Запрет в уставе закрытого акционерного общества. Продажа и отчуждение имущества

Запрет в уставе закрытого акционерного общества. Продажа и отчуждение имущества

  • Маргарита Есипова
  • Руководитель проектов, направление «Налоги и право» Группы компаний SRG
  • специально для ГАРАНТ.РУ

Для многих собственников весьма актуальным является вопрос экономии на налогах при продаже имущества, особенно когда речь идет об отчуждении дорогостоящих объектов капитального строительства.

При классическом варианте продажи имущества в стоимость сделки включается НДС, а с полученных доходов продавец должен уплатить налог на прибыль организаций. В отличие от продажи имущества, реализация долей в уставном капитале не облагается НДС (подп. 12 п. 2 ст. 149 Налогового кодекса). В связи с этим продажу недвижимости или оборудования нередко оформляют именно таким образом.

Введенные с прошлого года новые правила ст. 54.1 НК РФ, которые только начинают применять инспекторы при проведении проверок, а суды – при рассмотрении споров, признают выгоду по сделкам, совершенным исключительно с целью налоговой экономии, необоснованной, даже если эти сделки совершены абсолютно в рамках правового поля.

Насколько безрисковыми с учетом внедрения новых правил являются подобные правовые модели налогового планирования, рассмотрим на примере обществ с ограниченной ответственностью.

Выделение общества с последующей продажей его долей

Данная модель выглядит следующим образом: общество строит объект недвижимого имущества и ставит его по окончании строительства на баланс. Затем происходит выделение дочернего общества с одновременной передачей ему на баланс построенного здания. Далее доли этого общества продаются.

Выделение общества подразумевает создание другого общества с передачей ему части прав и обязанностей реорганизуемого общества без прекращения последнего (п. 1 ст. 55 Федерального закона от 8 февраля 1998 г.

№ 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»; далее – закон об ООО).

Именно поэтому передача имущества на баланс выделяемого общества целесообразна, когда требуется не только реализовать актив в виде недвижимости, но и продолжить деятельность юридического лица. 

Налогообложение передачи имущества при выделении общества

По общему правилу, суммы НДС, принятые к вычету по товарам (работам, услугам), подлежат восстановлению, если те в дальнейшем используются для осуществления операций, не признаваемых реализацией (подп. 4 п. 2, подп. 2 п. 3 ст.

170 НК РФ). Однако это правило не распространяется на случаи по передаче основных средств при реорганизации, даже несмотря на то, что реализацией такая передача имущества не является (подп. 2 п. 3 ст. 39, п. 8 ст. 162.1, подп. 2 п. 3 ст.

170 НК РФ).

При определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества, имущественных прав, которые получены в пределах вклада (взноса) участником хозяйственного общества. Таким образом, передача имущества в качестве вклада в уставной капитал выделяемого общества не подлежит налогообложению налогом на прибыль и НДС (подп. 4 п. 1 ст. 251 НК РФ).

Налогообложение при последующей реализации долей общества

Последующая реализация долей образованного общества налогообложению НДС не подлежит, но при продаже доли в уставном капитале у участника возникает доход от реализации имущественных прав (п. 1 ст. 249 НК РФ). Сумма выручки при этом может быть уменьшена на цену приобретения доли, а также на сумму расходов, связанных с ее приобретением и реализацией (подп. 2.1 п. 1 ст. 268 НК РФ).

По мнению Минфина России, цена приобретения доли в уставном капитале общества формируется исходя из первоначального и дополнительных вкладов участника общества (письмо Минфина России от 22 июня 2015 г. № 03-03-06/1/36008).

Таким образом, при формировании уставного капитала выделяемого общества необходимо зафиксировать балансовую стоимость передаваемого имущества, что позволит в последующем значительно сократить базу по налогу на прибыль организаций.

Также важно помнить, что к налоговой базе, определяемой по доходам от операций по реализации долей в уставном капитале, применяется налоговая ставка 0% при условии, что на дату реализации таких долей они непрерывно принадлежали налогоплательщику более пяти лет (п. 4.1 ст. 284, п. 1 ст. 284.2 НК РФ). Ограничения в виде пятилетнего срока владения не позволяют злоупотреблять данным освобождением, но при правильном и дальновидном налоговом планировании, могут быть использованы без излишнего риска.

Если в дальнейшем имущество будет использоваться в необлагаемых НДС операциях (например, правопреемник будет применять УСН), есть риск, что ему предъявят требование восстановить принятую ранее к вычету сумму НДС (письмо Минфина России от 3 мая 2018 г. № 03-07-11/29894). Однако имеются решения судов, позволяющие не восстанавливать ранее принятый к вычету НДС (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 17 октября 2014 г. № 307-КГ14-1534 по делу № А52-1617/2013).

Таким образом, если юридическое лицо выделит дочернее общество, передав в качестве вклада в уставной капитал имущество, и продаст доли по истечении пяти лет, обязанность по уплате налога на прибыль и НДС не возникнет.

Риск переквалификации сделки по продаже долей в договор купли-продажи имущества

Учитывая ощутимую выгоду от продажи долей общества, на балансе которого имеется недвижимое имущество, а не продажи объекта напрямую, операции по продаже долей стали предметом особого внимания со стороны налоговых органов.

Контролирующими органами уже разработаны критерии, по которым они принимают решение о переквалификации таких сделок с негативными последствиями для налогоплательщика. ФНС России в своем письме от 13 июля 2017 г.

№ ЕД-4-2/13650@ указала, что при выявлении таких схем следует обращать внимание на совокупность обстоятельств совершения сделки, а именно:

  • неосуществление созданным обществом реальной финансово-хозяйственной деятельности до и после анализируемой сделки;
  • движение денежных средств (проведение расчетов в короткий срок, через один банк);
  • взаимозависимость контрагентов.

Также можно добавить к этому перечню следующие факторы риска:

Рассмотрим последний из приведенных рисков подробнее.

Как правило, владелец доли самостоятельно определяет ее цену. Учитывая принцип свободы договора, стороны вправе установить цену доли на свое усмотрение и не обязаны при этом привлекать оценщика для определения ее рыночной стоимости.

Для целей налогообложения прибыли, пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен.

Однако невыгодные для сторон условия сделки (завышенная или заниженная, экономически необоснованная цена) могут в дальнейшем стать основанием для оспаривания такой сделки со стороны контролирующего органа.

Рекомендации

Чтобы минимизировать риски споров с контролирующими органами, необходимо:

  • убедиться в том, что предшествующие договору взаимоотношения исключают заинтересованность «покупателя» в содержании имущества до его приобретения в собственность;
  • выработать весомую и обоснованную позицию, подтверждающую почему потребовалось выделить общество и почему принято решение о его продаже;
  • убедиться, что переговоры и переписка сторон указывают на реальность сделки и обоснованность цены (например, проведенная оценка показала наличие большой кредиторской задолженность, в связи с чем стоимость доли была снижена, несмотря на наличие имущества на балансе общества);
  • избегать продажи долей сразу после создания общества.

Помимо этого, стоит иметь в виду, что передача имущества в аренду на пять лет с последующей продажей арендатору сделает сделку безопасной даже между заинтересованными лицами.

Создание дочернего общества и передача ему имущества в качестве вклада в уставной капитал

Операции по передаче имущества, если таковая носит инвестиционный характер, в частности вклады в уставной капитал, объектом налогообложения не признаются (подп. 4 п. 3 ст. 39 НК РФ).

С учетом этого сторона, передающая имущество в уставной капитал создаваемого дочернего общества, обязана будет восстановить НДС.

Восстановлению подлежат суммы налога в размере, пропорциональном остаточной (балансовой) стоимости без учета переоценки недвижимого имущества.

Налогоплательщик, получивший имущество в качестве вклада в уставной капитал, вправе принять к вычету суммы налога, восстановленные передающей стороной (п. 11 ст. 171 НК РФ).

Суммы НДС, принимаемые к вычету, не учитываются в качестве доходов для целей налогообложения (подп. 3 и подп. 3.1. п. 1 ст. 251 НК РФ).

Для передающей стороны внереализационным расходом они также не признаются и не принимаются при исчислении налога на прибыль (подп. 16 ст. 270 НК РФ).

Таким образом, в данном случае потери в связи с уплатой (восстановлением НДС) минимальны.

При восстановлении материнской компанией ранее принятого к вычету НДС дочерняя компания сможет принять указанный НДС к вычету.

Указанные вычеты производятся только при использовании этого имущества для осуществления операций, подлежащих налогообложению НДС (письмо Минфина России от 15 августа 2016 г. № 03-07-03/47566).

В этом состоит ключевое отличие этого варианта отчуждения имущества от модели выделения общества, при котором материнская компания может не восстанавливать НДС, а дочерняя компания в этом случае не может принять НДС к вычету.

Получается, что для целей налогового планирования вариант выделения интересен больше «продавцу» (не нужно восстанавливать НДС), а вариант создания дочернего общества – «покупателю» (НДС по принятому имуществу можно будет принять к вычету).  

Риски

Создание дочернего общества с его последующей продажей также может быть переквалифицировано в куплю-продажу имущества со всеми вытекающими последствиями. Индикаторы, которые могут указывать на притворность сделки, совершенной в новой форме лишь с целью налоговой экономии, те же, что и для модели выделения общества.  

Рекомендации

Создание дочернего общества должно быть обосновано деловой целью. Например, такую цель может подтвердить необходимость введения нового учредителя.

Это может быть соинвестор, который в будущем выкупит долю у второго учредителя и таким образом станет 100% владельцем долей общества, наделенного имуществом.

В этом отношении создание дочернего общества при участии другого учредителя является более понятным вариантом с точки зрения обоснования целесообразности.

При этом совершение продажи доли второму учредителю сразу после создания дочернего общества должно быть подтверждено реальной необходимостью и деловой целью.

Кроме того, для дальнейшей передачи долей может использоваться такой корпоративный «прием», как последующий выход участника из общества.

Выход учредителя из общества с передачей ему имущества

При реализации этой модели создается общество / товарищество, в котором один участник вкладывает имущество, второй – деньги. Через определенное время первый участник принимает решение выйти из общества, получив компенсацию, пропорциональную ранее внесенному вкладу.

Закон об ООО предусматривает несколько способов прекращения участия в уставном капитале, в том числе выход из общества, при котором участнику выплачивается действительная стоимость доли.

Выход может быть осуществлен как «покупателем» – тогда выплата доли происходит путем передачи имущества, так и «продавцом» – тогда при выходе выплачиваются денежные средства в размере действительной доли (как если бы это имущество просто продавалось).

Действительная стоимость доли участника общества соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли, и определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню подачи заявления о выходе из общества (п. 2 ст. 14, п. 6.1 ст. 23 закона об ООО).

Выплачиваемая выходящему участнику стоимость доли в состав расходов организации не включается, равно, как вклад в уставный капитал не включается в состав доходов (подп. 3 п. 1 ст. 251, п. 1 ст. 252 НК РФ).

Читайте также:  Получение военного билета: в военкомат пришел акт с больницы о получении военного билета

Для вышедшего участника доходы в виде имущества, полученные в пределах вклада (взноса), не учитываются для целей налогообложения прибыли (подп. 4 п. 1 ст. 251 НК РФ). А передача участнику имущества в пределах первоначального взноса не признается реализацией (подп. 5 п. 3 ст. 39 НК РФ), в связи с чем НДС не возникает.

Если же выходящему из общества участнику передается имущество сверх суммы вклада, это превышение будет расценено как реализация, с которой нужно уплатить НДС в бюджет (подп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ).

В целях исчисления НДС будет учитываться рыночная стоимость имущества, подтвержденная заключением независимого оценщика (п. 1 ст. 154 НК РФ, письмо Минфина России от 15 ноября 2005 г. № 03-03-04/1/355).

В связи с этим, если из общества выходит участник, вносивший деньги, целесообразно, чтобы вклад соответствовал стоимости передаваемого впоследствии имущества.

Если доля выплачивается вышедшему участнику имуществом, общество должно будет восстановить НДС, если он принимался к вычету (подп. 4 п. 2, абз. 1-2, абз. 4 подп. 2 п. 3 ст. 170 НК РФ). В целях налогообложения прибыли восстановленный НДС учитывается в составе прочих расходов, связанных с производством и реализацией (подп. 1 п. 1 ст. 264 НК РФ).

Таким образом, выход участника с выплатой его доли имуществом может повлечь дополнительные налоговые затраты. Если выход будет осуществляться «продавцом», а доля будет выплачена деньгами вторым учредителем, данный механизм становится более простым и менее затратным с точки зрения налоговой нагрузки.

Риски

Самым рискованным фактором является обоснование цели создания / появления и функционирования общества, из которого будет осуществляться выход.

Также немаловажным является временной фактор: через какое время учредитель изъявил желание выйти из общества. Такой выход может быть обоснован, например, если общество долго и безуспешно работало без явной прибыли или между участниками возникли корпоративные конфликты, при которых совместный бизнес лучше прекратить.

Если же общество не вело деятельности, то факт его создания и функционирования может заинтересовать проверяющих.

Рекомендации

Данный вариант в виде организации нового юрлица с последующим выходом из него участника должен также иметь деловую и разумную предпринимательскую цель. Если налоговый орган докажет, что единственная цель состояла в минимизации налогов, эффект для налогоплательщиков будет противоположным.

Доказать наличие предпринимательской цели можно путем представления ряда аргументов и доказательств, о которых говорилось ранее (кто совершил сделку, по какой цене, в какой период и т. п.).

Также немаловажно доказать реальность деятельности нового юрлица. Об отсутствии фиктивности работы нового общества будут свидетельствовать активная деятельность, тогда как сдача «нулевой» отчетности только обоснованно укрепит сомнения проверяющих. 

***

На первый взгляд, все вышеперечисленные методы налогового планирования полностью соответствуют действующему законодательству, но, напомним, что с 19 августа 2017 года применяются новые подходы в квалификации получения налогоплательщиком налоговой выгоды (ст. 54.1 НК РФ).

С учетом этого при налоговом планировании следует обязательно проанализировать все эти риски и оценить, насколько убедительно будут выглядеть ваши доводы, если представитель налогового органа решит уточнить, почему было принято решение о выделении общества, создании дочернего или о выходе учредителя.

Каков порядок реализации акционерами преимущественного права покупки акций общества

  1. Как акционеры непубличного АО реализуют преимущественное право приобретения акций, отчуждаемых по возмездным сделкам

Запрет в уставе закрытого акционерного общества. Продажа и отчуждение имущества

Адвокат Антонов А.П.

Акционеры непубличного АО имеют преимущественное право приобретать акции, отчуждаемые третьим лицам по возмездным сделкам, если оно предусмотрено уставом общества (п. 3 ст. 7 Закона об АО).

В зависимости от того, как порядок реализации преимущественного права урегулирован уставом непубличного АО, акционеры вправе (п. 3 ст. 7 Закона об АО):

  • приобрести акции по цене, предложенной третьим лицам, или по заранее установленной уставом цене. Также устав может устанавливать порядок определения цены акций по преимущественному праву.

Но для приобретения акций, отчуждаемых не по договору купли-продажи (мена, отступное и др.), устав непубличного АО обязательно должен предусматривать заранее определенную цену или порядок ее определения;

  • приобрести можно только то количество акций, которое пропорционально количеству акций, принадлежащих акционеру, их приобретающему.

Этапы реализации преимущественного права приобретения акций, отчуждаемых по возмездным сделкам (п. 4 ст. 7 Закона об АО):

1) извещение общества об отчуждении акций третьему лицу. Сделать это должен акционер, планирующий продать (передать) свои акции. Извещение при этом должно содержать количество отчуждаемых акций, их цену и другие условия отчуждения акций.

Если этого не сделать, а также если продать акции ранее истечения срока преимущественного права, то акционеры вправе требовать в судебном порядке перевода прав и обязанностей приобретателя и (или) передачи им отчужденных акций с выплатой ими цены за акции;

2) уведомление всех акционеров о содержании извещения. Это делает общество в течение двух дней после его получения. Сделать это необходимо в том же порядке, который предусмотрен для сообщения о проведении собрания акционеров, если иной порядок не предусмотрен уставом.

При этом расходы на уведомление компенсирует акционер, отчуждающий акции, если иное не предусмотрено уставом;

См. также: Как довести до акционеров сообщение о проведении общего собрания

3) приобретение акционерами акций по преимущественному праву или отказ от его реализации. Сделать это акционеры могут в течение двух месяцев с момента получения извещения обществом. Уставом может быть установлен более короткий срок, но не менее чем 10 дней.

Для приобретения акций по преимущественному праву продавец и покупатель:

— заполняют распоряжение, которое следует получить у реестродержателя общества или у депозитария, если приобретаемые акции учитываются у него. Именно распоряжение является основанием для совершения операции по лицевому и иным счетам (п. 1 ст. 149.2 ГК РФ, п. 3.9 Порядка открытия и ведения лицевых и иных счетов, п. 1.10 Положения о требованиях к депозитарной деятельности);

— собственноручно подписывают распоряжение.

Подписать распоряжение может и представитель продавца и (или) покупателя, но тогда сделать это он должен в присутствии уполномоченного лица держателя реестра, или его трансфер-агента, или эмитента, осуществляющего прием документов для совершения операций, если это предусмотрено договором с регистратором. Либо это необходимо сделать в присутствии нотариуса (п. 3.16 Порядка открытия и ведения лицевых и иных счетов).

Вместо подписания распоряжения в присутствии указанных лиц можно представить регистратору оригинал карточки, содержащей нотариально удостоверенный образец подписи представителя, или ее копию, заверенную в установленном порядке (пп. 3 п. 3.16 Порядка открытия и ведения лицевых и иных счетов);

— подают распоряжение на регистрацию перехода прав на акции.

Распоряжение вручается регистратору или его трансфер-агенту. Перед подачей документов рекомендуем ознакомиться с правилами регистратора, так как они могут содержать положения о возможности представления документов почтовым отправлением или в виде электронного документа, подписанного электронной подписью (п. 3.8 Порядка открытия и ведения лицевых и иных счетов).

Если акции продавца учитываются депозитарием, то документы для регистрации перехода прав на акции нужно будет подать депозитарию (п. 1.10 Положения о требованиях к депозитарной деятельности).

  1. Как акционеры реализуют преимущественное право приобретения дополнительно размещаемых акций

Акционеры пользуются преимущественным правом приобретения дополнительно размещаемых акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, в установленных случаях, за исключением их размещения по закрытой подписке среди всех акционеров. До его реализации общество не вправе размещать акции лицам, не имеющим преимущественного права их приобретения (п. 1.2 ст. 40, п. 4 ст. 41 Закона об АО).

При этом единогласным решением собрания акционеров непубличного АО может быть установлено, что акционеры не имеют преимущественного права приобретения дополнительных акций и (или) эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции. Также это может быть предусмотрено уставом непубличного АО (п. 6 ст. 7 Закона об АО).

Порядок реализации преимущественного права приобретения дополнительно размещаемых акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, зависит от типа общества.

Так, публичные АО используют общий порядок, установленный Законом об АО.

Непубличные АО могут использовать как общий порядок, так и иной порядок, установив его в уставе или акционерном соглашении с участием всех акционеров (п. 5 ст. 41 Закона об АО).

Общий порядок реализации преимущественного права включает в себя следующие этапы:

1) принятие решения о размещении дополнительных акций и (или) эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции. Такое решение принимается общим собранием акционеров или советом директоров (п. 2 ст. 28 Закона об АО);

См. также: Как принять решение об увеличении уставного капитала

2) составление списка лиц, имеющих преимущественное право приобретения акций. Он составляется регистратором на дату определения (фиксации) лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, на котором принято решение о размещении акций.

При принятии решения советом директоров в список включаются лица, являющиеся акционерами на 10-й день после дня принятия, если более поздняя дата не установлена в самом решении (п. 2 ст. 40 Закона об АО).

Если 10-й день после дня принятия советом директоров решения является нерабочим, то список лиц, имеющих преимущественное право приобретения акций, в соответствии со ст. 193 ГК РФ составляется по состоянию на ближайший следующий за ним рабочий день (п. 3.12 Информации Банка России);

3) уведомление акционеров, имеющих преимущественное право. Это делает общество в порядке, предусмотренном для уведомления о проведении собрания акционеров (п. 1 ст. 41 Закона об АО);

См. также: Как довести до акционеров сообщение о проведении общего собрания

4) подача регистратору заявления о приобретении размещаемых ценных бумаг. Это заявление подается в установленном порядке.

Подать его должен акционер, имеющий преимущественное право, в течение 45 дней с момента направления (вручения) или опубликования уведомления. Иной срок предусмотрен для акционеров ПАО при размещении дополнительных акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции по открытой подписке (п. п. 2, 3 ст. 41 Закона об АО).

Приобретать акции по преимущественному праву акционеры могут:

— в количестве, пропорциональном количеству принадлежащих им акций, или в меньшем размере (п. 3 ст. 41 Закона об АО);

— по цене, определенной советом директоров. При этом цена для них может быть ниже цены размещения иным лицам, но не более чем на 10 процентов (п. п. 1, 2 ст. 38 Закона об АО).

Оплатить акции можно в любой день срока действия преимущественного права после подачи указанного заявления. Соответственно, документы об оплате к заявлению прилагать не нужно (п. 3.16 Информации Банка России).

Учтите, что если акции учитываются у номинального держателя, то заявление подается через него (п. 3.2 ст. 41 Закона об АО).

Читайте также:  Алиментное соглашение: ведь алименты выплачивались добровольно и исправно

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Процедура продажи акций акционерного общества

Продажа акций акционерного общества (АО) предполагает переход права собственности (и соответственно, всех прав и обязанностей, связанных с владением акциями) от акционера или самого АО к иному лицу, третьему, до момента продажи лицу, не являющемуся акционером, или действующему акционеру. Акция, как и иное имущество, может выступать объектом сделки купли-продажи с учетом особенностей и ограничений, накладываемых законодательством об акционерных обществах и нормативными актами, регулирующими вопросы выпуска и оборота ценных бумаг в форме акций.

Бездокументарная ценная бумага, коей является акция любого АО в силу абз. 2 п. 1 ст. 25 закона «Об АО» от 26.12.1995 № 208-ФЗ, на основании ст. 128 Гражданского кодекса (далее — ГК) представляет собой один из объектов гражданских прав. Что, в свою очередь, предполагает, что она может выступать объектом гражданско-правовых сделок, в том числе и сделок купли-продажи.

По общему правилу п. 1 ст.

129 ГК акция как вид объекта гражданских прав свободна в обороте, что означает возможность ее свободной продажи и передачи прав собственности на нее в иных формах, за исключением ограничений, прямо установленных законом.

Также право свободного отчуждения прав на такие бумаги следует из ст. 209 ГК, устанавливающей содержание самого права собственности. Так, на основании п. 2 указанной нормы владелец акций может свободно совершать любые действия и сделки.

Абз. 4 п. 1 ст. 2 закона 208-ФЗ, являющегося основным нормативным документом, регулирующим вопросы совершения сделок по купле-продаже акций АО, также указывает на неотъемлемость права держателя ценных бумаг осуществить отчуждение своих акций. При этом закон не допускает ограничений на совершение данной сделки, исключение может касаться лишь акций непубличного акционерного общества.

ВНИМАНИЕ! В ряде случаев, предусмотренных ст. 28 и 29 закона «О защите конкуренции» от 26.07.2006 №135-ФЗ, следуку предварительно необходимо согласовать с антимонопольным органом.

Продажа акций при установлении преимущественного права покупки

Право на покупку ценных бумаг в преимущественном порядке, закрепленное п. 3 ст. 7 закона 208-ФЗ, накладывает соответствующее ограничение на их продажу.

При этом в силу указанной нормы такое право может быть предусмотрено лишь в отношении сделок, которые носят возмездный характер — безвозмездная передача права собственности на акции в силу особенностей сделки не может быть осуществлена по преимущественному праву.

Однако (и об этом свидетельствует в том числе судебная практика) возникают ситуации, когда безвозмездная сделка (например, дарение) совершается в целях обойти запрет передачи акций в руки третьих лиц при наличии намерения действующих акционеров приобрести их. В то же время такие сделки на основании п. 2 ст. 170 ГК являются притворными, к ним применяются последствия ничтожной сделки.

Пленум Высшего арбитражного суда в постановлении от 18.11.2003 № 19 приходит к такому же выводу, указывая в п. 14, что при наличии доказательств притворности безвозмездной сделки по передаче акций действующие акционеры могут потребовать перевода на себя правомочий покупателя по такой сделке.

Реализация преимущественного права покупки акций может быть осуществлена при наличии следующих условий (п. 3 ст. 7 закона 208-ФЗ):

  • осуществляется купля-продажа акций непубличного АО;
  • такое право закреплено в уставе организации;
  • воспользоваться таким правом могут лишь действующие акционеры или в прямо установленных уставом случаях само общество.

Как отразить операции, связанные с продажей акций в декларации по налогу на прибыль, узнайте в Готовом решении от КонсультантПлюс. Если у вас нет доступа к системе, получите пробный демо-доступ бесплатно. 

В целях реализации этого права продавец в соответствии с п. 4 ст. 7 закона 208-ФЗ обязан известить общество о намерении осуществить отчуждение акций путем продажи.

Когда продавать акции, чтобы получить дивиденды см. здесь.

Особенности выкупа акций обществом

Одним из вариантов продажи акций является возмездное их отчуждение АО. При этом существует два возможных варианта выкупа:

  1. Обязанность общества купить акции на основании правомочного требования акционера в установленных законом случаях.
  2. АО осуществляет покупку акций на добровольной основе на основании волеизъявления акционеров общества.

Обязанность общества совершить покупку акций закреплена ст. 75 закона 208-ФЗ в следующих случаях:

  • принятие решения о реорганизации предприятия;
  • согласие на совершение сделки, стоимость которой более половины балансовой стоимости активов общества (крупная);
  • утверждение изменений в уставе, которыми были ограничены права акционеров;
  • изменение статуса общества с публичного на непубличное;
  • направление заявления о делистинге (прекращении торговли акциями общества на бирже ценных бумаг) по решению общего собрания.

Защита от рейдеров: учитываем нюансы в уставе АО

Акционерное общество, в соответствии с законодательством нашей страны, – это общество, уставный капитал которого разделен на определенное число акций; участники акционерного общества (акционеры) не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им акций.

Россол С.В.

Учредительные документы определяют индивидуальные особенности статуса конкретного юридического лица в рамках действующего законодательства. В акционерном обществе в качестве такого документа выступает устав.

Несмотря на то, что в акционерных обществах при их создании заключается договор, учредительным документом он не является и норм, регулирующих деятельность общества после его создания, он не содержит.

Подобные договоры заключаются с целью определить порядок осуществления совместной деятельности будущих акционеров по созданию общества, размер его ­уставного капитала, а также категории и порядок размещения акций.

Типовой устав – не выход

Таким образом, устав акционерного общества для его деятельности является важнейшим документом. К сожалению, в большинстве организаций сложилась практика, когда к учредительным документам относятся как к чему-то, существующему только по прихоти законодателя.

При создании обществ используются стандартные тексты, взятые из сборников или электронных правовых баз безо всякой переработки, под нужды конкретной организации. Но, как достаточно часто оказывается, подобный устав давно устарел.

Ведь ни для кого не секрет, что законодательство в нашей стране меняется очень часто. В итоге общество может столкнуться с ­самыми ­неожиданными и зачастую очень неприятными для него последствиями подобного формального отношения к столь важному документу.

Для ­иллюстрации этого положения можно привести простой пример.

В акционерных обществах со сравнительно небольшим числом акционеров совет директоров часто не создается или же предусматривается только «на бумаге» с указанием в уставе, что в случае, если совет директоров не избран, его функции выполняет общее собрание акционеров.

Законодатель действительно предоставляет АО такую возможность. При этом 27.07.2006 года в закон «Об АО» был внесен ряд существенных изменений.

В частности, в полномочия совета директоров была включена обязанность принимать решения об участии и о прекращении участия АО в других организациях, за исключением участия в финансово-промышленных группах, ассоциациях и иных объединениях коммерческих организаций, если уставом это не отнесено к компетенции исполнительных органов общества (п. 17.1 ст. 65) . Таким образом, если в уставе нет соответствующей оговорки и в обществе отсутствует совет директоров, решения генерального директора об участии акционерного общества в других организациях могут быть оспорены в суде заинтересованными лицами. Как правило, в подобных спорах заинтересованы только рейдеры, стремящиеся к захвату бизнеса. По понятным причинам в типовых уставах, написанных до июля 2006 года, подобный пункт отсутствует.

Избежать подобных казусов (которые могут неприятно закончиться) можно только одним способом – внимательно подойти к вопросам разработки устава, тщательно продумать все возможные варианты развития взаимоотношений между акционерами и выбрать из возможных вариантов наиболее приемлемый. Ведь основная цель диспозитивности правового регулирования – это возможность индивидуализации и подстраивания общих положений под конкретную ситуацию.

Что писать в уставе

Условно «содержимое» устава акционерного общества можно разделить на несколько блоков. Первый блок – обязательная информация об обществе. К ней относятся:

  • полное и сокращенное фирменное наименование общества;
  • место нахождения общества (место нахождения его единоличного исполнительного органа);
  • указание на тип общества (открытое или закрытое);
  • количество, номинальную стоимость, категории (обыкновенные, привилегированные) акций и типы привилегированных акций, размещаемых обществом;
  • размер уставного капитала общества;
  • сведения о филиалах и представительствах общества и некоторая другая информация.
  • Второй блок – это нормы, непосредственно регулирующие деятельность общества. Прежде всего они регламентируют:
  • действия с акциями и уставным капиталом общества;
  • действия, связанные с учреждением, реорганизацией и ликвидацией общества;
  • порядок управления обществом.

Особняком мы бы выделили еще один очень интересный смысловой блок. Это нормы, направленные на защиту общества от недружественного поглощения и неадекватных действий со стороны собственных миноритарных акционеров (гринмэйл).

Остановимся на нескольких наиболее интересных, по мнению автора, положениях, затрагивающих порядок управления и защиты бизнеса, предоставляемых нам законом «Об АО».

Мы будем рассматривать только диспозитивные нормы (которые оставлены на усмотрение руководства организации).

Ведь именно они и определяют неповторимое «лицо» каждого акционерного общества, уровень проработанности его системы управления и степень защищенности от корпоративных конфликтов.

Так, пункт 3 статьи 7 закона «Об АО» дает ЗАО возможность приобрести акции, предлагаемые к продаже, от приобретения которых отказались акционеры общества. Эта норма, на наш взгляд, напрямую направлена на защиту ЗАО.

Действительно, если в закрытом акционерном обществе один из акционеров решается продать свои акции, причем находится покупатель, предлагающий за них значительные средства, может возникнуть ситуация, когда никто из остающихся акционеров не сможет воспользоваться своим преимущественным правом в силу отсутствия свободных денежных средств.

  1. В этом случае на помощь акционерам, желающим «сохранить свой тесный кружок» от вмешательства постороннего лица, может прийти само общество.
  2. Пример 1
В уставе данное положение следует закрепить следующим образом:Если акционеры не использовали свое преимущественное право на приобретение указанных акций, то такое право может быть реализовано самим обществом по решению общего собрания акционеров.

В случае если при осуществлении сделки преимущественное право будет нарушено любым из акционеров, то общество может в судебном порядке потребовать перевода на себя прав и обязанностей покупателя. То есть оно получит акции и будет обязано их оплатить.

Кроме того, закон «Об АО» дает возможность в уставе ЗАО установить ограничения количества акций, принадлежащих одному акционеру, и их суммарной номинальной стоимости

Читайте также:  Требование демонтировать рекламную конструкцию до окончания действия разрешения

ВС: За убытки по сделкам с отчуждением активов АО отвечает его директор, а не общее собрание акционеров

17 сентября Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-8975 по спору о взыскании акционером общества с генерального директора последнего убытков за неразумное и недобросовестное отчуждение активов АО без эквивалентного удовлетворения за короткий срок.

Акционерами АО «Капитал Перестрахование» являлись ЗАО «КС-Холдинг», владевшее 105 399 обыкновенными акциями, и ООО «РГС-Активы», которому принадлежала одна обыкновенная акция. АО «Капитал Перестрахование» владело 100% доли уставного капитала ООО «Медис».

В марте 2017 г. вышеуказанное акционерное общество приобрело по договору купли-продажи 1% доли уставного капитала общества «РГС Мед-Инвест», участниками которого являлись несколько других юрлиц. Уставный капитал приобретенного общества составлял 100 тыс. руб.

1 августа 2017 г. на внеочередном общем собрании акционеров генеральным директором АО «Капитал Перестрахование» был назначен Даур Джениа.

Тогда же было принято решение об увеличении уставного капитала общества «РГС Мед-Инвест».

Увеличить уставной капитал планировалось за счет неденежного дополнительного вклада в виде 100% доли уставного капитала общества «Медис», но в соответствующем решении отсутствовали условия передачи такого вклада.

Через два дня генеральный директор «Капитал Перестрахование» направил заявление в «РГС Мед-Инвест» о внесении дополнительного вклада в уставный капитал.

Он указал размер и состав вклада, а также то, что в результате увеличения уставного капитала доля АО должна составить 3,8957%, а ее номинальная стоимость – 4013 руб.

Требование генерального директора АО было исполнено обществом, уставный капитал последнего увеличился до 103 013 руб.

В итоге АО передало «РГС Мед-Инвест» 100% доли уставного капитала общества «Медис» общей стоимостью 659,8 млн руб. На общем собрании участники «РГС Мед-Инвест» утвердили итоги внесения обществом «Капитал Перестрахование» дополнительного неденежного вклада. Согласно ему в результате увеличения уставного капитала общества доля АО составила 3,8957% (номинальная стоимость – 4013 руб.).

Впоследствии «КС-Холдинг» обратился в суд с иском о взыскании убытков с Даура Джениа.

По мнению истца, в результате неразумных и недобросовестных действий генерального директора «Капитал Перестрахование» он передал собственное имущество, но не получил в обществе «РГС Мед-Инвест» имущественные и корпоративные права, эквивалентные 659,8 млн руб.

В дальнейшем размер иска был увеличен истцом до 2 млрд руб. из-за того, что ответчик в течение месяца после назначения генеральным директором подписал сделки по выводу его денежных средств и иных активов.

Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил иск «КС-Холдинг».

Он заключил, что в результате действий ответчика, совершившего в короткий срок ряд сделок, ценные активы общества «Капитал Перестрахование» были отчуждены в пользу третьих лиц, в том числе в отсутствие эквивалентного встречного предоставления 100% доли уставного капитала общества «Медис». Таким образом, суд сделал вывод о том, что истцу были причинены убытки.

В то же время в решении суда первой инстанции отсутствовали выводы о том, какие действия Даура Джениа свидетельствовали о его недобросовестном или неразумном поведении при совершении сделок по внесению дополнительного вклада в уставный капитал общества «РГС Мед-Инвест» и тех, в результате которых, по утверждению истца, были выведены его активы на сумму 2 млрд руб.

Апелляционный суд отменил решение первой инстанции и отказал в удовлетворении иска. Постановление второй инстанции было поддержано окружным судом. Отменяя решение суда, апелляция исходила из недоказанности истцом совокупности обстоятельств, необходимых для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков.

В обоснование своих выводов вторая инстанция сослалась на то, что решение общего собрания акционеров «Капитал Перестрахование» согласовало и одобрило заключение сделки по внесению имущественного вклада обществу «РГС Мед-Инвест» в целях увеличения его уставного капитала. Это обстоятельство, как полагал апелляционный суд, свидетельствовало о наличии воли и согласия на заключение соглашения о передаче 100% долей ООО «Медис». Таким образом, ссылки истца на экономическую необоснованность заключенной сделки были отклонены.

Не согласившись с судебными актами, принятыми судами апелляционной и кассационной инстанций, АО СК «Росгосстрах» (правопреемник АО «Капитал Перестрахование») обратилось в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Изучив материалы дела № А40-5992/2018, высшая судебная инстанция отметила, что решения общего собрания акционеров, содержащие согласия на совершение сделок, сами по себе не являются основанием для безусловного их исполнения единоличным исполнительным органом общества, который обладает неотъемлемой автономией в принятии непосредственных решений о совершении сделок (ст. 69 Закона об АО).

При этом Верховный Суд указал, что решение общего собрания акционеров не содержало указание совершить сделку. Он напомнил, что по общему правилу к компетенции общего собрания акционеров такие полномочия не отнесены, иное может быть предусмотрено уставом непубличного общества (п. 4 ст. 48 Закона об АО).

«Однако даже в этом случае лицо, осуществляющее полномочия единоличного исполнительного органа, вправе не выполнять указания, содержащиеся в решениях общего собрания акционеров, если это принесет вред интересам общества, поскольку наличие указаний общего собрания акционеров не освобождает такое лицо от обязанности действовать добросовестно и разумно.

При этом единоличный исполнительный орган не может ссылаться на то, что он действовал во исполнение решения общего собрания, поскольку оценка в ходе управления обществом, насколько те или иные действия выгодны для общества и не причинят ли они вреда, составляет часть его обязанностей.

Это позволяет единоличному исполнительному органу избежать ответственности, передавая вопросы на рассмотрение общего собрания акционеров», – отмечено в определении.

Верховный Суд также отказался считать основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам факт того, что действие последнего, повлекшее для юрлица негативные последствия, было одобрено решением коллегиальных органов организации, а равно его учредителей (участников), либо директор действовал во исполнение указаний таких лиц. Ведь директор организации обязан действовать в интересах юрлица добросовестно и разумно (п. 3 ст. 53 ГК РФ). Свою правовую позицию ВС РФ обосновал ссылкой на п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ № 62 от 30 июля 2017 г.

«В решении от 1 августа 2017 г. акционеры не указали условия, на которых истцом вносился имущественный вклад в уставный капитал общества “РГС Мед-Инвест”.

Судами не исследовались вопросы о разумности и добросовестности действий ответчика, направившего в общество “РГС Мед-Инвест” заявление о внесении дополнительного вклада в уставный капитал, с указанием на то, что в результате увеличения уставного капитала путем внесения имущества рыночной стоимостью 659,8 млн руб.

доля истца должна составить 3,8957%, а ее номинальная стоимость – 4013 руб., о соответствии их интересам общества “Капитал Ре” (иное наименование истца – Прим. ред.). Кроме того, ошибочными являются выводы суда апелляционной инстанции о том, что препятствует взысканию убытков тот факт, что не оспорено решение, которым одобрено совершение сделки по внесению имущественного вклада.

Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу п. 1 ст. 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить», – пояснил Суд в своем определении.

В этом случае размер возмещаемых убытков, как пояснил ВС РФ, определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25).

Это означает, что в результате возмещения убытков хозяйственное общество должно быть поставлено в то положение, в котором оно находилось бы, если бы его право не было нарушено.

Следовательно, вывод апелляционной инстанции о невозможности исследования обстоятельств, связанных с совершением ответчиком иных сделок по выводу имущества, как не связанных с основанием иска сделан в противоречии с заявленными истцом требованиями.

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

По словам адвоката, партнера АБ «КРП» Виктора Глушакова, определение ВС в очередной раз демонстрирует, что в подобных корпоративных спорах, которые касаются оценки разумности действий (бездействия) органов управления компании, недостаточно формальной оценки обстоятельств дела и поведения сторон. «Подходы как первой, так и апелляционной инстанции сводились к установлению формальных значимых обстоятельств, которых, по мнению судов, должно было быть достаточно для удовлетворения или отказа в удовлетворении исковых требований к руководителю предприятия», – пояснил он.

Эксперт отметил, что из судебного акта очевидно, что только наличие факта одобрения сделки, или только отсутствие ожидаемого встречного исполнения (обстоятельства, на которых строят свою позицию суды первой и апелляционной инстанций), недостаточно для принятия решения по такому спору. «В подобных спорах следует изучить мотивы поведения директора, ожидаемые им последствия, основания, на которых руководитель основывал принятое решение, а также множество иных обстоятельств, которые зависят от конкретного дела», – пояснил адвокат.

«Данный судебный акт крайне важен для бизнеса. Руководителям, которые находятся в конфронтации с собственниками/акционерами, следует более взвешенно подходить к принимаемым решениям и создавать дополнительные защитные инструменты, которые позволят им защитить себя на случай возникновения подобных споров», – заключил Виктор Глушаков.

Адвокат, управляющий партнер юридической консалтинговой группы «Шашкин и Партнеры» Денис Шашкин отметил, что в последнее время тема ответственности руководителей компаний все чаще фигурирует в громких делах.

«И это не только споры, связанные с банкротством, где речь идет о субсидиарной ответственности.

Компании не пренебрегают возможностью взыскать убытки с руководителей, как текущих, так и бывших, чтобы компенсировать свои убытки, которые зачастую не связаны с действиями директора», – полагает он.

По словам эксперта, определение ВС – хороший пример того, что решения, принимаемые руководителем компании, хоть и подкрепленные решением коллегиального органа или собственника, не снимают с него ответственности в дальнейшем.

«Необходимо учитывать, что руководитель не лишен права возразить решению собственника или коллегиального органа, а также оспорить его, как бы это не выглядело, на первый взгляд, неразумно.

Разумность и законность при совершении сделок руководителем должны иметь место в любом случае, иначе теряется смысл руководителя как исполнительного органа общества, если он лишь беспрекословно выполняет указания и подписывает документы.

Все лица компании должны работать в пределах своей компетенции, используя права и обязанности, включая возможные возражения, в конечном счете направленные на защиту интересов общества. На это направлена изложенная в определении правовая позиция Верховного Суда», – резюмировал Денис Шашкин.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector