Что делать если моего ребенка терарезируют работники школы

Насмешки и издевки одноклассников вполне заурядное, хотя не сказать, что нормальное явление. Одно дело, когда подтрунивание происходит изредка, в шутливой форме и ребенок при этом не ощущает дискомфорта. Хотя о последнем точно может знать только сам школьник.

Куда хуже, если издевки и насмешки переходят в издевательства, систематические оскорбления и даже физическое воздействие, а ребенок просто становится объектом травли.

Причем причин такому поведению одноклассников и сверстников вообще может быть масса: «он бедно одевается, у него нет модных гаджетов, его родители не состоятельны, он не посещает школьные вечеринки» и так далее.Что делать если моего ребенка терарезируют работники школы

Для многих взрослых, в том числе и для педагогов такое положение вещей зачастую не является чем-то таким, на что нужно было бы обратить серьезное внимание. Но, давайте посмотрим на некоторые итоги такого школьного обращения:

  • Дорогомиловская школа, февраль 2019 года – драка между школьницами закончилась тем, что две из них были госпитализированы с закрытой травмой живота, еще одна с сотрясением головного мозга и черепно-мозговой травмой. Дети учатся только в третьем классе.
  • Москва, ноябрь 2018 года – 15-летнего школьника жестоко избили 3 сверстника, и засняли все на видео.
  • Подмосковье, школа в Ивантеевке, 2017 год – школьник из пневматического оружия открыл стрельбу по одноклассникам. Пострадали 4 ученика и учительница.

Это самая малая часть случаев, которые происходят в учебных заведениях.

Возможно, не везде причиной грубого поведения школьников становится их травля сверстниками, но зачастую именно психологическая травма приводит к столь ужасающим последствиям.

А ведь предотвратить все это можно взрослым – родителям, которые будут внимательно относится к своему ребенку и учителям, которые добросовестно будут выполнять свои обязанности.

Что делать, если ребенка обижают в школе, какова ответственность несовершеннолетних за издевательства и как не допустить трагического развития событий – об этом далее и поговорим.

Как понять, что у ребенка проблемы в школе?

К сожалению, не у всех детей и родителей создаются доверительные отношения, а потому при конфликтных ситуациях в школе или просто между сверстниками, ребенок, скорее всего промолчит.

Что делать если моего ребенка терарезируют работники школы

Явными признаками того, что оскорбляют ребенка в школе может быть следующее:

  • Ребенок не хочет идти в школу, причем ранее такого за ним не замечалось. Школьник может искать любой повод, лишь бы остаться дома.
  • Ребенок приходит из школы в дурном настроении, подавленном состоянии.
  • Резко ухудшилась успеваемость.
  • Часто «теряет» личные вещи, в том числе и карманные деньги.
  • Не редкими становятся случаи, когда ребенок приходит из школы в порванной, грязной одежде, могут присутствовать и ссадины.

В домашней обстановке поведение школьника также меняется: могут появляться черты характера, которые ранее ему были не свойственные, он становится замкнутым, молчаливым, на вопросы «как дела в школе» отвечает не охотливо.

Вообще, любые изменения в поведении ребенка не должны оставаться без внимания родителей. Чем раньше будет обнаружена проблема и предприняты меры для ее устранения, тем лучше.

Что делать, если ребенка действительно обижают в школе?

Такую проблему нельзя игнорировать, даже если по мнению взрослого, происходят безобидные вещи. В первую очередь нужно попытаться поговорить с ребенком «по душам». Возможно, понадобится консультация детского психолога.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

  • Телефон в Москве и Московской области: +7 (495) 266-02-45
  • Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области: +7 (812) 603-78-25
  • Бесплатная горячая линия по всей России: 8 (800) 301-39-20

Далее нужно начинать предпринимать меры:

  • Собираем доказательную базу: скриншоты переписки в соцсети, мессенджере, аудио и видео записи (если есть), свидетельские показания. Также нужно сохранить испорченные вещи ребенка. Если есть побои (даже если это мелкие ссадины), получить подтверждающую справку из медицинского учреждения.
  • Обращаемся в школу – к классному руководителю, директору. Оповещаем их о ситуации, требуем вызвать в школу родителей обидчиков. С ними также нужно провести беседу, но делать это надо только в присутствии учителя, директора.

Если такие мероприятия не помогли, и ситуация не разрешались, то:

Если и при этом дело не решилось должным образом, то обращаемся с заявлением в:

  • Департамент образования.
  • Прокуратуру.
  • Уполномоченному по правам человека в городе.

Последние мероприятия необходимы, когда ситуация уже более, чем серьезная и речь идет не об обычном школьном конфликте. Поэтому, на данном этапе:

  • Собираем доказательную базу самого инцидента и того, что были предприняты меры до суда: копии жалоб на имя директора школы, заявления в КДН, инспектору.
  • Обращаемся к юристу – с адвокатом вести такие дела гораздо эффективнее.
  • Подаем иск в суд.

Что делать если моего ребенка терарезируют работники школы

Ответственность за буллинг

Большинство подростков, которые совершают противоправные (в том числе и с моральной точки зрения) действия относительно своих одноклассников, полагают, что не понесут за это ответственность. Но, так не считает Уголовный Кодекс РФ. Начиная с 14 лет, подросток может отвечать уже по таким статьям:

  • Статья 111 – умышленное причинение вреда здоровью, в том числе и психологическому.
  • Статья 213 часть – хулиганство.
  • Статья 112 – причинение вреда здоровью средней тяжести.
  • Статья 158 – кража
  • Статья 161 – грабеж.
  • Статья 162 – разбой.
  • Статья 163 – вымогательство.
  • Статья 167 часть 2 – умышленное повреждение чужого имущества.

С 16 летнего возраста в силу вступает ответственность и по таким статьям УК РФ:

  • Статья 110 – доведение до самоубийства вследствие жесткого обращения, систематического оскорбления, унижения чести и достоинства.
  • Статья 282 – унижение человеческого достоинства, возбуждение ненависти или вражды.
  • Статья 116 – нанесение побоев.
  • Статья 119 – угроза убийством.
  • Статья 128.1 – клевета, распространение заведомо ложных сведений.
  • Статья 117 – истязание физическое или психологическое.

Что делать если моего ребенка терарезируют работники школы

Ответственность могут понести и учителя, если будет установлено, что они халатно относились к свои должностным обязанностям. Статья за халатность также есть в УК РФ.

И в заключение

Здесь было оговорена только юридическая сторона проблемы – подросткам нужно понимать, что за свои действия придется отвечать и не всегда только замечанием в школьном дневнике. Моральная сторона этого вопроса куда сложнее, чем то, что описано в УК РФ и КоАП РФ. Школьные травмы ребенка довольно часто приводят к серьезным психологическим проблемам во взрослой жизни.

Но, суть этой проблемы заложена как раз-таки во взрослых: их обязанность воспитывать своих детей. Родителям нужно понимать, что за действия своих детей отвечают они, и то, какие действия совершают их чада – также их зона ответственности.

Учитель травит моего ребенка, что делать?

Журналист и психолог Ольга Золоткова, столкнувшаяся с некомпетентным и агрессивным учителем, рассказала, как ей удалось разрешить ситуацию, и составила подробный план действий.

Когда сын учился в первом классе, учительница несколько раз инициировала травлю учеников. Я вмешивалась и протестовала, а учитель и администрация школы удивлялись: не вашего же, вам-то что. Я тоже удивлялась: педагогам в 21 веке странно не знать, что такое травма свидетеля.

Мы сменили школу. Во втором классе я попросила учительницу отпускать класс на перемены — в ответ она стала настраивать детей против моего сына. Я среагировала быстро и до настоящей травли дело не дошло, зато дошло до служебного расследования и прокурорской проверки. Прокуратура нашла нарушения.

Я проанализировала опыт родителей, которые сталкивались с учительской агрессией, учла ошибки и написала эту инструкцию.

Не бойтесь, хуже не будет

Не бойтесь, что из-за вашего вмешательства учитель будет плохо относиться к ребенку. Во-первых, учитель уже плохо относится к нему, если травит. Во-вторых, родители должны защищать своих детей.

К моему ребенку учительница после этой неприятной истории стала относиться нейтрально.

Фиксируйте все

Записывайте в блокнот, файл, блог — не рассчитывайте на память. Фотографируйте, делайте скриншоты, сохраняйте видео и аудио. Не удаляйте переписку. Если причинен вред здоровью — фиксируйте документально (снимайте побои) в тот же день.

Читайте также:  Военная пенсия: 27 марта у мужа заканчивается контракт, ему 47 лет, есть 20 лет выслуги

Важно: на встречах включайте диктофон и уведомляйте, что ведется запись. В начале записи проговорите дату, время, место, участников. Право на информацию вам гарантирует ст. 29 п. 4 Конституции РФ, самозащиту гражданских прав — ст. 12 Гражданского кодекса РФ.

В уставе школы написано, что пользоваться телефоном в школе запрещено? — такой устав нарушает законодательство.

Если официальные лица отказываются разговаривать при включенном диктофоне, вставайте и уходите, не тратьте время. Идите на следующий уровень.

Я сделала ошибку — не писала на диктофон встречу с директором и сильно пожалела об этом. При служебной проверке директор отказалась от того, что говорила на встрече, а у меня не оказалось доказательств.

Сформулируйте цель

Перед каждой встречей, телефонным разговором или перепиской определитесь, чего хотите на выходе. Чтобы учителя уволили или отстранили? Перевестись в другой класс или школу? Извинений учителя и администрации? Разбор случая вместе с классом? Работу с психологом?

Кстати. Если школа не соблюдает права ребенка, цель «устроить им, чтобы мало не показалось» — вполне экологичная. Систему образования это не изменит, но профилактикой насилия быть может.

Мне четко сформулированная цель помогала не тратить время на пустую болтовню с администрацией школы и не верить пустым обещаниям.

Назначайте встречи

Сначала с классным руководителем. Если не решите на его уровне — к директору школы. Я ходила на встречи одна, но всегда лучше, если присутствуют оба родителя — это усиливает позицию.

Можно сначала встретиться с учителем — но будьте готовы, что это окажется бесполезно. Как показывает опыт, если учитель ведет себя настолько непрофессионально, что допускает травлю учеников, разговоры с ним ситуацию не изменят.

Почему не с завучем? Я не знаю ни одного случая, когда завуч помогла решить конфликт — поэтому сделала вывод, что лучше сразу к директору. Возможно, решение конфликтов это вообще не функция завуча.

Сохраняйте ясную голову

Успокоительное типа новопассита, валерьянки или пустырника лучше пить после важного разговора, а не до. На встрече нужна ясная голова и быстрая реакция.

Когда сын учился в первом классе, меня пригласили на комиссию по поводу жестокого поступка учителя. Я страшно волновалась и сделала ошибку — за час выпила новопассит и в разговоре потом тормозила. На будущее решила: ДО переговоров ничего успокоительного.

Не реагируйте на психологическое давление

Администрация школы использует старые недобрые приемы: газлайтинг (вам показалось, не может быть, ребенок фантазер, не нагнетайте, всем нравится, только вам не нравится, никто не жаловался), обвинение жертвы (что-то с ребенком не так, раз он всех раздражает, он довел учителя), забалтывание (все хорошо, мы работаем над этим вопросом, наш класс очень дружный, у нас не бывает конфликтов, это недоразумение, заслуженный педагог, 40 лет педстажа, все дети ее любят). Будьте к этому готовы.

Интерес администрации — не выносить сор из избы и тихонько замести его под ковер. А ваш интерес — защитить ребенка.

Оцените, нужен ли вам перевод в другую школу

«Не нравится — переводитесь в другую школу или на семейное обучение» — совершенно непрофессиональное заявление педагога.

Перевестись в другую школу просто технически, но непросто морально: это адаптация, другая логистика, у ребенка тут приятели и привычные другие учителя. И не факт, что в другой школе не будет других сложностей, — система образования везде одна и та же.

Я перевела сына из обычной школы в элитную — насилие со стороны системы есть везде. Семейное обучение вообще отдельная тема и не все к нему готовы.

Вы и ваш ребенок имеете право на базовое уважение в той школе, где вы находитесь сейчас. Меняться должны не вы, а школа.

Напишите заявление

Если директор школы адекватно не отреагировал, составляйте заявление в двух экземплярах. Секретарь в приемной их зарегистрирует и на вашем экземпляре поставит номер входящего.

В заявлении сухим канцелярским языком опишите события в хронологическом порядке, укажите на имеющиеся у вас доказательства, перечислите номера нарушенных статей закона.

Пригодятся:

Оставить заявление в прокуратуру, управление образования, департамент образования, государственную службу по контролю и надзору в сфере образования, уполномоченному по правам ребенка можно на их официальных сайтах. Подтверждение о приеме придет на вашу электронную почту. Ответить должны в течение 30 рабочих дней.

Из школы, управления образования и администрации города мне пришли лживые наглые отписки с одинаковым текстом. Будьте готовы к такому, возможно, писать заявления придется несколько раз.

Не рассчитывайте на поддержку других родителей

Если вы найдете единомышленников среди других родителей, это удача. Но будьте готовы к тому, что не найдете, или они решат остановиться на каком-то этапе — у меня так и вышло.

В родительском чатике многие были жестко настроены против меня: наш класс – дружная семья, у всех все хорошо, а вы тут со своим негативом, нам учитель нравится, ну и что что дети ее боятся и ненавидят.

Остальные молчали, потому что боялись.

Огласка — сила

Насилие любит молчание. Пишите о своей ситуации в соцсетях, обращайтесь на известные сайты — это даст мощную поддержку вам и силы многим людям.

В Фейсбуке меня очень поддержали друзья и незнакомые люди, я очень им благодарна. Когда становилось психологически совсем трудно — плакалась в подзамочных постах в Фейсбуке, и мне всегда помогали.

  • Можно остановиться на любом этапе
  • Вы живой человек, поэтому можете устать, передумать, отказаться, изменить мнение.
  • Я не стала оспаривать отписки из управления образования, уже не было сил, если честно.
  • Осторожно, зоновская этика

Возможно, вам придется услышать в свой адрес слова из активного лексикона насильников: «лох», «терпила», «стукач», «истеричка», «жалобщица», «скандальная мамаша», «родительский экстремизм». Фразу про родительский экстремизм использовала в разговоре со мной директор элитной гимназии.

Это принципы из-за колючей проволоки: молчи, терпи, не высовывайся, хуже будет, тебе что, больше всех надо, ты что, самая умная, ишь, неженка. Я постоянно старалась помнить об этом и не уподобляться.

Рассказывайте ребенку, что происходит

Желательно в корректных выражениях. Мы говорили с сыном обо всех этапах, он воспринимал нормально. По мере развития событий сын стал мягче относиться к учительнице и в некоторых моментах даже жалеть ее.

Вы не проиграете в любом случае

Даже если формально ничего не добьетесь, результат есть все равно. Вы демонстрируете цивилизованную реакцию на нарушение прав. Вы учите ребенка, что можно не терпеть насилие и не молчать. Вы делом показываете, что вы на стороне ребенка — это ценнейший опыт детства. Вы вдохновите других родителей, не согласных, чтобы их ребенок каждый день отправлялся в школьный ад.

Считаю, что я сделала все правильно, потому что у моего восьмилетнего сына есть гражданская позиция.

Что делать если моего ребенка терарезируют работники школы

Что делать родителям, ребенку и учителям в ситуации школьного буллинга?

Условно можно разделить историю изучения буллинга на три этапа.

I этап. Скандинавские исследования. 1969–1989 годы

Шведский школьный врач Петер-Пауль Хайнеман написал книгу о групповом буллинге среди детей и взрослых, рассматривая эту проблему как естественный отбор в природе. И Дэн Олвеус тоже рассматривал травлю как чисто биологический процесс, когда особи альфа, бета и гамма начинают бороться за существование.

Позже моббинг исследовал и Анатоль Пикас — они применил более прогрессивный подход к проблеме, рассматривая буллинг как вопрос групповой динамики. Кристи Лагерспетц и Кристина Салмивалли провели исследования, чтобы узнать, как ведут себя жертвы, агрессоры, и как относятся к травле наблюдатели.

II этап. Исследования проблемы вне Скандинавии. 1987–1993 годы

В 1989 году в дублинском Trinity College был открыт специальный факультет по изучению буллинга. В течение семи лет — с 1987 по 1993 годы — в Северной Америке, Канаде, Японии, Англии и Австралии проводились многочисленные исследования, посвященные проблеме буллинга.

Читайте также:  Удержание по исполнительному листу из заработной платы проводки

III этап. 1993–2004 годы

В этот период появляется первая системная работа в изучении буллинга — модель Дэна Олвеуса, которая описывает факторы семейного воспитания, обучения в школе, размывания ответственности и так называемого социального заражения.

В Йоркском университете в Канаде открывается центр LaMarsh, где системно начали изучать явления моббинга и буллинга в школах. А в Англии был создан проект Sheffield, который разрабатывал рекомендации для педагогов по предотвращению моббинга.

Еще позже, в 2003 году, ОЭСР учредила Экспертный совет по сотрудничеству 30 стран для предотвращения школьного насилия. Совет, кстати, работает до сих пор.

А в 2006 году в России вышла статья И. С. Кона «Что такое буллинг и как с ним бороться». За 14 лет материал помог многим учителям и родителям. И, конечно, до сих пор актуален.

Биологические корни буллинга

Социальность

С точки зрения нейрофизиологии, человек получает удовольствие от принадлежности к какой-либо группе.

И ему бывает практически все равно, к какой именно — ощущая себя частью коллектива, он чувствует благополучие за счет раздражения дофаминовой системы.

Помимо этого, становясь членом социальной группы, человек чувствует снижение страха и тревоги, начинает испытывать ощущение тепла и безопасности от принадлежности к коллективу.

Большинство людей при выборе быть одному или в группе выберут коллектив. Ощущая себя частью группы, они будут чувствовать покой, равновесие и устойчивость.

Если человек опознает другого как непохожего по каким-либо признакам (цвету кожи, форме черепа, росту, форме тела, уровню культуры), то высока вероятность проявления агрессии на биологическом уровне.

Конформизм

Подражание, характерное для всего живого мира, характерно и для человека. А вот при возникновении оппозиции у человека появляется ощущение «я не прав».

И тут все дело в мозге: в это время активно раздражается вентральная медиальная префронтальная кора, которая участвует в обработке риска и страха.

Кстати, именно на этом механизме раздражения основано обучение с подкреплением: сделал правильно — получи бонус; сделал не так — получи наказание.

Если человека долго в чем-то убеждать, демонстрировать ему определенное поведение, то затылочная кора, которая анализирует зрительное раздражение, будет воспринимать это за истину.

Так, например, можно убедить человека воспринимать агрессивное поведение как норму.

Это убеждение может сформироваться у ребенка даже во время просмотра мультфильмов с агрессивным поведением героев и закадровым смехом.

Исследования и эксперименты ученых и психологов (Стэнли Милгрэма, Соломона Аша и Филипа Зимбардо) подтверждают теорию о том, что достаточно много людей согласны быть конформными. Дофаминовая система требует, чтобы мы принадлежали коллективу. Поэтому человеку чаще всего проще согласиться с линией коллектива (какой бы «кривой» она ни была), чем противостоять этому коллективу.

И еще одно неприятное отклонение. Когда человек принадлежит команде, существует некая формальная ответственность: «я же член команды, значит, мне надо действовать так же, как ведет себя команда». И здесь размывается чувство вины: «я не один это делал, это делали все».

Конечно, сложно и неприятно травить кого-то одному — а когда нас трое, четверо, пятнадцать, тут уже никто не виноват, потому что одинаково поступила вся группа.

Часто в таком «стадном» поведении виновато несамостоятельное мышление, стрессы, низкий уровень интеллектуальных способностей детей.

Когда человек не может регулировать свои эмоции, «развернуть» его поведение в неправильную сторону очень легко. Условия для травли хорошо «прорастают» на почве детской незрелости, несамостоятельности и очень большого желания принадлежности к коллективу.

Детская психология

В младшем школьном и подростковом возрасте у ребенка невероятно велика потребность в обществе, группе.

В этот период детям надо быть в стае, идентифицировать себя как члена группы, ощущать групповую сплоченность.

И когда есть позитивные и безопасные основания, чтобы эту сплоченность ощущать, то все хорошо — травля не нужна, хватает дружбы, доброты, общих интересов и положительных эмоций.

Но, к сожалению, в современной школе такой идиллии практически нет. Ведь в первый класс набраны абсолютно «случайные» дети, не объединенные каким-то одним интересом. Так и возникают страшные идеи, что можно объединиться и дружить вместе против кого-то.

Упоение, удаль, веселье, эйфория — в таком состоянии пребывают дети, будучи сплоченными против кого-то одного. И во всем этом они чувствуют себя хорошими — потому что они вместе.

Жертва VS агрессор

В широких кругах считается, что жертвами буллинга становятся дети, непохожие на других.

Они могут отличаться национальностью, весом, внешним видом, одеждой, низким социальным положением — чем угодно еще.

Но на самом деле жертвой может стать кто угодно: отличник и двоечник, бедный и богатый, сильный и слабый, здоровый и больной, смелый и трусливый, худой и полный, активный и пассивный, высокий и низкий…

А вот подросток-агрессор часто усваивает образцы поведения социально неблагополучных родителей.

Еще к агрессивно настроенным детям относят нарциссов, панически пугающихся показаться слабыми в глазах других: «Лучше я начну нападение первым, чем кто-то обнаружит, что на самом деле я слаб».

Порой считается, что агрессорами могут стать и дети, которые воспитываются «кумирами» в семье — у них нет границ, им все позволяется.

Случается так, что поведение подростка быстро трансформируется, если он попадает в иные условия: новый учитель, другое окружение, неизвестные ранее ситуации. При этом весь бэкграунд у ребенка остается тот же, но поведение коренным образом меняется.

Ликвидировать жестокость и травлю под силу только тому, кто руководит группой. И чаще всего это сам педагог. Агрессию всегда организует и поддерживает лидер — тот, у кого больше силы и прав.

От многих педагогов можно услышать слова унижения по отношению к ученику — и происходит это перед всем классом. Вот реальные случаи:

«Зачем тебя спрашивать на уроке, мы все уже устали от твоих дополнений и замечаний, всезнайка ты наша», — говорит учительница девочке-отличнице.

«Какой же ты неудачник и проблемный ребенок», — обращается к мальчику с серьезными проблемами со здоровьем педагог.

То есть фактически лидер и организатор — тот, у кого больше прав и сил — дает сигнал «ату!». И, согласитесь, неудивительно, что один ребенок самостоятельно не справится, не сможет противостоять фронту.

Он будет пытаться применять разные стратегии выхода из невыносимой ситуации — он станет клоуном, будет огрызаться, прогуливать, плакать.

А в конце концов, доведенный до отчаяния, ребенок может решиться на страшный бунт — и мнение учителя о том, что ребенок сложный, только подтвердится.

Только в сказке изгой вдруг превращается в прекрасного принца. А в реальной жизни даже принца травят наряду с маргиналом.

Результат таких действий и бездействий учителя — заниженная самооценка ребенка, полученная на всю жизнь роль непринятого человека.

«Проблемных» с точки зрения школы детей принято отправлять на коррекцию к психологам с ми «научить общаться с другими людьми». Но давайте представим, что вы учитель, и вас травят все коллеги во главе с директором. И вот вас отправляют к психологу, чтобы «научиться общаться с другими людьми». Абсурд, не правда ли?

Буллинг — это болезнь не жертвы, а коллектива. Лечить нужно всю группу, а не одного человека.

Дети с ограниченными возможностями здоровья неминуемо становятся жертвами агрессивного поведения подростков. И тут учитель обязательно должен проявлять контроль и остановить такие проявления школьников. Но при этом важно помнить, что именно учитель может спровоцировать, поддержать и даже возглавить агрессию по отношению к ученику.

Когда есть авторитетный взрослый, который не приемлет агрессивного поведения, насилия в детском коллективе не будет.

Ошибки, которые совершают взрослые

Ошибка первая. Ждать, что само пройдет. Не пройдет! Моральные ориентиры и правила, заданные взрослыми, многие дети игнорируют.

Если перед вами жертва или агрессор, продолжать смотреть издалека, что они вырастут и через пару лет все пройдет — путь провальный.

За время, пока дети вырастут, они неизбежно получат психологические травмы и образцы поведения, которые потащат за собой во взрослую жизнь.

Ошибка вторая. Подмена понятий. Часто травлю путают с непопулярностью в классе. И страшно то, что происходит это сознательно.

Конечно, любить кого-то никто не обязан, но вот травить — нельзя! А буллинг — это всегда насилие.

Популярность многим детям не нужна, они закрыты, им это неинтересно, но они хотят жить в спокойной атмосфере, где с ними здороваются, разговаривают, где их принимают.

Ошибка третья. Индивидуальная работа с психологом одного из участников буллинга. Преодолеть травлю путем индивидуальной работы вряд ли получится. Ведь травля — это застревание всего коллектива в деструктивной групповой динамике. Работать надо со всем коллективом в целом — все дети в классе должны пройти групповую коррекцию у психолога.

Ошибка четвертая. Наказание агрессора. Родители жертв часто практикуют такую позицию: «Сейчас мы ему зададим и он больше не посмеет трогать нашего ребенка!».

Да, это запугивание может сработать, и в отношении конкретного ребенка буллер больше не будет проявлять агрессию.

Но, во-первых, это может и не помочь, а во-вторых, даже если того ребенка агрессор трогать больше не будет, он тут же выберет себе другую жертву.

Если родители жертвы решили встретиться с агрессивным подростком и применить силу по отношению к нему, то это станет лишь дополнительным подтверждением для самого агрессора: все можно решить с помощью силы.

Ошибка пятая. Хвалить жертву. Многие учителя показательно хвалят ребенка-жертву перед всем классом, думая, что так школьника перестанут травить.

Но ничуть не бывало — все достоинства жертвы в глазах группы, которая захвачена азартом травли, будут мгновенно превращаться в недостатки.

Выиграл олимпиаду — ботаник! Помог кому-то — подлиза! Хвалить кого-то хорошо, когда в коллективе искоренен буллинг.

Ошибка шестая. Давить на жалость. «Давайте пожалеем его — ему плохо, он плачет, давайте посочувствуем ему», — пытаться вызвать у агрессоров сочувствие по отношению к жертве бесполезно.

Читайте также:  Можно ли рассчитывать на условное наказание?

Такое поведение, напротив, укрепит агрессора в позиции сильного — кого хочет казнит, кого хочет милует. А жертву жалость взрослых и коллектива обижает, унижает и, увы, только подкрепляет ее беспомощность.

Результат — низкая самооценка.

Ошибка седьмая. Принимать правила игры. Обычно такое поведение одобряют родители: «С волками жить — по-волчьи выть», «Дай ему в ответ, чтобы не повадно было». Или наоборот: «Давай-ка разберемся, почему других не обижают, а тебя обижают — что ты делаешь не так?». Или такой пример: «Не обращай внимания и все пройдет!».

Во всех трех вариантах фактически заложен призыв: «Мир так устроен. Ничего не изменить. Я тебе ничем не помогу. Ты можешь быть либо жертвой, либо агрессором. Не показывай чувства, которые у тебя внутри». Такое поведение лишит ребенка чувства защищенности на всю жизнь. Он станет понимать, что опереться ему не на кого, а сам он справиться не сможет.

Ошибка восьмая. Убрать из коллектива жертву или агрессора. Либо дети выберут другую жертву, либо тут же появится новый агрессор — так происходит, потому что коллектив уже болен.

А между тем, страдает жертва, которая получила множество психологических травм, страдают свидетели, которые стояли в стороне, испытавшие бессилие и стыд за бездействие, страдают и сами агрессоры — потому что получили опыт шакалов в стае, опыт безнаказанности, иллюзию силы и правоты. 

Опыт агрессора приводит человека к огрублению чувств, к обрезанию возможности для тонких и близких отношений, а в конечном итоге и к деструктивным, асоциальным чертам личности.

Что делать?

Семье

Родителям важно быть ближе к своему ребенку, внимательно следить за настроением, уметь безопасно разговаривать.

Когда маленький ребенок рассказывает вам о каких-то событиях, которые произошли в детском саду или в начальной школе, старайтесь услышать его, старайтесь помочь, не реагируя ужасом и раздражением. В этом случае подросший школьник, скорее всего, будет готов вам рассказать о том, что происходит в классе.

Статистика же говорит о том, что 80% жертв ничего не говорят родителям, потому что боятся, что их накажут и дома, или не хотят огорчать маму, или знают, что родители их просто не поймут.

Ежедневно разговаривайте с ребенком. Обсуждайте, что ему нравится, а что нет, что происходит в школе.

Называйте вещи своими именами. Будьте смелыми, признайтесь самим себе: «Да, моего ребенка травят», или: «Да, мой ребенок — агрессор». А что делать дальше? Идти в школу, разговаривать с директором, завучем, учителем.

Вы — щит вашего ребенка, и вы должны показать ему, что вы с ним на одной стороне. Если вдруг учитель, завуч и директор вас не услышали и не готовы признать проблему — нужно уходить из школы. Так вы спасете своего ребенка.

А если хотите наказать обидчиков — подавайте судебные иски.

Учителям

Учитель — не просто передатчик знаний. Это и воспитатель, и лидер коллектива. И он отвечает за здоровье, благополучие и эффективность этого коллектива.

Работайте над сплоченностью класса. Следите за тем, чтобы в классе возникали объединения по интересам, и не было жертв и террористов. Создайте объединяющие мероприятия, делайте вместе что-то продуктивное. Если сплоченности коллектива нет, то почти всегда возникнет неблагоприятная симптоматика.

Что должны делать родители, если ребенка травят в школе

К сожалению, детская жестокость бывает на редкость изощренной и страшной. Справляться с ней нужно именно взрослыми методами — юрист и психолог рассказывают, что делать, если ваш ребенок столкнулся с издевательствами со стороны сверстников.

Ролан Быков открыл глаза многим родителям и ученикам, сняв знаменитый фильм «Чучело» с Кристиной Орбакайте в главной роли. Это история девочки Лены Бессольцевой, которая постоянно терпит издевательства от одноклассников. Ребята даже проводят ритуал под названием «Распятие Чучела».

Платье Лены надевают на пугало, а потом сжигают со словами «Чучело — предатель». Только у этого фильма все-таки хороший конец.

Бессольцевы покидают город, а на классной доске ребята пишут: «Чучело, прости нас!» Сегодня подростки стали более жестокими, а буллинг (дословный перевод — травля) становится серьезной проблемой, о которой психологи уже не говорят, а кричат.

«Это в 30 лет мы легко можем посмеяться в глаза обидчику. В 14 лет все воспринимается по-другому, а кличка Буратино обижает и ранит. В моей практике был случай, когда одноклассницы довели школьницу до нервного срыва из-за большой груди девочки: говорили, что она подкладывает вату в лифчик. История закончилась сменой школы, длительной работой с психологом».

Стать жертвой травли может любой подросток. Объектом насмешек и издевательств бывает не только застенчивый ботаник, но и активный ученик, борец за справедливость.

«Всегда объявляют бойкот тем, кто выделяется из толпы, — продолжает психолог. — Издеваться будут не только над девочкой из бедной семьи, которая носит старое мамино пальто и не пользуется дезодорантом, но и над необычно одетой школьницей с розовыми волосами и серьгой в носу. Устраивают темную любимчикам учителей, ябедам, но в то же время не любят честных и талантливых».

С агрессорами сложнее.

«Монстров могут воспитать родители, которые привыкли унижать и наказывать детей, — считает психолог. — Часто буллером становится тот, кто в семье является жертвой и терпит издевательства от старших.

Агрессорами могут стать подростки-одиночки, обделенные вниманием со стороны взрослых. Ребенок чувствует себя никому не нужным, накапливаются обида и злость, которые он потом вымещает на других детях».

По мнению психолога, схема любого издевательства схожа и проста.

«Агрессору прежде всего важна реакция жертвы, — рассуждает психолог. — Нельзя показать свою силу над теми, кто вас не боится и не замечает. Но не всегда у ребенка есть силы для борьбы и игнорирования тирана. Без помощи взрослых не обойтись».

Законная борьба

Если речь идет о буллинге, то всегда подразумевается травля в школе.

«Давайте разберемся, какая существует юридическая ответственность за издевательства подростка над своим сверстником, — комментирует юрист, специалист по семейному праву Ирина Волкова. — Понятно, что с 16 лет перед законом придется отвечать по-взрослому.

Часто агрессорами становятся те, кому 14 и меньше. С 14 лет наступает личная ответственность подростка лишь по некоторым пунктам Уголовного кодекса. А вот когда ребенку еще не исполнилось 14 лет, то всю ответственность за действия детей несут родители».

Если отец и мать хулигана явно не справляются со своими обязанностями, их можно привлечь по статье «Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних».

Но для обращения в суд нужно иметь хорошую доказательную базу: скриншоты всех переписок с угрозами (желательно их заверить у нотариуса), показания свидетелей, справки о побоях, фото испорченных личных вещей. Хорошо, если есть диктофонная запись.

Учтите: записывающее устройство должно быть отечественного производства.

Все-таки юрист советует постараться избежать судебных разбирательств, потому что в реальности единственная мера наказания для несовершеннолетнего — это выплата родителями штрафов (100–200 тысяч рублей) и постановка на учет в комнату полиции трудного подростка.

«Прежде чем бежать к адвокатам, постарайтесь воздействовать на малолетнего тирана через школу, — продолжает юрист. — Начинайте с разговора с классным руководителем. Если он не реагирует, пишите жалобу директору школы».

  • Если реакции нет и от директора, пишите сразу три заявления:
  • — в комиссию по делам несовершеннолетних, которая находится в управах района;
  • — в совет школы;
  • — инспектору по делам несовершеннолетних.
  • Если и эти инстанции проигнорируют ваше обращение, тогда подавайте заявления уже выше: в прокуратуру, департамент образования, уполномоченному по правам ребенка.

«Желательно об инциденте рассказать в СМИ, чтобы привлечь общественность. Самое главное — вы должны всегда быть рядом с ребенком», — добавляет Ирина Волкова.

Реальный опыт

Рабочий кейс описала у себя на страничке в «Фейсбуке» одна из мам, над чьим ребенком издевались одноклассники при полном попустительстве со стороны учителей — те делали вид, что ничего не происходит. Наталья Цымбаленко собрала все доказательства безобразий, происходящих в школе, какие только могла.

Сперва поговорила с классной руководительницей и родителями обидчиков. Это ни к чему не привело, кроме как к серии оскорблений, но к этому мама была готова. Затем написала заявления с требованием разобраться в ситуации на имя директора школы.

Составила копии — одну отправила на адрес председателя Управляющего совета школы, другую отнесла в Управу своего района в Комиссию по делам несовершеннолетних.

«Записала номера входящих документов», — уточняет Наталья.

Затем она написала пост в соцсетях. Родители обидчиков сына Натальи по-прежнему отказывались идти на контакт: «Встретимся в суде!» Но в этот момент в школе зашевелились.

«Сперва председатель управляющего совета задал мне очевидный вопрос: „А вы не хотите забрать своего сына?“ Я честно запретила даже предлагать мне такие советы — этот кейс мы разберем с сыном до конца, а со школой еще и памятку напишем на тему буллинга. Процесс пошел», — пишет Наталья.

В школу пришла инспекция по делам несовершеннолетних. Были разговоры и с детьми, и с родителями особо агрессивных школьников. Одного особо отличившегося поставили на учет. Перед мамой и ее сыном извинились.

Наталья признает: было непросто. Ее сыну было очень страшно, тем более что поначалу агрессия в его адрес усилилась, были серьезные угрозы.

«Я звонила на каждой перемене, муж забирал Петю из школы. А еще я пообещала нанять им телохранителя, если угрозы хоть немного станут похожи на реальность. Но чем большую активность развивала школа (встречи, разговоры), тем больше класс понимал, что это все всерьез.

И успокоился», — говорит отчаянная мама. И резюмирует: «Ни один буллинг, ни одна травля не закончится, пока в нее не вмешаются взрослые, третьи силы. Пока травящие не поймут и не выхватят ответственности по полной.

Поэтому подключайте школу, департамент образования, полицию, прокуратуру».

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector