:  Возврат некачественного товара: на днях купили стиральную машину с вертикальной загрузкой

Правовой неопределенности, по моему мнению, в этой части закон не имеет. В ст. 27 УПК РФ указан исчерпывающий перечень оснований для прекращения уголовного преследования, и истечение срока для предъявления обвинения, установленного ч. 1 ст. 100 УПК РФ, в этом списке отсутствует.

Указаний на то, что уголовное преследование подозреваемого должно прекращаться автоматически с истечением этого срока или следователь обязан менять статус подозреваемого на любой другой, УПК РФ не содержит.

Проблема правоприменения здесь действительно существует, но заключается она в ином.

С «обвинением» более-менее все понятно, этот термин в законе описан ясно и недвусмысленно: обвинение – это утверждение государства о совершении определенным лицом преступления, выдвинутое в регламентированном законом порядке (п.

22 ст. 5 УПК РФ). В соответствии с ч. 1 ст. 171 УПК РФ следователь выносит постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления.

В ситуации с «подозрением» все намного сложнее. Мало того что УПК РФ не дает определения этому термину, он содержит несколько противоречащих друг другу норм, определяющих момент, с которого лицо становится подозреваемым.

В ч. 1 ст. 46 УПК РФ указано, что подозреваемым на стадии предварительного следствия является лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, либо которое задержано в порядке, предусмотренном ст. 91 и 92 УПК РФ, либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ.

Попробуем разобрать эти нормы детально.

Наделение статусом подозреваемого в случае возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица. В соответствии с ч. 4 ст. 146 УПК РФ, если уголовное дело возбуждается в отношении конкретного лица, следователь немедленно уведомляет об этом подозреваемого.

Момент возбуждения уголовного дела и момент начала уголовного преследования в этой ситуации по времени не разнесены, статус подозреваемого лицо получает, когда начинается производство по делу, и с этого момента оно вправе пользоваться всеми правами, предусмотренными ст. 46 УПК РФ.

В данной ситуации правовой неопределенности, влекущей возможное нарушение прав подозреваемого, я не усматриваю.

Задержание лица в порядке ст. 91, 92 УПК РФ или применение к лицу меры пресечения в порядке ст. 100 УПК РФ (п. 3 ч. 1 ст. 46 УПК РФ). Именно эти нормы являются предметом споров адвокатов. Часть 1 ст.

97 УПК РФ определяет, что следователь, дознаватель или суд в пределах своих полномочий вправе избрать подозреваемому одну из мер пресечения, предусмотренных УПК РФ, при наличии достаточных оснований полагать, что он может скрыться от следствия, дознания или суда, может продолжить заниматься преступной деятельностью, может угрожать свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожать доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по делу.

Закон также определяет, в каких случаях следователь или дознаватель вправе применить к лицу меру принуждения в виде задержания в порядке ст.

91 и 92 УПК РФ: лицо застигнуто при совершении преступления; непосредственно после его совершения потерпевшие или свидетели указали на данное лицо как на совершившее преступление; на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления. Мера принуждения применяется также для обеспечения надлежащего производства по уголовному делу.

Мера пресечения может избираться только в отношении обвиняемого по уголовному делу, а в исключительных случаях – в отношении подозреваемого, и то на срок не более 10 (а в строго определенных случаях 45) дней с момента ее применения или задержания лица.

Таким образом, мы получаем ситуацию, именуемую deadlock. Избрание меры пресечения в отношении свидетеля или его задержание закон не допускает. Однако подозреваемым является лицо, которое было задержано либо в отношении которого была избрана такая мера. В какой момент в таком случае свидетель становится подозреваемым?

В 2000 г. в этой ситуации пытался разобраться Конституционный Суд РФ. Постановлением от 27 июня 2000 г. № 11-П он признал не соответствующим Конституции РФ положение ст.

47 УПК РСФСР, которое предоставляло лицу, подозреваемому в совершении преступления, право пользоваться помощью защитника лишь с момента объявления ему протокола задержания либо постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Суд тогда установил, что некоторые понятия (например, «задержание»), закрепленные в УПК РСФСР в их узком смысле, имеют и другой – конституционно-правовой смысл, который заключается в том, что при осуществлении обвинительной деятельности в отношении лица (обыска, опознания, допроса и др.

) или осуществлении иных мер, предпринимаемых в целях его изобличения или свидетельствующих о наличии подозрений против него, лицо вправе реализовывать свои конституционные права, в том числе право на получение юридической помощи.

Анализируя данное решение КС РФ, можно сделать вывод о том, что в случае если уголовное дело было возбуждено в отношении неустановленных лиц, подозреваемым лицо становится в момент активизации изобличительной деятельности в отношении него по уголовному делу, что, впрочем, не устраняет вышеуказанный deadlock.

Для демонстрации более наглядного примера рассмотрим следующую ситуацию. Предположим, уголовное дело возбуждено по факту. В ходе следствия установлен подозреваемый, возможно, причастный к совершению преступления.

Однако достаточных законных оснований для задержания этого лица или применения в отношении него меры пресечения не имеется. На практике органы следствия, проверяя лицо на причастность, проводят обыски, собирают изобличающие доказательства, в то время как лицо является свидетелем, весьма ограниченным в правах.

Свидетель не вправе знакомиться с постановлениями о назначении экспертиз, заключениями экспертов, а его адвокат не наделен правами защитника по уголовному делу. О том, что статус изменился, свидетель узнает, как правило, в момент начала оглашения ему постановления о задержании либо применения меры пресечения.

С другой стороны, мера пресечения может избираться и формально, в отсутствие оснований для ее избрания, лишь для того чтобы придать лицу статус подозреваемого, так как других оснований для придания этого статуса в законе не имеется.

В ходе расследования уголовного дела именно показания подозреваемого будут являться доказательством по уголовному делу, так как показания свидетеля, данные без участия адвоката, в случае дальнейшего отказа от них не могут иметь доказательственного значения.

Указанное существенно нарушает конституционные права лица, в отношении которого фактически осуществляется уголовное преследование со стороны государства без соблюдения дарованных ему Конституцией РФ прав, либо безосновательно ограничивает его право на свободу формально избранной мерой пресечения.

При таких обстоятельствах видится необходимым более точно определить законодательный порядок наделения статусом подозреваемого на стадии предварительного следствия, а также дать легальное определение термину «подозрение» в его уголовно-процессуальном смысле.

Уведомление о подозрении Специальный порядок наделения статусом подозреваемого был введен в 2007 г. только для стадии дознания. Так, в соответствии со ст. 223.

1 УПК РФ, в случае если уголовное дело возбуждено по факту совершения преступления и в ходе дознания получены достаточные данные, позволяющие подозревать лицо в совершении преступления, дознаватель составляет письменное уведомление о подозрении в совершении преступления, копию которого вручает подозреваемому.

Помимо необходимых реквизитов и анкетных данных такое уведомление должно содержать описание преступления с указанием его места, времени совершения и других обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с п. 1 и 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ.

Казалось бы, почему подобный порядок не ввести и для стадии следствия? Однако вместо этого в 2013 г. законодатель вводит в ч. 3 ст.

49 УПК РФ пункт 6, который в нынешнем своем виде определяет, что защитник (лицо, осуществляющее защиту прав и интересов обвиняемых и подозреваемых) участвует в уголовном деле с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке ст. 144 УПК РФ (до возбуждения уголовного дела), чем вносит еще больше неопределенности – с какого же момента лицо может стать подозреваемым, а адвокат – защитником.

На мой взгляд, нет необходимости вводить автоматическое изменение статуса подозреваемого на статус свидетеля в случае истечения 10-дневного (45-дневного) срока для предъявления обвинения с момента избрания меры пресечения.

Наделение статусом подозреваемого не связано с применением меры пресечения и имеет разные цели, это прямо следует из закона. Более того, нельзя рассматривать эту процедуру как негативную для подозреваемого. Наоборот, он получает больший спектр прав для осуществления защиты, нежели имеет свидетель.

Нет необходимости вводить дополнительное основание для прекращения преследования в случае истечения срока для привлечения в качестве подозреваемого. Более того, органы следствия нельзя обязать прекратить попытки изобличения возможного подозреваемого за пределами истечения этого срока.

Лишать лицо тех прав, которые ему дает статус подозреваемого, – значит ограничить его в реализации специальных возможностей для правовой защиты.

Как устранить противоречия? Полагаю, более целесообразным является подробное регламентирование термина «подозрение» как утверждения о наличии данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления. Соответствующее дополнение необходимо внести в ст. 5 УПК РФ.

Помимо этого, считаю целесообразным дополнить гл. 22 ст. 170.1 УПК РФ аналогичным ст. 223.1 Кодекса содержанием, распространив порядок наделения статусом подозреваемого на стадию предварительного следствия.

В заключение для устранения конфликта норм, вызванных введением в действие п. 6 ч. 3 ст. 49 УПК РФ, полагаю необходимым ввести в уголовно-процессуальное законодательство (например, в ч. 1 ст.

49 УПК РФ) понятие «иное лицо, в отношении которого проводится проверка по сообщению о преступлении в порядке ст.

144 УПК РФ», распространив на такое лицо все права и гарантии, которые предоставляются подозреваемому.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector