Моего мужа обвиняют по ст 228 ч 4 сбыт,хотя при обыске нашли меньше пол грамма

Самое первое что можно и нужно сделать, если такая ситуация произошла с вами или вашими близкими, позвонить адвокату. Чем раньше вы это сделаете, тем быстрее адвокат начнет вас защищать

О чем важно помнить:

  • 3 часа — максимальный срок административного задержания.
  • Не позднее 3 часов обязаны уведомить родственников о задержании. Важно начать действовать!
  • 48 часов — срок, на который могут задержать по подозрению в преступлении, влекущем наказание в виде лишения свободы
  • В момент задержания — вы уже имеете право на защитника!

Что важно знать:

Моего мужа обвиняют по ст 228 ч 4 сбыт,хотя при обыске нашли меньше пол граммаО чем статьи 228 и 228.1 УК РФ

  • Статья 228 УК РФ предусматривает ответственность за незаконные приобретение, хранение, перевозку, изготовление, переработку без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в значительном размере, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка без цели сбыта растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества.
  • Статья 228.1 УК РФ предусматривает ответственность за незаконные производство, сбыт или пересылку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылку растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества.

Какое наказание предусмотрено

Максимальное наказание, предусмотренное статьей 228 УК РФ – 15 лет лишения свободы. Максимальное наказание, предусмотренное статьей 228.1 УК РФ – пожизненное лишение свободы.

На что вы имеете право при задержании

  • вы имеете право на один телефонный разговор в целях уведомления ваших близких родственников или близких лиц о задержании и месте нахождения не позднее 3 часов с момента задержания (ст. 96 УПК РФ);
  • вы имеете право на молчание, в том числе право не давать показания против себя и своих родных (ст. 51 Конституции РФ);
  • вы имеете право на получение помощи адвоката с момента задержания и на отказ от дачи объяснений и показаний без присутствия адвоката (ст. 16 УПК РФ);
  • вы имеете право на предъявление заявлений, жалоб, ходатайств, в том числе на обжалование действий или бездействия сотрудников полиции в вышестоящем органе или у вышестоящего должностного лица, в органах прокуратуры или в суде (ст.ст. 120-124 УПК РФ);
  • вы имеете право на услуги переводчика (ст. 59 УПК РФ);
  • вы имеете право на ознакомление со всеми составленными документами и осуществление записи в них со своими возражениями;
  • если в процессе задержания по отношению к вам была применена физическая сила (например, нанесены побои), и вы считаете, что тем самым был причинен вред вашему здоровью, можете потребовать вызвать в помещение органов внутренних дел врача скорой помощи. Если вы покинули помещение ОВД, вы также вправе незамедлительно обратиться к специалисту с целью осмотра и фиксации полученных вами повреждений (это может быть как врач скорой помощи, так и врач любого травмпункта).

Типичные ошибки при задержании

  • не заявляя требований о составлении в отношении вас протокола задержания при вашем фактическом задержании, вы способствуете незаконному удержанию без правовых оснований;
  • не осознавая всей серьезности, а также последствий момента своего задержания или задержания близких, вы теряете время для осуществления эффективной защиты;
  • не требуя при задержании пригласить защитника (адвоката) и уведомить родственников, вы остаетесь один на один со сложившейся ситуацией и с тем фактом, что ждать помощи неоткуда;
  • давая первичные объяснения или показания, не согласованные с защитником, помните: впоследствии они могут лечь в основу обвинения;
  • проставляя подписи в документах без их прочтения, вы сами помогаете собрать доказательную базу против себя;
  • соглашаясь на любые предложения оперативников и следователей, вы работаете в интересах обвинения, но не в своих!

Обращайтесь к адвокату незамедлительно, как только вам стало известно о неприятном событии или появилась такая возможность. Своевременное обращение за помощью к профессионалу — залог успешной защиты!

Помощь адвоката по ст. 228 и 228.1 УК РФ:

Как защититься, если обвиняют по статье 228 УК РФ

«Наркотические преступления» — это одна из самых болезненных тем в России. В Уголовном кодексе содержится 11 статей, так или иначе связанных с наркотиками. Уже ставшая знаменитой статья 228 УК РФ звучит так: «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества». Ниже дана подробная характеристика этой статьи.

Важно знать: уголовным адвокатам давно известно, что наркотики — самая удобная вещь для следователя, когда нужно сделать хорошую статистику раскрываемости.

«Свои» торговцы, которые при необходимости «сдают» покупателей, возможность подбросить пакетик и тут же «найти» его, экспертизы, которые обнаруживают то, что надо — всё это обыденность.

Опытный уголовный адвокат — единственный, кто способен уберечь своего подзащитного от камеры, потому что владеет нужными приёмами юридической борьбы.

Характеристика статьи 228 УК РФ: какой срок можно получить?

Преступлением по статье 228 УК РФ являются незаконные:

  • приобретение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (незаконным приобретением считается любой способ получения: покупка, получение в подарок, как средство взаиморасчёта, возврат долга и т.п);
  • хранение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (имеется в виду владение наркотиками, например, держание их при себе, в тайнике, в помещении. Срок хранения не имеет значения);
  • перевозка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (перевозка — перемещение наркотика из одного места в другое с помощью средств транспорта);
  • изготовление наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (изготовление — это приготовить из растений, лекарств или других вещей готовый к употреблению наркотик);
  • переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (переработка — это рафинирование, повышение в смеси концентрации наркотика, смешивание наркотика с другими веществами);
  • приобретение растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества;
  • хранение растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества;
  • перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества.

Часть статьи, а, следовательно, и тяжесть преступления, и наказание, зависят от объёма наркотика, психотропного вещества или растения.

Объём вещества — единственный критерий, по которому определяется часть статьи. Больше объём — тяжелее наказание. Эти объёмы перечислены в Постановлении Правительства РФ от 1 октября 2012 г.

№ 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации».

В постановлении указывают 3 вида размера:

  • значительный размер наркотика;
  • крупный размер;
  • особо крупный размер.

Итак, по части 1 статьи 228 УК РФ, где говорится о значительном размере, можно получить:

  • штраф до 40 000 рублей;
  • обязательные работы до 480 часов;
  • исправительные работы до 2-х лет;
  • ограничение свободы до 3-х лет;
  • лишение свободы до 3-х лет.

Это преступление небольшой степени тяжести.

Важно знать: по преступлениям небольшой степени тяжести реально можно получить условный срок. Но для этого тоже нужно участие адвоката, который убедит суд в том, что не требуется лишение свободы, что можно обойтись условным сроком.

За часть 2 статьи 228 УК РФ (крупный размер):

  • лишение свободы от 3-х до 10-ти лет;
  • лишение свободы от 3-х до 10-ти лет со штрафом до 500 000 рублей;
  • лишение свободы от 3-х до 10-ти лет с ограничением свободы до 1 года.

Это тяжкое преступление.

Часть 3 статьи 228 (особо крупный размер):

  • лишение свободы от 10 до 15-ти лет;
  • лишение свободы от 10 до 15-ти лет со штрафом до 500 000 рублей;
  • лишение свободы от 10 до 15-ти лет с ограничением свободы до 1,5 лет.

Особо тяжкое преступление.

Важно знать: следователю почётнее и выгоднее раскрыть тяжкое преступление. Поэтому если речь заходит о наркотиках, то обвинение, вероятно, будут предъявлять за сбыт, а не просто за хранение. А за сбыт полагаются очень большие сроки.

Поэтому в ход со стороны полицейских может идти подстрекательство, неверная оценка доказательств, процессуальные нарушения.

Кто вступится за человека, которого обвиняют в торговле наркотиками? Поэтому без защиты уголовного адвоката отправится за решётку очень просто.

Статистика — всё для неё: как следователи «раскрывают» дела по наркотикам

Случай 1:

А. дал Б. в долг денег. Через некоторое время Б. предложил встретиться под предлогом возврата долга у метро. Они встретились, Б. сказал, что при себе денег у него нет и предложил пройти до ближайшего банкомата, где он их снимет. Так и сделали. Они вернулись к метро (Б. предложил подвезти А. на машине) и когда Б. открывал авто, внезапно появилась полиция.

В этот момент Б. быстро вытащил из кармана и бросил к ногам А. свёрток, в котором были наркотики. А. арестовали. Тут же появились друзья Б., которые в один голос начали уверять полицию, что это именно А. достал свёрток и бросил его.

Самое скверное, что ни на что не повлияли целых 2 видеозаписи хорошего качества, которые были сделаны камерами у метро. Видео посмотрели в полиции и в прокуратуре, но «мы не дадим испортить статистику» — сказал один из следователей.

Случай 2, более оптимистичный

Наркомана со стажем заключили под стражу и обвинили по статье 228.1 – сбыт, хотя там было личное употребление и никакого сбыта. Грозило до 20-ти лет лишения свободы.

Уголовный адвокат изучил дело и нашёл лазейки, используя которые, можно было добиться переквалификации на часть 1 статьи 228 УК РФ, а там можно было надеяться на условный срок.

Адвокат добился назначения очной ставки между своим клиентом и свидетелем, и очная ставка показала, что сбыта не было. Было хранение для собственного употребления.

Но на этом работа не закончилась. Адвокат не позволял свидетелю приходить на допросы одному. Адвокат сопровождал свидетеля на каждом допросе. Благодаря этому следователь не смог «выудить» из свидетеля нужные показания.

В результате всех этих действий следователю пришлось изменить статью — теперь обвинение шло по «мягкой» 228 статье. Это уже была победа. А полная победа произошла в суде, когда был оглашён приговор — 3 года и 9 месяцев условно. Вместо 20 лет колонии — 3 года и 9 условно.

А уж сколько «подбросов» встречается! Сколько «своих» продавцов наркотиков, которые в нужный момент «сдают» следователю только что купившего «дозу» наркомана — ведь следователю нужно делать статистику.

Сколько случаев, когда находят маленькую дозу, а дают подписать протокол, где указан крупный или особо крупный размер. Человек подписывает не глядя, и потом не докажешь, что цифры в протоколе неверные.

Такой протокол — прямой билет в колонию надолго.

Важно знать: чем раньше уголовный адвокат уступит в дело — тем больше шансов, что решение суда будет мягким. Причина проста: адвокат успеет повлиять на ход следствия, «выбьет из рук следователя часть оружия».

Для чего нужен адвокат

«Мягкую» часть 1 статьи 228 УК РФ от «тяжкой» части 2 той же статьи могут отделять даже не граммы, а сотые грамма. А если эксперт ведомственный, то разве он не пойдёт навстречу следователю, не напишет то, что следователь хочет увидеть? Да, есть принципиальные эксперты. Но стоит ли полагаться на совесть и рисковать годами жизни в колонии?

Следователь обязан уведомить подозреваемого о назначении экспертизы. Но следователи часто этого не делают, и подозреваемый узнаёт о том, что, оказывается, экспертиза была, только когда появляются её результаты. Это явное нарушение УПК РФ, но оно сходит следователю с рук, если уголовный адвокат не участвует в деле.

И конечно — мера пресечения. По «наркотическим статьям» заключение под стражу дают очень часто, даже если нет оснований для этого. С опытным адвокатом можно добиться смягчения этой меры, хотя бы до домашнего ареста. Или вообще вытребовать подписку о невыезде — самую мягкую из всех мер пресечения.

Это только несколько из возможных нарушений. А их десятки таких. Если позволить следователю вести дело как он хочет, то в суде не будет возможности «вырулить» дело в свою пользу.

  • бесплатная юридическая консультация по статье 228 УК РФ;
  • изучение материалов дела, поиск «зацепок», вариантов, как можно улучшить положение подзащитного;
  • поиск оснований для смягчения или отмены меры пресечения;
  • сбор улик, опровергающих позицию следователя, доказывающих невиновность подзащитного;
  • работа со свидетелями;
  • участие в процессуальных действиях: допросах, очных ставках, обысках, выемках, предъявлениях для опознания и других;
  • постоянный мониторинг дела с целью не допустить подмены протоколов, постановлений, результатов экспертизы (довольно частая практика);
  • представительство в суде.

Без уголовного адвоката у следователя в руках все карты. Тот, кто не работал в области юридической защиты, ничего не сможет противопоставить следователю — у него на любое возражение уже готов ответ.

Читайте также:  Какая грозит ответственность: друг предложил открыть ООО на себя, и быть там и ген

Да, есть судьи, которые сочувствуют наркозависимым и стараются дать срок поменьше. Но чтобы судья мог так поступить, нужны хоть какие-то правовые аргументы. Чтобы их собрать и оформить, требуется опытный адвокат.

Большинство же судей почти «автоматически» перенимают позицию следователя и прокурора и даёт тот срок, который требует прокурор. Чтобы изменить ход дела по статье 228 УК РФ, нужна серьёзная адвокатская работа.

Приходите на консультацию. Она полностью бесплатная и ни к чему не обязывает. Никто не может заставить вас пользоваться платными услугами нашей компании, если вы этого не хотите.

Нормально, если вы в растерянности и не ориентируетесь в уголовном деле. Для этого и есть адвокаты — люди, которые расскажут, что и как, спрогнозируют, как дело будет продвигаться дальше.

Не отчаивайтесь — приходите, мы вам поможем.

Нехватка доказательств, указывающих на намерение сбыта

Верховный Суд РФ давно высказал свою позицию относительного признаков, которые должно содержать уголовное дело, чтобы квалифицировать деяния обвиняемого как покушение на сбыт наркотических средств.

Как указано в Постановлении Пленума ВС от 15 июня 2006 г. № 14 (в ред. от 16 мая 2017 г.

) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», об умысле на сбыт могут свидетельствовать – при наличии оснований – приобретение, изготовление, переработка, хранение и перевозка указанных веществ лицом, самим их не употребляющим, а также количество (объем), размещение в удобной для передачи расфасовке, наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п. (п. 13).

Исходя из практики, сложившейся на сегодняшний день, при задержании лица, у которого при себе имеется наркотическое вещество в достаточно крупном объеме, следователь зачастую принимает решение о возбуждении уголовного дела о покушении на сбыт наркотических веществ (ст. 228.1 УК РФ), а не о простом хранении их. В случае покушения на сбыт уголовная ответственность гораздо серьезнее.

Приведу пример из собственной адвокатской практики. Моего подзащитного остановили сотрудники патрульно-постовой службы для проверки документов, так как он вызвал у правоохранителей подозрение.

В ходе личного досмотра было выявлено, что при задержанном находится сверток с мефедроном. После вызова следственно-оперативной группы, изъятия вещества, получения объяснений задержанного и его доставления в отдел полиции было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 30, п.

«г» ч. 4 ст. 228.1 (покушение на сбыт наркотических веществ в крупном размере) УК.

При проведении обыска по месту проживания обвиняемого не было найдено ничего запрещенного – никаких приспособлений, свидетельствующих о приготовлении к сбыту наркотиков, ни записей или номеров телефонов предполагаемых покупателей или сообщников, фотографий и т.п.

По итогам расследования переквалификации дела на иную – менее тяжкую – статью УК, к сожалению, не произошло. Следствие, подтверждая свою версию собранными по делу доказательствами, утверждало, что у обвиняемого имелось намерение осуществить сбыт наркотических веществ, которое было прервано по независящим от него обстоятельствам.

В уголовном деле, переданном в суд, доказательствами покушения на сбыт выступали: протокол личного досмотра, в котором задержанный пояснял, что планировал сбыть наркотические вещества; показания свидетелей – двух оперативных сотрудников и двух понятых, утверждавших, что задержанный пояснил о намерении сбывать запрещенное вещество, а также магниты, которые были изъяты у задержанного и находившиеся в том же свертке, что и мефедрон.

Между тем по смыслу закона само по себе количество обнаруженного у обвиняемого наркотического средства и приведенные обстоятельства (признание, полученное с нарушением закона, о намерении сбывать наркотические вещества, которые задержанный писал под диктовку сотрудников полиции) не свидетельствуют неопровержимо о наличии умысла на сбыт с учетом конкретных обстоятельств дела. Кроме того, показания, данные в отсутствие защитника при личном досмотре, обвиняемый в судебном заседании не подтвердил, и в приговоре они не отражены.

Как указано в ч. 3 ст. 14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Кодексом, толкуются в его пользу. Однако при рассмотрении дела суд первой инстанции не учел ни одного противоречия в материалах дела и трактовал все неточности, допущенные в ходе расследования, в пользу не обвиняемого, а предъявленного обвинения.

Как отмечалось в приговоре, при не установленных следствием обстоятельствах в неустановленное время, находясь в неустановленном месте обвиняемый вступил в преступный сговор с неустановленным лицом.

Они распределили между собой роли в планируемом преступлении следующим образом: неустановленное лицо должно приискать наркотические средства и предоставить обвиняемому с целью последующего сбыта лицам, склонным к употреблению таких веществ, при этом сообщать обвиняемому посредством интернет-сайта места нахождения и получения запрещенных веществ. Обвиняемый, получив от соучастника наркотические средства, должен выполнить функцию «закладчика» – т.е. разложить эти вещества в тайники и сообщить соучастнику координаты тайников. Обвиняемый, получив от соучастника сообщение о месте нахождения «закладки», обнаружил и забрал оттуда 199,1 г вещества, содержащего наркотическое средство (мефедрон). Данное средство он незаконно хранил при себе до задержания и последующего изъятия сотрудниками полиции.

При этом обвиняемый последовательно утверждал, что найденные наркотические средства он намеревался оставить для личного потребления, так как является зависимым от стимуляторов – это подтверждалось проведенной по делу судебной экспертизой. Также на отсутствие намерения на сбыт наркотиков указывало то, что изъятое вещество не имело фасовки, а находилось в целостном пакете. Кроме того, по месту жительства обвиняемого не было найдено предметов и инструментов для фасовки.

В итоге подсудимый был признан виновным с назначением наказания в виде 10 лет колонии строгого режима. По результатам рассмотрении апелляционной жалобы приговор был оставлен без изменения, а жалоба – без удовлетворения. Я подал кассационную жалобу, которая принималась к рассмотрению крайне долго.

К тому времени подзащитный уже прибыл в колонию, где заключенные настоятельно убеждали его изменить позицию по делу, мотивируя тем, что при рассмотрении кассационной жалобы нужно признавать вину, раскаиваться, просить смягчить приговор, а о переквалификации не стоит и мечтать.

Самая сложная часть работы по данному делу состояла не в выработке позиции, подготовке и заявлении ходатайств, бесчисленной подготовке к допросам в судебном заседании и составлении жалоб, а именно в сохранении спокойствия подзащитного и разъяснении ему, почему переквалификация возможна, а требования о смягчении наказания путем признания вины в том, чего он в действительности не совершал, не приведут к желаемому результату: в этом случае срок, который определил суд, является низшей «планкой» наказания, предусмотренного за инкриминированные ему деяния.

В кассационной жалобе были приведены те же доводы, которые не учли суды первой и апелляционной инстанций, – в частности, о том, что не были установлены предполагаемые сообщники обвиняемого; при обыске в принципе не найдено ничего, что могло бы иметь значение для дела; изъятое при задержании наркотическое вещество не было расфасовано и обвиняемый добровольно выдал его. Кроме того, обвиняемый систематически употреблял наркотики, находился в состоянии наркотического опьянения при задержании, давал объяснения под диктовку в нетрезвом состоянии и сразу признавал вину в части хранения наркотических веществ.

Прокуратура, в свою очередь, была немногословна. Обвинитель просил оставить жалобу без удовлетворения, а приговор – без изменения, поскольку суд первой инстанция оценил доказательства правильно и вынес обоснованный приговор.

Рассмотрев жалобу, Второй кассационный суд общей юрисдикции изменил приговор в части квалификации действий осужденного и пришел к выводу, что приведенные доказательства свидетельствуют о виновности осужденного в незаконном хранении наркотических средств без цели сбыта в крупном размере, т.е. в совершении менее тяжкого преступления – по ч. 2 ст. 228 УК, на что верно указывалось в кассационной̆ жалобе.

Кассация отметила, что версия осужденного, свидетельствующая лишь о незаконном хранении наркотического средства без цели сбыта, не опровергнута.

Кроме того, в приговоре не приведено доказательств, подтверждающих, что обвиняемый имел умысел на сбыт наркотического средства, вступил в преступный сговор с не установленным следствием лицом, распределив между собой преступные роли в планируемом преступлении – сбыте наркотического средства.

В итоге наказание было снижено до шести лет колонии общего режима в связи с изменением категории преступления с особо тяжкого на тяжкое, а также созданы условия для более ранней подачи ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Как верно указала судебная коллегия по уголовным делам Второго КСОЮ, суд первой инстанции при наличии столь значительного количества неустановленных обстоятельств проигнорировал требования ст. 14 УПК и трактовал все неточности против обвиняемого.

При этом об умысле на сбыт указанных средств могут свидетельствовать – при наличии к тому оснований – приобретение запрещенных веществ, их изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, количество, размещение в удобной для передачи расфасовке, а также наличие соответствующей договоренности с потребителями.

В заключение подчеркну, что доверителем была избрана верная позиция, которую он смог пронести до конца дела, сохранив хладнокровие.

5 лет для «порядочного семьянина» по ч.4 ст.228.1 УК РФ

 «Алло, помогите! У моего мужа беда. Его арестовали за наркотики, но это какая-то ошибка, он не такой, у него семья!»

С этих слов обычно и начинается мой разговор с клиентами. Многие годами живут и не знают о происходящем в жизни близкого ничего. Современные наркоманы в основном уже и одеты хорошо, и выглядят прилично. Да и по поведению заметить в них неладное далеко не каждый может. Так и вышло с героиней этого дела. Назовем ее Юлией.

Муж Юлии – Николай – любящий отец. Трудится в несколько смен на заводе, чтобы обеспечить достойную жизнь своему большому семейству. Добрый, порядочный, отзывчивый – так очень нежно и тепло описывала Юлия супруга, даже после того, как 2 недели назад его задержали в пригороде Москвы оперативники.

В багажнике автомобиля у нашего «порядочного семьянина» нашли несколько свертков с наркотическим веществом. Возбудили уголовное дело по ч.4 ст. 228.1 УК РФ и отправили Николая на время следствия в СИЗО.

Во время первого же допроса задержанный в присутствии адвоката по назначению признался в намерении сбывать изъятые у него наркотики.

А сейчас немного лирики

Я и сам порой хожу в следствие, как адвокат по назначению.  Понятно, что многих моих коллег не устраивает размер оплаты такого труда.

Но, товарищи, разве это сложно посоветовать человеку не торопиться с показаниями, не свидетельствовать против себя (это сделать никогда не поздно) и взять 51-ую! Ведь почти во всех уголовных делах есть существенные «технические ошибки», несостыковки и нередко явные фальсификации материалов дела. 

  • В уголовном деле Николая нарубили дров все: и оперативники, и следователь, и даже судья.
  • Я буквально вывернул наизнанку это дело, но в итоге добился для своего клиента 5 лет колонии, несмотря на его признательные показания с другим адвокатом.
  • И вот как это было.

Пообщавшись с Николаем в СИЗО, изучив материалы его дела, а особенно результаты ОРМ, у меня возникло много вопросов к имеющимся там протоколам обследования транспортного средства и личного досмотра. Последний был произведен именно в соответствии с ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Николай, действительно, оказался приятным и образованным человеком, но наркотики в его жизни всё-таки имели место быть. От семьи свою зависимость скрывал. Почти всё время проводил на работе, где один из коллег со словами «не благодари» и дал ему когда-то первую дозу амфетамина.

Сила есть ума не надо. Последний год Николай сам покупал себе наркотик у одного и того же поставщика. В один из дней, когда Николай приехал за очередной партией порошка, поставщик пояснил, что на руках у него ничего нет, но если Николаю так надо, то он может сам съездить и забрать закладку.

Все координаты предоставил. 

Особо не думая о последствиях, Николай согласился и окрыленный поехал за желаемым. Забрал в месте Х сверток и, не разворачивая его, забросил в багажник автомобиля, тронулся. Но буквально через 100 метров от места закладки его остановили сотрудники ДПС. После чего Николая задержали оперативники.

Во время обследования машины нашли тот самый сверток, внутри которого было 18 пакетиков с порошкообразным веществом. Николай, как мы помним, в этот же день дал изобличающие показания.

Подписывал, как он говорил, не глядя всё, что просили полицейские, и адвоката в тот момент рядом не было, однако подпись его во всех процессуальных документах присутствовала.

Вот так и закрепилась ч.4 ст. 228.1 УК РФ с железобетонной версией следствия, что Николай приобрел наркотики у неизвестного ему лица и желал их сбыть неопределенному кругу лиц.

Несмотря на существенные нарушения, допущенные как оперативными сотрудниками, так и следователем, а решил не выкладывать им все свои козыри на этом этапе.

Не заявляя каких-либо жалоб и ходатайств, подписал 215 и 217, при этом Николая «жестко» посадил на 51 статью. Данная позиция очень устроила следствие и, по всей видимости, прокуратуру.

Она быстро утвердила обвинительное заключение, и мы оказались в суде.

А вот в суде началась основная работа. На предварительном слушании я заявил ходатайство о недопустимости ряда доказательств, а именно результатов ОРМ. И хочу сказать, что по итогу я получил огромный бонус.

Читайте также:  Как лишить ген директора права первой подписи

Судьей в удовлетворении моего ходатайства было отказано по следующим основаниям: органы полиции допустили ошибочную ссылку на ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» вместо норм КоАП РФ и ФЗ «О полиции», регламентирующих такого рода действия.

И такое решение судья приняла, без допросов оперативных сотрудников!

Выходим в процесс, судебное следствие. Мою позицию неожиданно усиливает допрос оперативников. Они говорят, что действовали исключительно в рамках закона об ОРД и никак иначе. Даже наводящие вопросы гособвинителя и судьи их не смутили! Просто находка для адвоката J.

Тут еще и понятые в своих показаниях начали путаться: не совпадало время их участия в производимых оперативными сотрудниками мероприятиях и др. Ближе к прениям, помимо иных бесчисленных ходатайств, я заявляю ходатайство об отводе судьи.

И вот тут нужно было видеть реакцию председательствующей — непередаваемые ощущения! Николай от дачи каких-либо показаний по-прежнему отказывается, и мы уходим на прения. По итогу — 5 лет строгого режима. Такой приговор Николай и его супруга попросили не обжаловать.

Сбыт наркотиков

Сбыт наркотиков-это очень тяжелое преступление в Российской Федерации и кстати говоря не просто тяжелое преступление, но и самое распространенное.

А распространенное оно не потому что у нас много сбытчиков, а потому, что наши правоохранительные органы не ставят целю поймать реального сбытчика, прекратить реальные поставки наркотиков, главная цель полиции на местах, только одна: отчитаться, что столько то «сбытов» они якобы раскрыли в этом месяце, в этом году, выполнили так сказать свой план.  Вот мол у нас хорошая статистика по району по пресечению незаконному обороту наркотических средств. А то, что по сбыту наркотиков обвиняется обычный невиновный в сбыте человек, который просто употребляет наркотики часто или изредка, да он виноват, но он не сбытчик, он никому не продает наркотики, никому их не сбывает. Вот поэтому за счет таких обычных людей, который употребляет наркотики у нас наши органы вешают на него ярлык сбытчик наркотиков и все человека судят за сбыт наркотиков и дают ему очень большой срок тюрьмы.

https://www.youtube.com/watch?v=oLX2204LMvg

Ответственность лица за сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов по части 1 статьи 228.1 УК РФ наступает независимо от их размера.

Чем больше вес наркотика тем тяжелее часть. Чем тяжелее часть тем тяжелее наказание.

Проверочная закупка наркотиков

Статья 228.1 УК РФ незаконное распространение наркотиков и психотропных веществ по тяжести может сравниться с убийством человека. А наказание по 4-ой и 5-ой части статья  228.1 УК РФ идет от 10 лет лишения свободы (больше чем за убийство). И государство еще больше ужесточает наказание за сбыт наркотиков.

Например Верховный суд вынес постановление пленума о том, что сбыт наркотиков считается оконченным при проведении оперативно-розыскных мероприятий «Проверочная закупка». То есть во всем мире это называется провокация преступления со стороны полиции. А у нас это считается оконченный состав сбыта наркотиков.

Конечно, зачем расследовать, зачем проводить оперативные мероприятия, выяснять, искать сбытчиков, их же сложно найти, работы много, вот обычных наркоманов или просто изредка употребляющих граждан под красивым названием «Проверочная закупка наркотиков» и делают сбытчиками.

Нам, как адвокатам по наркотикам эта ситуация кажется уже настолько критической, что у нас нет слов описать все нарушения, которые сотрудники полиции, особенно оперативники местных отделов совершают, полное бесправие человека, невиновные обвиняются в сбыте наркотиков.

Сколько матерей, отцов жен, находятся в состоянии, которое нельзя передать словами, когда их близкий обвиняется в сбыте наркотиков. Это ад!

Как правило, сбытчики, настоящие сбытчики-торговцы не передают наркотик и не берут деньги из рук в руки.

все делается по системе электронных платежей, через интернет, наличные деньги, реальные продавцы наркотиков не берут, а сам наркотик передают посредники через систему тайников и закладок на улице.

Оставляют наркотик в каком нибудь месте на улице и говорят покупателю, где этот наркотик лежит.

Настоящих продавцов, посредников искать и раскрывать преступления по наркотикам сложно, вот и устраивают наша полиция Оперативно-розыскное мероприятие под названием «Проверочная закупка» закупщиками, как правило выступают лица, которые хорошо друг друга знают и как правило вместе употребляют наркотики и естественно друг другу доверяют. Вот ловят такого наркомана и говорят: поучаствуй в закупке или сядешь сам. Примерно так!

Что делать если обвиняют в сбыте наркотиков при проверочной закупке?

Юридический выход здесь только один: добиться переквалификации со сбыта наркотиков на пособничество в приобретении. Другого выхода здесь нет! Сбыт наркотиков это настолько тяжкая статья, что с нее надо уходить любыми путями. 

В чем отличия сбыта наркотиков от пособничества в приобретении?

Объясняем максимально просто: К вашему близкому пришел человек «закупщик» и якобы приобрел у него наркотик.

Пришел, купил, ушел и тут же сразу сотрудники полиции, понятые, все зафиксировали, что деньги мечены, наркотик изымается, деньги изымаются, того кто передал наркотик задерживают, держат долго в отделе, допрашивают, потом суд арестовывает. Так ведь все было?! Так! Естественно с многочисленными нарушениями.

Самое главное отличие сбыта наркотиков от пособничества в приобретении это в том, является ли человек, который передал деньги продавцом или он просто передал наркотик купленный у другого по просьбе человека, который отдавал деньги. Видите в чем разница, человек приобрел наркотик для другого человека.

Поэтому здесь нужно, что бы  закупщик в протоколе допроса добавил такую фразу, что он предварительно позвонил и попросил купить для него наркотик. Вот эта фраза решит все уголовное дело. И сбыт моментально рассыпаться. И вот за эту фразу будет идти ожесточенная борьба на протяжении многих месяцев предварительного следствия.

Сбыт наркотиков, если обвиняют по 3-ей, 4-ой или 5-ой части, статьи 228.1 УК РФ-это, как все равно что вам поставили диагноз рак. Будет долгая борьба, лечение, кто то побеждает, кто то проигрывает эту борьбу. Но опускать руки и прекратить борьбу, признать себя виновным в сбыте наркотиков, что бы сесть минимум на 8 лет, а по 4-ой части статьи 228.

1 на 12 лет надо бороться за переквалификацию статьи со сбыта на пособничество в приобретении. И фраза закупщика о том, что он предварительно позвонил или говорил при личной встрече и просил купить для него наркотик будет главным ключ, который откроет дверь на переквалификацию сбыта наркотиков. То есть он действовал по просьбе и в интересах закупщика.

Понимает?! Приобретался наркотик для него например что бы вместе употребить. 

Действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник.

А как это сделать?, спросите вы, ведь закупщика допрашивают в самом начале и с ним сложно потом договориться, он не в какую не пойдет на изменения показаний. Это не изменение показаний, а некоторое дополнение, во вторых, нужно допиться дополнительного допроса закупщика. С закупщиком нужно договариваться, да сложно, никто не говорил, что это легко.

Да закупщик боится, потому, что в роли закупщиков, как правило выступают наркоманы, которых оперативники берут на крючок и предлагают ему сотрудничество, мол ты нам помоги и мы тебя не тронем. Но выхода у вас нет, договариваться с закупщиком о том, что бы он написал заявление о дополнительном допросе. Переговоры с закупщиком это тяжелая работа.

Какого адвоката выбрать?

Статья 228.1 УК РФ это очень тяжкая статья за которое грозит тяжкое наказание. Здесь без хорошего адвоката по наркотикам с большой практикой именно по ведению дел по наркотикам, вам не справиться. Просто нанять адвоката абы какого здесь нельзя, на кону слишком много стоит.

Наш вам совет, если вы наняли адвоката по сбыту наркотиков, попросите его или ее показать приговора, где адвокату удалось добиться переквалификации. У адвокатов, которые занимаются делами о наркотиках они есть, а людей которые мало практики, как правило таких приговоров нет.

Да, может быть вы наняли хорошего адвоката, но все таки наймите адвоката по наркотикам, наймите специализированных адвокатов с опытом по переквалификации сбыта наркотиков на пособничество в приобретении. Приговора лучшие тому доказательства.

Условный срок если обвиняют по хранению или сбыту наркотиков. Как получить условный срок

Наказание за наркотики. Какое наказание дают за наркотики?

  • Если у вас возникнут вопросы и вы хотите проконсультироваться по вопросам обвинения в сбыте наркотиков или нанять  адвоката по наркотикам г. Москвы и Московской области, звоните:
  • 8 (926) 023-19-19.
  • Наши адвокаты по наркотикам
  • Если вам понравилась статья и она оказалась для вас полезной, поставьте пожалуйста лайк внизу!

Судебная практика районных судов Санкт-Петербурга по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных частью 4 статьи 228.1, частью 3 статьи 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (2019 – 2020 гг.)

  • адвокат Дмитрий Устюжанинов
  • адвокат Константин Кузьминых

Установленные Правительством РФ достаточно широкие диапазоны крупного размера количеств наркотических средств и психотропных веществ, обнаруживаемых в незаконном обороте или хранении – т.е., например, для гашиша от 25 грамм (крупный размер) до 10 кг (особо крупный размер), для кокаина – от 5 грамм (крупный размер) до 1,5 кг (особо крупный размер) и т.д., имеют следствием тот факт, что уголовные дела об оконченных и неоконченных преступлениях части 4 статьи 228.1 УК РФ охватывают достаточно большое число вовлеченных в незаконный оборот наркотиков лиц, что определяет актуальность настоящей статьи для вопросов защиты по уголовным делам о наркотиках. При подготовке настоящей статьи нами проанализировано 67 приговоров районных судов Санкт-Петербурга по выше указанной категории уголовных дел, вынесенных в 2019 – 2020 гг. – файл таблицы можно скачать по гиперссылке. Из приговоров видно следующее.

  1. Органы предварительного расследования (на сегодня, это почти всегда органы полиции) нередко допускают т.н. «избыточное вменение» покушения на сбыт наркотика (ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ) лишь на том основании, что при задержании (вариант – при обыске по месту жительства) у лица было изъято неадекватное для личного употребления количество наркотиков (особенно, если таковые расфасованы по десяткам свертков). То есть, окончательная редакция обвинения излагается следователем в условиях недостаточно определенного в профильном постановлении Пленума Верховного Суда РФ №14 от 15.06.06 г. критерия оценки количества наркотика как доказательства умысла на его сбыт. Согласно пункту 13 указанного постановления, с одной стороны, количество наркотика может свидетельствовать об умысле на сбыт, но «при наличии к тому оснований». То же самое дополнение пункт 13 дает и к фактам расфасовки наркотика, как признакам их приобретения и хранения в целях сбыта. Иными словами, оба эти критерия (размер и расфасовка), как доказательства наличия у лица цели сбыта, профильное постановление Пленума Верховного Суда РФ по существу оставляет на усмотрение субъекта производства по делу – следователя, затем – суда.  Из изученных нами 67 приговоров в 52 из них дело поступило в суд с обвинением по ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (покушение на сбыт наркотика), но в судебной стадии обвинение было переквалифицировано на часть 2 статьи 228 УК РФ (хранение наркотика в крупном размере для личного употребления) в 25 случаях или 48 процентов. Ключевым вопросом являлся вопрос о том, признает ли подсудимый цель сбыта. Само по себе количество наркотика как доказательство умысла на сбыт при отрицании подсудимым такой цели мы нашли только в 1 приговоре (менее 2% дел). В более очевидных случаях имели место факты указания обвиняемым на места произведенных им «закладок» и изъятие из них наркотиков в ходе осмотров мест происшествий с участием обвиняемого. По таким ситуациям в совокупности с признательными показаниями обвиняемого о наличии у него цели сбыта (даже при отказе от этих показаний в суде), с учетом выдачи «закладок» с наркотиками, квалификация его действий по ч. 3 ст. 30 ст. 228.1 УК РФ вопросов не вызывает.
  2. Правило части 2 статьи 77 и пункта (1) части 2 ст. 75 УПК РФ, как видно из изученных нами приговоров, следствие учитывает не всегда – по отдельным делам в основу обвинения по ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ были положены только пояснения обвиняемого, данные им сразу после задержания и в отсутствии защитника. В судебной стадии подобные доказательства суд из числа доказательств исключает по правилам п. (1) ч. 2 ст. 75 УПК РФ.
  3. Избыточное вменение на досудебной стадии – с нарушением указания пункта 13 выше приведенного профильного Постановления Пленума Верховного Суда РФ о том, что в случаях, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотиков, реализовало только их часть, все содеянное надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 30 соответствующей части статьи 228.1 УК РФ (т.е. как один эпизод) – по ряду дел состояло в том, что следственный орган квалифицировал в качестве самостоятельного эпизода каждый факт «закладки» наркотика и / или изъятия его при обыске, досмотре. В изученных нами приговорах таких примеров нашлось 4 – во всех случаях суд самостоятельно или по ходатайству государственного обвинителя объединял все эпизоды в один эпизод преступления ч. 4 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на том основании, что умысел подсудимого охватывал сбыт всей партии наркотиков (особенно, если подсудимый на этом настаивал).
  4. Имел место единичный пример, когда второй эпизод сбыта наркотиков был основан только на показаниях свидетеля, но не подтвержден ОРМ «проверочная закупка». По данному эпизоду подсудимый был оправдан судом за недостаточностью показаний свидетеля для доказанности факта сбыта.
  5. Как мы и указывали выше, предметом незаконного оборота наркотиков по делам о преступлениях ч. 4 ст. 228.1 / ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ являлись сравнительно небольшие их количества – всегда менее 100 грамм веществ – чаще всего, не более 50 грамм. Данное обстоятельство, на наш взгляд, свидетельствует о том, что по части 4 статьи 228.1 УК РФ привлекался низовой уровень участников оборота наркотиков, т.е. так называемые «курьеры» или розничные распространители.
  6. Назначаемое районными судами Санкт-Петербурга наказание для ранее не судимых лиц:  — при обвинительных приговорах по ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228 УК РФ – обычно в отношении лиц — курьеров, раскрывших места произведенных ими «закладок» наркотиков и / или лиц, признавших вину в хранении изъятых при задержании наркотиков именно в целях сбыта – составил в среднем 5 лет лишения свободы (при диапазоне от 2 до 11 лет лишения свободы по изученным нами приговорам); чаще наказание в виде лишения свободы было назначено с реальным отбыванием – ст. 73 УК РФ об условном осуждении была применена судами в 22% случаев;  — при обвинительных приговорах по оконченному составу ч. 4 ст. 228.1 УК РФ – наказание в среднем составило те же 5 лет лишения свободы; в 20% случаев применена ст. 73 УК РФ с назначением наказания условно;  — при обвинительных приговорах с переквалификацией с ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ – наказание в среднем составило 3 года 4 месяца лишения свободы (при диапазоне от 2 до 5 лет); но уже в 54% случаев суды применили ст. 73 УК РФ с назначением наказания условно.

      Статья 64 УК РФ о назначении наказания ниже низшего предела санкции статьи УК РФ применялась судами часто – в 43% изученных приговоров. В отношении женщин, имеющих несовершеннолетнего ребенка, суды применяли отсрочку исполнения наказания – до достижения ребенком 14-летнего возраста (ст. 82 УК РФ).

  7. Для ранее судимых, если не установлен особо опасный рецидив преступления – размеры наказаний не сильно отличались от выше приведенных, с той только разницей, что наказание всегда назначалось с реальным его отбыванием в ИК соответствующего правилам ст. 58 УК РФ режима.
  8. Отягчающее обстоятельство – совершение преступления в состоянии опьянения – ч. 1.1 ст. 63 УК РФ (в таком состоянии обвиняемые нередко задерживаются с наркотиками полицией) – на досудебной стадии обычно не вменялось. В единичных приговорах указание на это обстоятельство имелось в обвинительном заключении, но судом было отвергнуто на том основании, что связь между преступлением и состоянием опьянения или состояние опьянения объективно стороной обвинения не доказано.
  9. Штрафы в качестве дополнительного наказания (в размере от 10 до 306 тыс. руб.) были назначены в единичных приговорах (7% от изученных) и при назначения лишения свободы условно. Штраф назначался всегда с предоставлением длительной рассрочки его оплаты.
  10. Позиция подсудимого (подсудимой) по всем (кроме 1 из 67) изученным приговорам состояла либо в полном признании вины в сбыте, либо в частичном признание вины – только в хранении наркотика для личного употребления. Только по 1 делу ранее судимый по ч. 1 ст. 228 УК РФ отрицал вину по всем эпизодам, пояснив, что наркотики ему подбросила полиция. Позиция была неэффективна – был задержан по итогам ОРМ «проверочная закупка». По итогам судебного разбирательства по ч. 4 ст. 228.1 УК РФ суд назначил наказание в виде 10 лет 2 месяцев лишения свободы, отвергнув смягчающие обстоятельство п. (и) ч. 1 ст. 61 УК РФ, т.к. в суде от данной на досудебной стадии явки с повинной подсудимый отказался. Статья 64 УК РФ при назначении наказания судом применена не была.
  11. Позиция подсудимого с частичным признанием вины состояла в том, что изъятые наркотики хранил для личного употребления обычно была эффективна по изложенным в пункте 1 настоящей статьи причинам. При этом по делам, где было изъято большое количество расфасованного по сверткам наркотика – но только не в раскрытых обвиняемым местах «закладок», а лично при нем или при обыске по месту жительства – эффективны в смысле переквалификации обвинения на ч. 2 ст. 228 УК РФ были пояснения подсудимого о том, что заказал большое количество наркотика через Интернет, т.к. это дешевле (вариант – безопаснее с т.з. избежания задержания полицией). В случае, когда наряду с почти 40 свертками с наркотиками у обвиняемого был изъят еще и телефон с фотографиями мест «закладок», для переквалификации обвинения на ч. 2 ст. 228 УК РФ эффективными оказались его пояснения о том, что данные фотографии он отправлял неизвестному ему сбытчику, с которым общался через Интернет, чтобы доказать, что в этих местах он наркотики не обнаружил. По данному делу обвинение в суде было переквалифицировано на ч. 2 ст. 228 УК РФ, но с назначением ранее не судимому, частично признавшему вину 4 лет 6 месяцев лишения свободы в ИК общего режима, т.е. примерно такого же наказания, как в среднем назначается по ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 или ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.
  12. Из выше изложенного можно было бы выделить некоторые типовые ошибки защиты по делам рассматриваемой нами категории (речь идет в т.ч. о показаниях самого обвиняемого и его позиции в суде), а именно:- раскрытие мест хранения, особенно, «закладок» наркотиков, обычно ведет к фактически гарантированному осуждению за покушение на их сбыт (ч. 3 ст. 30 ст. 228.1 УК РФ) и исключает возможность переквалификации на часть 2 статьи 228 УК РФ; при этом, как видно из типовых наказаний (см. выше – пункт 5 настоящей статьи), применение судом п. (и) ч. 1 ст. 61 УК РФ об активном способствовании расследованию и ст. 64 УК РФ о назначении наказания ниже низшего предела санкции – все равно приведет к более суровому в сравнении с ч. 2 ст. 228 УК РФ приговору. Кроме того, нельзя исключить, что суд в приговоре не станет объединять все эпизоды преступлений ч. 3 ст. 30 ст. 228.1 УК РФ (по всем «закладкам») в один эпизод, а соответствующий довод в апелляционной стадии вдруг окажется неэффективным. Ремаркой заметим, что обвиняемый принимает решение о раскрытии мест «закладок» в соответствии со своей внутренней гражданской позицией, а также иными конкретными обстоятельствами – например, места произведенных «закладок» полиции уже известны по результатам ОРМ «Наблюдение»;- в случае явки с повинной и / или признательных показаний о цели сбыта и действиях по приготовлению либо покушению на сбыт, данных в стадии предварительного расследования и с участием защитника, отказ от них в судебной стадии малоэффективен и лишь усугубит положение обвиняемого, т.к. суд может не признать наличие смягчающего обстоятельства п. (и) ч. 1 ст. 61 УК РФ и не применить положения ст. 64 УК РФ при назначении наказания;

     — защитные версии о подбросе наркотиков полицией зачастую неэффективны и лишь усугубляют положение обвиняемого в судебной стадии при вынесении приговора.

  13. Мера пресечения в виде заключения под стражу до вынесения приговора по рассматриваемой нами категории дел применялась достаточно часто – 35% дел; в виде домашнего ареста – только в 2 случаях (3% дел).
Читайте также:  Увольнение без отработки: написал заявление на увольнение в связи с переездом, но отрабатывать не хочу

Из вышеизложенного, полагали бы возможным дать следующие рекомендации по защите по делам рассмотренной нами категории.

  1. На момент задержания, если задержанный фактически находится в состоянии опьянения (что будет подтверждено результатам обязательного по делам о наркотиках медицинского освидетельствования) решение вопроса о позиции по подозрению при даче объяснений или показаний следует отложить со ссылкой именно на состояние опьянения. Если в последующем (но не через месяц) обвиняемый примет решение о способствовании расследованию, о характере и содержании своих признательных показаний, сторона защиты не будет лишена возможности постановки вопроса о наличии смягчающего обстоятельства п. (и) ч. 1 ст. 61 УК РФ, ссылаясь на то, что обвиняемый начал сотрудничать со следствием сразу, как это позволило его состояние или (если в итоге, заключен под стражу) фактическое его посещение следователем в СИЗО. Другое дело, что показания, данные уже после возбуждения уголовного дела, в отличии от признательных объяснений, данных до возбуждения дела — сразу после задержания, суды в качестве явки с повинной, как правило, трактуют. Здесь же напомним, что факт установления состояния опьянения на момент задержания обычно не квалифицируется в качестве отягчающего обстоятельства ч. 1.1 ст. 63 УК РФ ни на стадии предварительного расследования, ни судом в приговоре, хотя редкие исключения из этого правила все равно возможны – это к вопросу об отказе от медицинского освидетельствования, которое принудительно провести (с отбором мочи или крови) на практике все таки проблематично.
  2. Если задержанный подзащитный или уже подзащитный – обвиняемый принял решение о сотрудничестве со следствием, защитнику целесообразно ему разъяснить положительные и возможные отрицательные для исхода его дела стороны такого решения – см. подробнее выше – в т.ч. во избежание дальнейших необоснованных претензий к адвокату при последующем отказе подзащитного от ранее данных показаний и заявления о том, что вынужденный самооговор он совершил в присутствии адвоката – защитника. Вместе с тем, показания об источнике приобретения наркотика (обычно это сайт Интернета), как правило, желательны в т.ч. потому что это может вести к применению смягчающего обстоятельства п. (и) ч. 1 ст. 61 УК РФ – об активном способствовании расследованию – если не на стадии направления дела в суд, то уже в судебной стадии при решении вопроса о назначении наказания.
  3. Количество изъятого наркотика и даже факт его расфасовки не обязательно приведет к итоговой квалификации судом преступления, как покушения на сбыт наркотика (ч. 3 ст. 30 ст. 228.1 УК РФ) – судебная практика свидетельствует об обратном. Но гарантий признания судом количества наркотика и факта его расфасовки доказательством покушения на его сбыт то же дать нельзя. Как указывалось выше, проблемным здесь является пункт 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №14 от 15.06.2006 г. В то же время, по смыслу статьи 14 УПК РФ у суда нет причин без иных и достаточных оснований квалифицировать действия подсудимого по более тяжкому составу, когда имелись достаточные основания для привлечения его по части 2 или 3 менее тяжкой статьи 228 УК РФ.
  4. Основания задержания и возбуждения уголовного дела при рассмотрении судом ходатайства следствия об аресте в порядке ст. 108 УПК РФ всегда стороне защиты доступны. Из них при решении вопроса о возможной позиции подзащитного относительно признания / не признания сбыта наркотиков – необходимо, прежде всего, понять, какие результаты ОРМ («Наблюдение», «Прослушивание телефонных переговоров», «Снятие информации с технических каналов связи») были положены в основу подозрения в покушении на сбыт, будут ли они достаточны стороне обвинения для эффективного доказывания в суде покушения обвиняемого на сбыт наркотиков без подтверждения обвиняемым такой цели.
  5. При множественности (серии) «закладок» наркотиков и квалификации на стадии предварительного расследования каждого факта «закладки» в качестве самостоятельного эпизода преступления необходимо понимать, что пункт 13 профильного Постановления Пленума Верховного Суда РФ №14 от 15.06.2006 г. предписывает объединение таких эпизодов в один с квалификацией по ч. 3 ст. 30 соответствующей общему размеру количества наркотика части статьи 228.1 УК РФ – на том основании, что умысел виновного охватывал сбыт всей ранее приобретенной им в целях сбыта партии. Однако, не обращать на это внимание, полагая, что суд сам применит в приговоре указанное положение, тоже неправильно – особенно, если подзащитный вину признает в полном объеме и ничего по обвинению не оспаривает. Диапазон крупного размера количества наркотика достаточно широк – 3 эпизода ч. 3 т. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, связанные с обнаружением в 3 местах даже по 100 грамм кокаина, будучи объединены в 1 эпизод, не приведут к осуждению по ч. 3 ст. 30 более тяжкой части 5 ст. 228.1 УК РФ, а составит 1 эпизод ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, что по общему правилу, приведет к менее суровому наказанию.

Полагаем, что вышеприведенный анализ и сформулированные на его основе рекомендации могут быть полезны при осуществлении защиты по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 228.1 / ч. 3 ст. 30 ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector