Имеет ли право банк вызвать органы опеки?

Кредитный юрист Даниил Михалищев рассказал «Правмиру», может ли коллектор объявить вас мошенником, заберут ли ребенка в детдом из-за невыплаченного кредита и что делать, если вам угрожают по СМС.

В России разрабатывают законопроект «О деятельности по возврату просроченной задолженности физических лиц».

Одно из его положений позволит сотрудникам банкам и коллекторских агентств не раскрывать заемщикам полное имя, а использовать цифровой идентификатор.

Эти изменения направлены на «защиту персональных данных сотрудников коллекторских агентств и представителей кредиторов», сообщил РБК 4 февраля. 

Сейчас деятельность коллекторских агентств, банков и МФО регулирует ФЗ №230, более известный как закон о коллекторах.  Он строго регламентирует взаимодействие представителей кредитора с заемщиком.

Но коллекторы по-прежнему нарушают права россиян — пугают жалобами в опеку и заявлениями в полицию, звонят родственникам и руководителям, присылают СМС с угрозами с «серых» номеров, зарегистрированных в странах СНГ.

Кредитный юрист Даниил Михалищев объяснил, как в подобных ситуациях защитить свои права.

Долги продают коллекторам за 3% от суммы

— В  каких случаях долги переходят коллекторскому агентству? 

Имеет ли право банк вызвать органы опеки?

Даниил Михалищев

— Во-первых, коллекторские агентства работают как с банками, так и с микрофинансовыми организациями по договору аутсорсинга. Они представляют интересы кредитора, взимая с заемщика его задолженность.

МФО часто передают данные заемщика коллекторам, как только он просрочил платеж. Либо по истечению 30, 60, 90 дней или года. Банки, как правило, обращаются к агентствам спустя 90 дней.

До этого срока они пытаются взыскать задолженность сами. 

Во-вторых, существует цессия — банки продают портфель должников коллекторским организациям. Прибыль составляет 3-10% от суммы задолженности — по сути, это копейки.

В августе 2019 года Минэкономразвития разработало поправки в законы о взыскании долгов физлиц (230-ФЗ) и «О микрофинансовой деятельности». Согласно им, банк обязан перед передачей долга третьему лицу (например, коллекторам) предложить его по аналогичной цене самому должнику, передавал «Коммерсант». Но пока это только предложение. 

— Если сейчас долги передали, заемщик об этом узнает?

— Банки обязаны передавать эту информацию должникам. Например, что кредитор заключил агентский договор с коллекторским агентством и оно свяжется с заемщиком по урегулированию вопроса задолженности. Но 80% банков об этом никого не уведомляют. 

Пишут в соцсетях и звонят по ночам

— Как по закону коллектор должен общаться с должником?

— Коллектор может информировать должника о задолженности и условиях её погашения. Но по правилам:

  1. Личные встречи — раз в неделю. 
  2. Звонки — не более раза в сутки, двух раз в неделю и восьми раз в месяц. Только со стационарного телефона. Время звонков: по будням — с 8:00 до 22:00, по выходным и праздникам — с 9:00 до 20:00. Разговоры должны записываться агентством.
  3. СМС — не более 16 раз в месяц, четыре раза в неделю.
  4. Нельзя сообщать о долге и его сумме родственникам, коллегам, соседям и так далее, публиковать информацию о нем в Сети или, например, расклеивать объявления в подъезде. 

Сейчас эти правила нарушают многие банки и МФО. Коллекторы должны звонить со стационарных номеров. Нарушая закон, некоторые организации связываются с должником с мобильных.

Причем, это «серые» номера, зарегистрированные в СНГ. В этом случае разговоры не записываются, время и периодичность звонков не соблюдаются — звонят ночью, угрожают.

Причем доказать, что это был звонок от представителей кредитора, сложно.

Банк нельзя  привлечь к ответственности по статье 14.

57 КоАП РФ «Нарушение требований законодательства о защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности».

Он не является субъектом правоотношений в данном случае. Коллекторское агентство или МФО может получить штраф до двух миллионов рублей, физическое лицо — до 500 000 рублей.

— Могут ли коллекторы приходить ко мне домой?

— Да. Но не более одного раза в неделю по месту регистрации должника либо по фактическому адресу, если он был указан в анкете. Коллектор может принести уведомление о задолженности, задать вопросы о сроках и способах оплаты. Он вправе только уточнять информацию, не более.

Имеет ли право банк вызвать органы опеки?

Пострадавшие от действий коллекторов делятся своим опытом в соцсетях

Но на практики сотрудники коллекторских агентст приходят к должникам, чтобы напугать их. Это, конечно, незаконно. Угроза судом с их стороны во время личной встречи или телефонного разговора — уже нарушение. Это психологическое давление. К сожалению, нарушение прав должника не всегда удается доказать — нужны видео или аудиозапись, показания свидетелей. 

Если вам угрожают, то надо это пресечь. Для этого соберите доказательную базу.

Это скриншоты сообщений с угрозами, которые получали вы и ваши близкие, детализация вызовов, записи разговоров.

С этой информацией вы можете обратиться с жалобой в Федеральную службу судебных приставов, которая ведет надзор за исполнением закона о коллекторах, а также в Центробанк.

Компанию могут привлечь к административной ответственности и наложить штраф от 5 000 до 3 млн рублей в пользу государства.

— Коллекторы могут писать мне в соцсетях?

— Это возможно, если в анкете от банка и МФО вы указали этот способ связи. В ином случае это незаконно. Способы взаимодействия с должниками прописаны в законодательстве: это звонки, СМС, письменные требования, визиты. 

Что делать, если коллекторы запугивают близких

— Может ли коллектор общаться с третьими лицами — членами моей семьи, коллегами, друзьями?

— Да, если в анкете банка вы указали их как контактных лиц. В этом случае коллектор может связаться с ними и попросить передать заемщику, чтобы он связался с кредитором по поводу урегулирования задолженности.

Например так: «Пожалуйста, передайте N чтобы он связался с банком».

В этом случае коллектор не имеет права называть ни сумму долга, ни тем более реквизиты — это нарушение закона, за которое можно привлечь к административной ответственности.

На практике, коллекторы часто нарушают закон. Требуют третьих лиц вернуть долг, раскрывают сумму, номер договора, оказывают психологическое давление.

Имеет ли право банк вызвать органы опеки?

Пострадавшие от действий коллекторов делятся своим опытом в соцсетях

— Что делать, если недобросовестные коллекторы звонят моим друзьям или родителям?

Вы можете направить кредитору — банку или МФО — заявление об отказе от взаимодействия с третьим лицом. Это можно сделать через нотариуса, заказным письмом с уведомлением и описью в адрес банка или же вручить заявление сотрудникам отделения под расписку. Звонки вашим близким прекратятся. 

Если прошло четыре месяца с момента просроченной задолженности, вы имеете право подать заявление об отказе от взаимодействия с кредитором и его представителями. Его нужно отправить в адрес кредитора заказным письмом с описью и уведомлением.

Образец документа есть на сайте ФССП. Важно указать в заявлении номер договора, дату его заключения и название организации. Получив это заявление, кредитор обязан тут же остановить все звонки как самому заемщику, так и третьим лицам до суда.

После разбирательства кредитор будет вновь звонить должнику. Но он может снова подать заявление об отказе от взаимодействия через два месяца после того, как решение суда вступит в силу. Если ранее не подавал — уже через месяц.

— Как еще можно защитить себя от атак коллекторов?

— Во-первых, подать жалобу в Центробанк, если коллекторы представляют интересы банка, или же в ФССП, если вы имеете дело с МФО или агентством, купившим ваш долг. Также можно обратиться в прокуратуру и Роскомнадзор.

Во-вторых, пожаловаться на неправомерные действия коллекторов по телефону горячей линии — 8-800-737-77-66. Звонок бесплатный.

Может ли опека изъять детей из-за долгов

— Коллекторы по телефону угрожают, что обратятся в опеку и у меня отнимут детей. Это возможно?

— Нет. Задолженность по коммунальным услугам или кредиту никак не связана с условиями жизни ребенка. 

В моей практике были случаи, когда коллекторы жаловались на должника в органы опеки и попечительства — отправляли письма на электронную почту. Этим обращениям никто не верит, поскольку это неподтвержденная информация.

Конечно, комиссия может выехать и оценить, где живет ребенок, как он питается, во что одет, есть ли жалобы из школы, детского сада или медучреждений. Но ребенка изымать никто не станет.

Вероятнее всего, к должнику банка даже не поедут. 

Другое дело, если есть видеозапись, на которой ребенок подвергается жестокому обращению. Или, например, жалоба от педагога или медика. Это может быть основанием для проверки Следственного комитета, прокуратуры или опеки. 

— Могут ли коллекторские агентства заявить меня в полицию, обвинив в мошенничестве, если я не могу выплатить долг?

— Микрофинансовые организации действительно подают через интернет-приемные жалобы в районные отделы УВД, требуя возбудить в отношении должника уголовное дело о мошенничестве. После этого полиция пытается связаться с заемщиком.

В моей практике были такие случаи. Полицейские спрашивали моего клиента, платил ли он по договору займа. Он подтвердил, что платежи были. Результат — отказ в возбуждении уголовного дела.

Нельзя брать кредиты и займы и не внести потом ни одного платежа. Это действительно может быть расценено как мошенничество — займ без цели возврата.

Если же человек заплатил хотя бы раз или два — состава преступления уже нет. Он понесет не уголовную, а гражданско-правовую ответственность в связи с просроченной задолженностью.

Имеет ли право банк вызвать органы опеки?

Пострадавшие от действий коллекторов делятся своим опытом в соцсетях

— Коллекторы присылают СМС, что выезжают ко мне для описи имущества. Они имеют на это право?

— Конечно, нет. Коллекторы — сотрудники коммерческой организации. Они не уполномочены описывать ваше имущество. Это может делать только судебный пристав на основании судебного акта. 

Подобное СМС — это грубейшее нарушение закона, психологическое давление. 

Скажите: «Да, я вас понял»

— Мне звонит коллектор. Как разговаривать с ним, чтобы не допустить нарушения своих прав?

— Никак. Достаточно сказать четыре слова — «да, я вас понял». Больше ничего не нужно. Общаться с коллекторами на уровне юриспруденции тоже бессмысленно — вы время свое потратите, но через час вам позвонит другой сотрудник. Разговор должен длиться не более 5–10 секунд. Потом кладите трубку.

Никогда не грубите сотрудникам банка и коллекторам. Разговоры записываются. Компании часто подают иски в суд о компенсации морального вреда и выигрывают порядка 50 000–60 000 рублей. 

— Сейчас в России разрабатывается проект федерального закона «О деятельности по возврату просроченной задолженности физических лиц». В нем содержится предложение дать сотрудникам банков и коллекторских агентств право общаться с должниками, не представляясь по имени. Что это изменит?

— Эта мера сэкономит время для взыскателей. Они обязаны представляться полностью, а должников ведь очень много. Не более того.

Как правильно решить вопрос с органами опеки в отношении ипотеки? — блоги риэлторов | ЦИАН

Что скажете, коллеги, по наболевшему вопросу? Может поборем сообща? Не такое уж это и безнадежное дело, как оказалось.В качестве примера расскажу. Все вы знаете, что получить скидку 0.3 процента на Домклике очень непросто было! Даже при условии, что вы являлись партнёрами.

Читайте также:  Мат капитал: капитала. какие права на дом и есть ли они вообще у ребёнка мужа от первого брака

То одно не так — меньше двух недель, то другое — стоит хоть раз ошибиться: раз в неделю добавить не то объявление, как всё пропало — начинай сначала! Именно с такой претензией я выступила на круглом столе, где присутствовал представитель Сбербанка — новый руководитель Домклика.

Он обещал разобраться и своё слово сдержал! Теперь требование отклонять срок для всех объявлений агентства, если одно-единственное на неделе с ошибкой — отменено!

Конечно, с чиновниками труднее побороться будет, но тем не менее! Давайте попробуем!

Теперь подробности.

Под прикрытием победных фанфар и эйфории от мундиаля много чего наши власть предержащие наворотили. Но не всё ещё известно народу. Проскочила такая задумка чиновников: разрешать продавать недвижимость пожилым людям после 80-ти лет только с разрешения органов опеки и попечительства.

То есть работать без пенсии хоть до ста лет позволительно, а распоряжаться своим имуществом вроде как уже и нельзя без надзора. Естественно, всё преподносится под соусом заботы о людях особенно уязвимых.

Дети до 18-ти лет уже окружены такой опекой государства, что улучшить их условия проживания чрезвычайно трудно! Все риэлторы это знают. Вот ярчайший пример. Наслаждайтесь!

Письмо Марь Иванне, работающей в отделе опеки:

«Попытаюсь в письменном виде изложить все перипетии нашего общения с организацией, в которой Вы работаете. Итак, есть семья в подотчетном вашему органу районе. Семья замечательная — творческая и многодетная. С детьми всесторонне занимаются, причин заподозрить родителей в неисполнении своих обязанностей нет ни малейших.

Единственное, что мешает — недостаток жилплощади: в однокомнатной квартире на последнем этаже пятиэтажного старенького кирпичного дома проживают муж с женой и трое деток — трёх, восьми и шестнадцати лет. Ясное дело, тесно им. Поэтому семья изыскивает возможность улучшить свои жилищные условия.

Каким образом? Из хорошего обжитого района, в котором дети учатся и занимаются во всевозможных кружках и секциях, и где также проживают ближайшие родственники, твёрдо решили не уезжать.

Запланировали однокомнатную квартиру продать, немного сбережений добавить и взять ипотечный кредит, чтобы не слишком влезать в долги с одной стороны, ну и не менять привычного образа жизни с другой: платить за детские кружки и секции, обеспечивать достойный уровень жизни семье.

Ну и воспользоваться заодно материнским капиталом — 470 тысяч рублей на дороге не валяются, а без приобретения недвижимости — пропадут втуне.

Таким образом получается, что взять в кредит (ипотеку) всего-то и надо 25 процентов (а после использования маткапитала через 2-3 месяца сумма существенно снизится) от стоимости новой большой квартиры в современном прекрасном доме, где у старших детей была бы отдельная комната.

Да вот незадача! Старший мальчик является собственником в одной второй в однокомнатной квартире. Приходится поэтому идти в органы опеки и попечительства, которые должны заботиться о детях.

И несмотря на то, что банк одобрил кредит и согласился включить несовершеннолетнего в число собственников в новой квартире (без ущерба в метрах и стоимости), и несмотря на то, что ежемесячный платёж более чем посилен для родителей, опекунский совет предлагает выдать разрешение, которое неприемлемо ни для кого! Основываясь на некой инструкции, в которой кто-то, её составляющий, просто, похоже, ошибся, написав, что несовершеннолетние должны быть включены в число Созаемщиков, что противоречит Гражданскому Кодексу! Ошибиться может каждый! Беда в том, что огромное количество детей стали жертвой этой ошибки! Стоит это исправить! Скажите, пожалуйста, к кому обратиться, чтобы дети не страдали? В приведённом выше примере у мальчика всего два года до совершеннолетия, и будет очень жаль, если у него так и не появится своего отдельного места для подготовки к экзаменам».

Думаете, письмо и здравые доводы хоть что-то решили в ситуации вышеизложенной? Нет! Есть неправильная инструкция, есть исполнители, которые боятся раскрыть глаза начальству и сказать: «А король-то голый!», есть огромное количество несовершеннолетних, страдающих от этой ситуации, нет только решения вопроса! Стоит ли говорить о том, что возрастное ограничение для граждан, пожелающих в будущем распорядиться своей недвижимостью, обернётся не заботой, а мукой для них? Вопрос с конкретной ситуацией, о которой я рассказала, мы решили. Только опека здесь ни при чём! Нашёлся благородный родственник, который долю квартиры подарил.

А если таких родственников не найдётся, что тогда? Только мы с вами и можем помочь несовершеннолетним и их родителям улучшить условия проживания детей!

P.S. Размещаю здесь фотографию той самой инструкции. Читайте второй абзац сверху.

Имеет ли право банк вызвать органы опеки?

В госдуму внесли законопроект, по которому опека не сможет забирать детей из семей без решения суда. но может стать только хуже

Совет Госдумы 14 июля одобрил пакет законопроектов, который вносит изменения в Семейный кодекс РФ. Среди них — проект, ограничивающий изъятие детей из семьи без решения суда. Сейчас есть способы сделать это внесудебно — по решению органов местного самоуправления или акта о безнадзорности, составленного полицией. 

Руководители благотворительных организаций, работающих с проблемой сиротства, рассказали ТД, как в России сейчас происходит процедура изъятия детей из семей и почему новый законопроект не только не решит существующие проблемы, но и может усугубить ситуацию.

Имеет ли право банк вызвать органы опеки?

Перед началом рассмотрения по существу иска органов опеки об ограничении прав родителей

Антон Новодережкин / ТАСС

Замаскированное изъятие

Регламентирует изъятие детей из семей в России статья 77 Семейного кодекса (отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни или здоровью).

 Согласно ей, социальные работники могут изъять детей без решения суда, если получат подписанный акт от органов исполнительной власти или главы муниципалитета.

Но специалисты из НКО указывают, что органы опеки пользуются и другими методами для отбирания детей из семей.

По словам руководителя благотворительной организации «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елены Альшанской, изъятий по 77-й статье немного, опека часто обходит ее, потому что работать по ней сложно: нужно уведомить об этом прокуратуру и за семь дней собрать в суд пакет документов, чтобы лишить родителей прав или ограничить в них. То есть если опека отобрала ребенка, она обязана лишить родителей прав или ограничить их. Отсюда еще одна причина — органам опеки бывает сложно оценить ситуацию на месте. 

«Сотрудники приходят [домой к семье] и объективно понимают, что не могут за один визит, который длится иногда 20 минут, ну даже если несколько часов, принять решение, действительно ли нет альтернатив и нужно будет потом лишать прав или ограничивать в правах родителей», — говорит Альшанская.

Поэтому органы опеки и попечительства часто используют другие механизмы вместо отбирания. Например, приходят к семье с полицией. И, если принять однозначное решение не получается, полиция составляет акт о выявлении безнадзорного. «Хотя эта ситуация, мягко говоря, на грани фола, потому что никакого безнадзорного при наличии родителей не может быть», — замечает Альшанская.

Также, говорит Елена, повсеместно встречаются случаи, когда родителей вынуждают написать заявление о добровольном размещении ребенка в приюте.

 Ее слова подтверждает директор оренбургского благотворительного фонда «Сохраняя жизнь» Анна Межова.

Фактически перед родителями ставят выбор, объясняет она: либо они подписывают бумаги о добровольном размещении детей в приюте, либо начнется процедура по изъятию детей и лишению родительских прав.

«По факту это не добровольное обращение семей за помощью к государству, а изъятие, оформленное как неизъятие. Это вызывает у людей протест. Надо называть вещи своими именами», — говорит Межова.

Она также указывает на опасность подобных действий опеки в случаях, когда ребенка действительно необходимо забрать из семьи из-за реальной угрозы его жизни и здоровью. «Возьмем, допустим, пьющих родителей, которые жестоко обращаются с ребенком.

Опека их сегодня уговорит отдать ребенка в приют, а завтра они заберут его обратно и изобьют в пьяной драке», — приводит пример она.

В итоге, заключила Альшанская, отбираний детей из семей на основании 77-й статьи не так уж и много. А изъятий, которые проходят по документам как выявление безнадзорного или добровольное размещение в приюте, «полно». «Но именно потому, что они не выглядят как отбирания, мы не можем подсчитать, сколько их на самом деле», — комментирует эксперт.

Нет понятийного аппарата

Даже если отбирание детей происходит по 77-й статье, говорят эксперты, часто оно нарушает права ребенка и не учитывает его интересы.

Проблема в первую очередь в отсутствии понятийного аппарата, говорит исполнительный директор фонда «Измени одну жизнь» Яна Леонова.

В законе, объясняет она, прописывается только то, что опека может усмотреть угрозу для жизни ребенка и принять решение о его изъятии из семьи.

«Но что такое принятие решения в интересах ребенка? Как именно должно выглядеть уклонение от выполнение родительских обязанностей или злоупотребление родительскими правами? Что такое непосредственная угроза жизни и здоровью? Каким образом надо определять, что ребенку грозит смерть в течение конкретного времени? Где эти процедуры, которые позволят определять такие категории? Их нет», — говорит Леонова. 

По словам Леоновой, пока эти процедуры не прописаны, специалисты органов опеки и попечительства зачастую ориентируются на свои представления и личный опыт.

«Плохой достаток, необычный быт, старенькая одежда, плохая успеваемость и поведение ребенка в школе не могут быть основанием для отбирания ребенка. Это является основанием для исследования ситуации и создания плана помощи семье.

К сожалению, мне известны случаи, когда органы опеки не реагируют на тревожные сигналы, потому что “дом красивый, на кухне чисто, дети одеты нормально”», — комментирует собеседница ТД.

Нет социальной поддержки семей

Все опрошенные эксперты сошлись во мнении, что действующее законодательство работает однонаправленно — на изъятие детей, а не на профилактику семей, столкнувшихся с трудностями.

«Если опека приняла решение об отбирании ребенка по какой бы то ни было причине, она будет подавать в суд на ограничение или лишение прав родителей, потому что того требует закон. Это не выбор опеки, не индивидуальное рассмотрение каждой ситуации, это просто формальная обязанность», — высказалась Альшанская.

Сама процедура отбирания весьма жестокая, беспощадная и к матери, и к детям, считает Леонова. По ее мнению, даже если ситуация была угрожающей жизни и здоровью детей, ребенок имеет право на объяснения, куда и почему он уезжает, почему это произошло.

«И в острых ситуациях, когда взрослые в семье ведут себя неадекватно и представляют угрозу не только для ребенка, но и для специалистов, ребенок заслуживает очень деликатного объяснения и разговора в спокойной обстановке.

Нашумевшие истории отбирания всегда выглядят одинаково: там бьются взрослые со взрослыми, а на детей не обращают внимания», — рассказала Леонова. 

В идеальном варианте, говорит она, процедура изъятия должна проходить в максимально щадящей обстановке. Ребенку нужно объяснить все происходящее максимально понятно и деликатно. «Первое, что должен сделать специалист, — связаться с родственниками или близкими семьи, чтобы ребенок мог провести какое-то время со знакомыми людьми», — сказала Леонова.

Читайте также:  Хочу получить от государства участок земли

Поможет ли новый законопроект решить проблемы?

«Многолетняя практика применения статьи 77 Семейного кодекса РФ нередко свидетельствует о произвольном вмешательстве органов власти в дела семьи, от чего страдают как дети, так и родители (усыновители, опекуны)», — говорится в пояснительной записке к законопроекту. По предложению его авторов дела об изъятии детей при угрозе их жизни и здоровью должны рассматриваться судом в ускоренном режиме — в течение 24 часов с момента поступления заявления от органов опеки или от полиции. Заседания будут проходить в закрытом режиме.

Альшанская поддержала идею судебного подтверждения изъятия детей, но отдельно подчеркнула, что в новом законопроекте остался неизменным семидневный срок, за который органы опеки должны подготовить документы к судебному заседанию.

По ее мнению, этого недостаточно, чтобы собрать исчерпывающую информацию и провести полноценное социальное расследование о семье.

 «То есть это опять однонаправленное движение на вывод ребенка из семьи, без варианта работать на возвращение, оказывать помощь и вообще объективно принимать решение в нормальный срок, разобравшись в ситуации», — прокомментировала она. 

«Судебное решение об отбирании детей — это мировая практика. Только основывается это решение на очень объемном исследовании ситуации специалистами. Пока у нас нет такой картины, суд, вероятно, будет принимать решение, исходя из своего представления о том, как все должно быть», — поддерживает Альшанскую Леонова.

Она также считает, что авторы законопроекта пытаются некомплексно решить многогранный вопрос: в нем по-прежнему не прописаны особые компетенции представителей полиции, специалистов органов опеки и попечительства, нет алгоритмов изъятия и возможного перечня оснований, не предложена система помощи семье, которая находится в сложной ситуации.

Новый законопроект не изменит ситуацию кардинально, считает Межова. Все будет работать точно так же, «только окончательное решение останется за судами», говорит она. Межова указала, что без хорошего адвоката семьи просто не смогут самостоятельно собрать доказательства того, что «они не такие уж безнадежные». А найти хорошего специалиста в короткий срок невозможно.

«Будет только хуже. Сейчас-то оспаривать решения администраций удается с большим трудом. А когда это будет в виде решений судов, то станет намного сложнее.

В случае изъятия ребенка из семьи это [решение суда] будет ставить практически крест на его возвращении.

Нам нужны не популистские, быстрые решения, которые защитят больше опеку и государство, а взвешенная и продуманная система, которая работала бы на восстановление кровных семей, на раннюю помощь и профилактику кризисных семей», — заключила Межова.

Что необходимо изменить?

Нужно выстроить систему, которая будет тактично и аккуратно разбирать все жалобы, «чтобы органы опеки, с одной стороны, серьезно относились к сигналам о жестоком обращении с ребенком, а с другой — не забирали ребенка во всех ситуациях, которые показались им неправильными, странными», —считает Альшанская. Она добавляет, что причиной отбирания ребенка должно стать только жестокое обращение, насилие со стороны родителей. Неблагоприятные условия жизни или низкий достаток семьи — это сигнал о том, что она нуждается в социальной поддержке.

«Любое вторжение в семью — это сильнейший стресс для всех сторон процесса, — говорит Леонова. — Минимизировать его — одна из основных задач специалистов, которые приходят. В идеальной картине в семью может входить человек, обладающий особыми навыками, компетенциями и полномочиями, который действительно намерен помочь ей справиться с трудностями». 

По мнению Межовой, должен быть определен порядок не только изъятия детей из семей, но и план работы с семьей. Она указывает: семья не сразу становится кризисной и чем раньше начать с ней работу, тем лучше.

«Закон не должен быть однобоким, говорящим только о порядке изъятия. Для нас главное — не изъять детей, а чтобы такие случаи были редкостью и исключением. Нужен большой закон об опеке и попечительстве, который включит в себя все нюансы работы», — заключает Межова.

Может ли банк заявить в службу опеки за просрочку?

Александр (06.04.2014 в 15:00:12)

  • Уважаемый Артур!
  • С реструктуризацией БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ, ТАК КАК МОЖЕТЕ ЕЩЕ ОКАЗАТЬСЯ в большей кабале, чем БЫЛИ.
  • ПРОДОЛЖАЙТЕ ПЛАТИТЬ ТАК КАК МОЖЕТЕ И КОГДА МОЖЕТЕ.

Что касается органа опеки и попечительства, то здесь УГРОЗЫ И НЕ БОЛЕЕ, хотя такую пакость они учудить могут. НО ПОМНИТЕ О СЛЕДУЮЩЕМ.Орган опеки и попечительства будет за Вас, так как его интересует как Вы обеспечиваете и воспитываете Вашего ребенка, а не Ваши кредиты.

Далее, с такими девушками или юношами из банка или из коллекторского агентства ЛИБО ВООБЩЕ не разговаривайте либо действуйте по следующей инструкции.

Если Вам еще раз позвонят сотрудники банка, коллекторы, то Вы ЖЕСТКО, резко и нагло, не давая говорившему сказать ни единого лишнего слова, последовательно спрашивайте: — какую организацию он представляет, где находится его офис (город, улица, номер дома, номер офиса), ее ОГРН, ИНН, когда и кем выданы свидетельства о госрегистрации, номера свидетельств о госрегистрации; — его должность, фамилию, имя и отчество. Если назовет их — то спросите, чем он может подтвердить свои данные и как удостоверит («а чем Вы мне можете прямо сейчас доказать, что вы — Иванов Иван Иванович и действительно имеете доверенность»?); — на каком основании он к Вам обращается, как и где он может предъявить Вам свой паспорт и свою доверенность представлять интересы банка, предложите ему прислать Вам по электронной или обычной почте копии названных документов. Если он(а) скажет, что есть (хоть какой) договор, то ответьте, что со своим договором он может сходить в туалет, нужна именно доверенность, что он имеет право представлять интересы банка.

Не отвечайте ни на один их вопрос относительно Ваших данных и данных Ваших родственников, не сообщайте своего места работы, адреса, и вообще никаких сведений о себе. На все требования сообщить (уточнить, проверить, и т.

п.) отвечайте: «Когда у меня будет вступившее в законную силу решение суда с обязанностью что-то Вам сообщить, тогда я Вам это сообщу, и то я лучше штраф за неисполнение решения суда заплачу, чем такое решение исполню».

При любой попытке Вас перебить, жестко отвечайте звонившему, что сейчас говорите Вы, а он должен замолкнуть (именно так!!!) и слушать Вас и отвечать на Ваши вопросы, не произнося ни одной лишней буквы. Если спросит, почему он должен молчать, отвечайте: «Это Вы вторглись в мою частную жизнь, а не я. На своей территории распорядок устанавливаю я. Если Вам это правило не нравится — то Вы идете (именно туда)». При любой его попытке сказать что-то, произносите: (Я Вас не спрашиваю, куда мне обращаться (или что он еще там скажет, я спрашиваю ваши Ф.И.О., и чем вы можете мне их прямо сейчас подтвердить). Если он не будет отвечать на Ваши вопросы со второй попытки прекращайте разговор. Говорите, как заведенный, что со всеми вопросами — в суд. Ни в коем случае не пускайте их домой и не ходите никуда, кроме суда. В случае, если Вас остановят или к вам придут домой какие-то люди, сразу звоните «02» и кричите, что вас грабят.

  1. Помните, в общении с работниками банка и коллекторами Ваши козыри — жесткость, наглость и демонстрация отсутствия страха!
  2. УСПЕХА ВАМ.
  3. Надеюсь на Ваш поолжительный отзыв.

За ребенком пришла опека. Что делать? — Meduza

Перейти к материалам

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Нам нужна ваша помощь. Пожалуйста, поддержите «Медузу».

Органы опеки пытались забрать троих несовершеннолетних детей лидера протеста дальнобойщиков Андрея Бажутина. Бажутин сейчас находится под административным арестом, его жена — в роддоме. За детьми присматривал 23-летний старший сын.

Он не позволил сотрудникам опеки и полиции забрать детей.

К моменту, когда они пришли снова, их мать срочно выписалась из больницы и вернулась домой, после чего, как пишет «Фонтанка», полицейские «сняли государственные притязания на детей».

Это не первый случай, когда органы опеки интересуются детьми гражданских активистов. Похожие случаи происходили с фигуранткой «Болотного дела» Марией Бароновой и бывшим лидером движения «В защиту Химкинского леса» Евгенией Чириковой.

В российских законах описана одна ситуация, при которой органы опеки могут забрать ребенка из семьи и поместить его в детский дом. В 77-й статье Семейного кодекса сказано, что это возможно при «непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью».

Но иногда органы опеки и полиция действуют в обход этой статьи — об этом «Медузе» рассказала президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. По ее словам, опека иногда забирает детей на основе акта о безнадзорности, который составляет полиция.

Безнадзорность — крайне широкое понятие, так что иногда такой акт могут составить, даже если родители постоянно находятся рядом с детьми. Альшанская говорит, что полицейские могут просто счесть, что благополучию ребенка уделяется недостаточно внимания.

Помните о своих правах. Первым делом нужно попросить пришедших предъявить документы — желательно через глазок в двери или через дверную цепочку.

Затем надо позвонить в местную опеку и убедиться, что такие люди там действительно работают.

Если органы опеки пришли без полиции, вы можете вообще не пускать их в квартиру — по Конституции, жилище неприкосновенно, и никто не вправе входить, если вы этого не хотите.

Полицейские могут войти и без вашего разрешения, если считают, что только таким образом они могут спасти ребенка от преступления.

Если они утверждают, что поступил сигнал о чем-то страшном, стоит попросить у них назвать номер регистрации материала в книге учета сообщений о преступлениях или о происшествиях и проверить его через дежурную часть.

Подробнее о том, как вести себя с полицейскими, мы писали в наших карточках. Для начала у них тоже стоит проверить документы через дверь и переписать данные.

https://www.youtube.com/watch?v=jPZS6YS_WQE\u0026t=1s

Если вам кажется, что происходящее не результат недоразумения, а попытка давления, важно немедленно привлечь к ситуации внимание и заручиться юридической поддержкой.

Возможно, стоит сразу написать о происходящем в социальных сетях и сообщить опеке, что вы собираетесь рассказать об этом визите журналистам, как это сделала Мария Баронова.

Хорошо, если есть возможность сразу позвонить адвокату, юристу или просто толковому знакомому и попросить приехать. Юристы советуют записывать все происходящее на видео, как это делала Евгения Чирикова, или хотя бы на диктофон.

В этом случае спросите, откуда у них такие данные.

Помните, что анонимные жалобы органы опеки и полиция может проверять только в крайнем случае, если им сообщают о чем-то, что может свидетельствовать о серьезной опасности (скажем, если слышны крики ребенка и похоже, что его избивают). Как объяснила «Медузе» юрист фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Ольга Будаева, если жалобы не анонимные, вам должны сказать, откуда и когда они поступили.

Помните, что они должны только убедиться в том, что жизни и здоровью ребенка не грозит опасность. Бардак в квартире и, скажем, прическу вашего ребенка нельзя считать источником такой опасности — об этом при необходимости стоит напомнить сотрудникам.

Если речь зашла об отобрании по 77-й статье Семейного кодекса, помните, у органов опеки должен быть соответствующий акт (пример можно посмотреть здесь), подписанный главой муниципалитета.

Если полиция пытается составить акт о безнадзорности, настаивайте, что ребенок находится под надзором, и пообещайте обжаловать незаконные действия в прокуратуре и других инстанциях. По словам Ольги Будаевой, все случаи индивидуальны, так что лучше всего сразу обратиться за помощью к юристу.

Читайте также:  Расчет среднего заработка для определения пособия по безработице 2021

Для чего в делах о банкротстве привлекаются органы опеки и попечительства — Юридическая консультация

Что говорит закон

Вмешательство органов опеки

Если в рамках дела о банкротстве гражданина затрагиваются права несовершеннолетнего, то необходимость привлечения к участию в деле органа опеки и попечительства прямо предусмотрена Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Что говорит закон

Согласно абз. 3 п. 2 ст. 213.6 указанного закона суд привлекает к участию в рассмотрении дела о банкротстве орган опеки и попечительства в случае, если в рамках рассматриваемого дела затрагиваются права несовершеннолетнего лица либо права лица, признанного судом недееспособным.

Банкротство застройщика и признание права собственности

Главным образом привлечение органов опеки в дело о банкротстве физического лица связано с тем, что гражданин в рамках процедуры реструктуризации долгов существенно ограничен в вопросах совершения сделок в интересах находящихся у него на иждивении несовершеннолетних детей и недееспособных граждан, а при введении процедуры реализации имущества правоспособность полностью переходит к финансовому управляющему.

Практика применения закона показывает, что органы опеки и попечительства при отсутствии дополнительной правовой регламентации их деятельности не имеют представления относительно их роли, компетенции и полномочий в деле о банкротстве. Поэтому участие органов опеки и попечительства часто носит исключительно формальный, заочный характер.

  • Однако рассмотрение отдельных категорий обособленных споров без участия органа опеки и попечительства может повлечь существенное нарушение прав несовершеннолетних и недееспособных лиц, находящихся на иждивении должника. К таким спорам относятся:
  • — исключение имущества из конкурсной массы должника;
  • — установление обеспеченных залогом жилья требований кредиторов;

Арбитражный управляющий при банкротстве гражданина

— оспаривание сделок с недвижимым имуществом должника;

— оспаривание сделок о разделе имущества бывших супругов и др.

Также привлечение органа опеки и попечительства влияет на рассмотрение споров об исключении средств из конкурсной массы должника для целей оплаты личных нужд находящихся на его иждивении лиц.

Суд рассматривает такие споры по общим правилам арбитражного процессуального законодательства, где на основе представленных доказательств и их совокупной оценки суд устанавливает баланс интересов должника и конкурсных кредиторов, определяя соответствующий размер удержания.

Поскольку должник, как правило, является стороной, лишенной финансовой возможности обеспечить компетентное представительство в суде, ошибки и некомпетентность должника в вопросах исключения имущества из конкурсной массы могут быть непосредственной причиной нарушения прав и законных интересов лиц, находящихся у него на иждивении.

Вмешательство органов опеки

Органы опеки и попечительства, участвуя в таких спорах, должны устранять соответствующее процессуальное неравенство и при необходимости самостоятельно восполнять доказательственную базу в интересах несовершеннолетних либо недееспособных лиц, а также инициировать истребование доказательств судом.

Банкротство юрлица: последовательность действий

  1. Также споры, связанные с правом на жилье должника, предполагают последующую возможность выселения находящихся на иждивении у должника лиц из жилого помещения, где также могут быть нарушены их права.
  2. Орган опеки и попечительства является, по сути, единственным субъектом, обеспечивающим защиту прав и законных интересов несовершеннолетнего в деле о банкротстве гражданина.
  3. Не менее значима и другая форма участия органа опеки и попечительства в деле о банкротстве, связанная с обеспечением прав несовершеннолетних и недееспособных граждан, осуществляемая в целях правильного начисления и удержания текущих алиментных платежей, обеспечения законности действий финансового управляющего, а также законности действий самих должников.

«Сбербанк» не отдает вклад подростку без разрешения органов опеки — Приёмная на vc.ru

{«id»:12271,»title»:»u041eu0434u0438u043d u043au043bu0438u043a u2014 u0438 u0440u0435u043cu043eu043du0442 u043cu0430u0448u0438u043du044b u0434u0435u043bu0435u0433u0438u0440u043eu0432u0430u043d»,»url»:»/redirect?component=advertising&id=12271&url=https://vc.ru/promo/367799-kak-ustroen-servis-kompleksnogo-obsluzhivaniya-avtomobilya-v-odin-klik&placeBit=1&hash=69bef8c9d2022e7d9b724ca80953870623c171c7bcce63d2ba6a39ee61805bb3″,»isPaidAndBannersEnabled»:false}

Приёмная

Алексей Ильтяков

Сейчас один из первых шагов во взрослую жизнь любого подростка – это получение банковской карты. Именно этот шаг сделал мой сын Никита, как только ему исполнилось 14 лет. Выбор банка был прост — самый крупный и самый известный. И конечно, взаимодействуя с таким банком, разве можно ожидать подвоха?

{«id»:226832,»gtm»:null}

Следующий шаг – это первый вклад, который принесет небольшую прибыль. Накопленные за предыдущие пару лет деньги уже лежали и ждали своего часа. И – какое совпадение – в мобильном приложении приходит реклама вклада «Сохраняй онлайн». Название вклада говорит само за себя – все можно сделать просто и дистанционно!

Под руководством мамы Никита переводит выбранную сумму на вклад – все условия прочитаны и приняты. Инвестиции начали работать!

Через четыре месяца появилось выгодное предложение купить компьютер с хорошей скидкой – давняя мечта Никиты. Как мы думали, все что потребуется – это закрыть вклад, перевести деньги на счет карты и оплатить покупку.

Попытка закрыть вклад закончилась сообщением «необходимо прийти лично с родителями в офис банка». Вот и первый подвох – название вклада «Сохраняй онлайн» относится только к первому действию – деньги банк принял дистанционно и за пару секунд.

Сотрудник офиса, недолго постучав по клавишам компьютера, сообщает – деньги не отдадим, надо представить документы из органов опеки, что они не возражают….

Не возражают против чего!? Что бы Никита забрал самостоятельно заработанные и собственноручно положенные на вклад деньги на свою покупку? А как же статья ГК РФ 26.п.2 которая гласит « ….несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителя: 1) распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами;…»?

Ответ банка — а мы ваш гражданский кодекс…у нас свои правила! Герои этого диалога — старший менеджер Ирина Кудряшова и руководитель дополнительного офиса №8047/0321 в г. Новосибирске Доценко Марина. История происходила 9 марта 2021 года.

Дальше – поездка всей семьей в органы опеки, две недели ожидание разрешающего документа…..

Если ваши дети захотят открыть вклад в Сбербанке и спросят вашего совета – что вы им скажите?

{«contentId»:226832,»count»:1,»isReposted»:false,»gtm»:null}

{«id»:226832,»gtm»:null}

Мнения

Таня Боброва

3 часа

«Война — это не ответ»: глава финтех-сервиса Revolut Николай Сторонский призвал прекратить бои на Украине Статьи редакции

Компания запустила мгновенные пожертвования в пользу Красного креста и отменила комиссии за переводы в украинские банки.

Я хотел бы публично заявить о том, что я чувствовал с самого первого дня: война никогда не является ответом. Эта война неправильна и совершенно отвратительна. Я в ужасе, потрясен её последствиями и присоединяюсь к тем, кто по всему миру призывает к немедленному прекращению боевых действий и дипломатическим решениям. Ни один человек больше не должен погибнуть в этом бессмысленном конфликте.

{
«lastComments»: [
{
«photo»: «https://leonardo.osnova.io/2319b740-b96c-449b-a98a-1676cda2e507/»
},
{
«photo»: «https://leonardo.osnova.io/6a1854ab-c1c5-b805-34e2-59615c7d7b96/»
},
{
«photo»: «https://leonardo.osnova.io/e8e4d88a-62d8-f180-0c0c-69ae58354391/»
}
]
}

{«id»:373373,»gtm»:»Feed Item u2014 Share u2014 Click»}

Маркетинг

Студия Чижова

4 часа

Как спасти бизнес в соцсетях: срочные инструкции для маркетологов и предпринимателей

Согласование сделок с имуществом несовершеннолетних, или Людоедство органов опеки // Непятничное

Я уже писал о сложностях, с которыми сталкивается всякий, кто воспользовался маткапиталом в целях приобретения жилья и решил просчитать юридические риски последующей продажи такого жилья без предварительного выделения долей. Подробнее об этом здесь: https://zakon.ru/blog/2019/03/18/neispolnenie_obyazatelstv_v_ramkah_ispolzovaniya_matkapitala_kak_osnovanie_nedejstvitelnosti_sdelok_

Вкратце изложу суть своего «кейса»: семья купила однокомнатную квартиру в ипотеку, позже решила вложить в нее маткапитал.

Через какое-то время семья приобретает «на вырост» трехкомнатную квартиру, тоже в ипотеку, для погашения которой хочет продать однокомнатную.

Но чтобы ее продать, нужно сначала выделить доли супруге и детям в рамках исполнения обязательств по маткапиталу. Тут-то все и начинается…

Проанализировав ситуацию, я решил все-таки предварительно выделить доли (интересно, что по закону сделать это собственник обязан не только в отношении супруги и детей, которые появились на момент использования маткапитала, но и в отношении тех детей, кто родился позже, так во всяком случае трактуют закон нотариусы; кроме того, не все нотариусы соглашаются удостоверять сделку по наделению долей до снятия обременения, даже несмотря на то, что сам залогодержатель, т.е. банк, ничего против не имеет). Но в этом посте я хочу поведать о тех сложностях, с которыми столкнулся на следующем этапе.

Здесь на авансцену выходят органы опеки. Без их согласия отчудить детские доли у меня не получится. И с этим согласием не все просто.

Предварительно пройдя консультацию с органами опеки по месту жительства, мы вздохнули более-менее свободно: оказывается, до недавнего времени спокойно согласовывали отчуждение детских долей при условии открытия специального целевого счета в пользу детей и помещения на него денежных средств в размере, не меньшем размера маткапитала. Однако буквально сегодня нам было объявлено, что эта схема уже не работает, а тем, кто ею воспользовался, отказывают в согласовании.

Схема с выделением долей вместо продаваемых в приобретенной «на расширение площади» трехкомнатной квартире тоже не получит поддержки в ООиП в силу запрета возмездных сделок между детьми и родителями по ст. 37 ГК (квартира уже приобретена с использованием ипотеки, де-юре она в собственности у родителей).

Я правда не понимаю, почему не могу взамен продаваемых долей подарить детям аналогичные доли в большей по площади квартире, ну да ладно.

В итоге органами опеки нам было предложено приобрести новую квартиру детям не меньшей площади, стоимость долей в которой была бы не меньше стоимости долей детей в существующей (продаваемой нами) квартире.

При этом органы опеки не могут привести четкие критерии сделки по покупке детям нового жилья взамен отчуждаемого, соответствие которым обеспечивает согласование продажи детских долей в отчуждаемой нами однокомнатной квартире. Были лишь озвучены вышеуказанные два момента: жилплощадь и стоимость долей не меньше, чем в нынешней квартире.

Понятно, что в Москве приобрести квартиру такой же площади за 500 тыс. (стоимость маткапитала) нереально.

Однако больше мы на приобретение нового жилья детям выделять не планировали — нам нужно погашать ипотечный кредит в новой, приобретенной «на вырост», квартире, для чего мы и продаем предыдущую.

По поводу приобретения жилья для детей в других регионах органы опеки гарантировать согласование не берутся и намекают, что вполне возможны варианты с отказом.

В итоге имеем абсурдную ситуацию: государство вроде как бдит, чтобы жилищные права детей не были нарушены, при этом буквальное толкование существующих норм приводит органы опеки в ступор при вопросе согласования продажи жилья меньшей площади для наделения детей жильем в квартире большей площади, если она уже в собственности родителей.

В итоге маткапитал, который вроде как призван решить жилищные проблемы семей, после исполнения обязательств по нему становится камнем преткновения в решении тех же жилищных проблем, когда требуется увеличить жилплощадь и использовать для этого деньги от продажи первоначальной квартиры.

Уверен, в России таких ситуаций масса, и похоже, что адекватного ответа для добросовестных родителей наши публичные органы предложить не могут.

P.S. Глубоко юридически проблему я пока не изучал, возможно, органы опеки в чем-то не правы, однако п. 3 ст. 37 ГК и запрет возмездных сделок между родителями и детьми никто не отменял.

Поскольку покупателям принципиально провести сделку не позже начала июня, варианты с последующим обжалованием в суде мы не рассматриваем и ищем способ 100%-ного согласования сделки ООиП.

Единого регламента согласования такого рода сделок похоже нет — видимо, тут муниципалитеты «кто во что горазд». По крайней мере, такое впечатление складывается при первом приближении к вопросу.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector