Контрагент указал не того подписанта с нашей стороны, а со своей стороны уже подписали

Контрагент указал не того подписанта с нашей стороны, а со своей стороны уже подписали

  • Дмитрий Ханин
  • Управляющий партнер юридической группы Double Pro
  • специально для ГАРАНТ.РУ

В гражданском обороте нередки случаи, когда за одну из сторон в договоре подписывается лицо, которое не наделено на это полномочиями, либо кто-то с подражанием подписи, например, директора общества. Чаще всего такие действия имеют рутинный характер, ведь договоры то и дело заключаются дистанционно путем направления сторонами друг другу подписанных экземпляров по почте либо курьером.

При этом суды, столкнувшись с рассмотрением дел об оспаривании факта заключения договора, для установления истины вынуждены разбираться, действительно ли сделка накладывает на общество обязательства помимо его воли или же договор исполнялся сторонами, а позиция о недействительности лишь скрывает злоупотребление правом.

Становление единого подхода

В судебной практике дела, связанные с оспариванием сделок, заключенных неуполномоченным, а в некоторых случаях – неустановленным лицом, традиционно вызывают вопросы о квалификации таких сделок и о том, нарушает ли такая сделка сама по себе права стороны, от имени которой она была заключена.

Высшими судами на протяжении времени менялась позиция относительно того, как лицу, ставшей стороной сделки поневоле, защитить свои права.

Во второй половине 1990-ых годов договоры, заключенные неуполномоченным или неустановленным лицом, признавались судами незаключенными, и такая практика получила поддержку со стороны Высшего арбитражного Суда РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 1 августа 1995 г. № 7357/94, постановление Президиума ВАС РФ от 16 мая 2000 г. № 6612/98).

Но в постановлении Президиума ВАС РФ от 10 января 2003 г. № 6498/02 такие сделки квалифицированы иначе.

Согласно правовой позиции Суда при совершении сделки от имени юридического лица лицом, которое не имело на это полномочий в силу закона, ст. 174 Гражданского кодекса не применяется.

ВАС РФ разъяснил, что в таких правоотношениях стоит руководствоваться ст. 168 ГК РФ о недействительности сделок, не применяя при этом п. 1. ст. 183 ГК РФ.

С тех пор аналогичный подход был взят на вооружение судами при рассмотрении споров о недействительности сделок.

Несколько позднее Президиум ВАС РФ в Определении от 9 августа 2012 г. № ВАС-8728/12 по делу № А56-44428/2010 высказал позицию, что договор, заключенный неустановленным лицом, не отвечает требованиям закона, поэтому является ничтожным согласно ст. 168 ГК РФ независимо от признания его таковым судом.

С течением времени первоначальная позиция ВАС РФ о признании сделок, подписанных неуполномоченным лицом, незаключенными потеряла свою актуальность.

Например, арбитражный суд Северо-Кавказского округа в своем постановлении от 14 мая 2015 г.

по делу № А53-6874/14 указал, что договор, подписанный неустановленным лицом, не соответствует требованиям закона и поэтому является ничтожным, а основанием для признания договора незаключенным в силу ст.

432 ГК РФ может являться лишь несогласование сторонами существенных условий, предусмотренных законом для данного вида договоров.

При этом в обоснование позиции суды, помимо положений непосредственно о недействительности сделок, обычно исходят из следующих норм ГК РФ:

  • юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы (ст. 53 ГК РФ);
  • для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон(ст. 154 ГК РФ);
  • сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами (ст. 160 ГК РФ);
  • общие положения о форме договора (ст. 434 ГК РФ).

Важно также иметь в виду, что заключение сделки неустановленным лицом обладает теми же правовыми последствиями, что и заключение сделки неуполномоченным лицом, поскольку последующее одобрение сделки порождает для одобрившего ее лица все правовые последствия. Об этом в своем Определении от 4 июня 2013 г. № 44-КГ13-1 высказалась коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Восстановление прав в виде освобождения от обязательств

П. 1 ст. 183 ГК РФ в совокупности с разъяснениями, данными ВС РФ в п. 122-123 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г.

№ 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» подводят к тому, что сделка является заключенной между «лжепредставителем» и иной стороной договора, но для представляемого никаких последствий не наступает.

Следуя данной логике, в некоторых спорах арбитражные суды приходили к выводу, что стороне для защиты своих прав достаточно не совершать действий, направленных на конвалидацию (последующее одобрение) сделки, заключенной неуполномоченным или неустановленным лицом.

В постановлении арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 3 июля 2015 г. № Ф04-21327/2015 по делу № А70-5966/2014 высказана позиция, что заключение сделки неуполномоченным лицом не влечет ее недействительности, а лишь не создает никаких последствий для лица, от имени которого подписана сделка, если только это лицо впоследствии прямо не одобрит сделку.

Суд исходил из буквального толкования абз. 1 ч. 1 ст. 183 ГК РФ, согласно которому при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии не одобрит данную сделку.

Однако такой подход в определенных ситуациях способен привести к нарушению прав лица, от имени которого была заключена сделка неуполномоченным или неустановленным лицом.

В качестве примера приведем вымышленный случай, где неуполномоченное лицо заключает договор аренды нежилого помещения и подписывается от имени собственника. Очевидно, что действия, направленные на исполнение договора со стороны арендатора, будут нарушать права собственника нежилого помещения.

Арендатор может попробовать произвести государственную регистрацию договора аренды, в том числе путем подачи заявления в суд, а также требовать от собственника имущества предоставить доступ к арендованному помещению.

Собственнику помещения ничего не остается, как в каждой отдельной спорной ситуации доказывать непричастность к договору, заключенному от его имени с нарушениями.Из этого простого примера мы видим недостатки позиции, согласно которой «заключение сделки неуполномоченным лицом не создает никаких последствий для лица, от имени которого подписана сделка».

В действительности же права и интересы собственника нежилого помещения будут защищены в полной мере лишь вступившим в законную силу судебным актом о признании договора аренды недействительным.

Так может ли суд «сыграть на опережение» и признать сделку недействительной без применения двусторонней реституции в случае, когда имущественные интересы уже восстановлены в других спорах, а новые негативные последствия могут возникнуть лишь в теории?

В похожей ситуации оказался истец в деле № А40-99614/17 о признании недействительными инвестиционных договоров (постановление Арбитражного суда Московского округа от 28 апреля 2018 г. № Ф05-4979/18 по делу № А40-99614/2017).

Требования основаны на том, что неустановленным лицом от лица общества «Транссервис» были заключены инвестиционные договоры, порождающие определенные права и обязанности в отношении имущества, принадлежащего истцу.

Первоначально решением от 31 октября 2017 г. арбитражный суд города Москвы в иске отказал, а Девятый арбитражный апелляционный суд не нашел оснований для отмены решения суда и удовлетворения исковых требований общества.

Отказывая в иске, суды исходили из того, что истец не сослался на конкретные нормы, указывающие на недействительность такого рода договоров в силу несоблюдения их простой письменной формы.

Помимо прочего, недоказанным суды посчитали и сам факт того, что оспариваемыми сделками в принципе нарушены права истца и общество потерпело какие-либо негативные имущественные последствия.Однако постановлением арбитражного суда Московского округа от 28 апреля 2018 г. судебные дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Окружной суд обратил внимание судов нижестоящих инстанций на то, что при рассмотрении дела не был рассмотрен довод о ненаделении полномочиями лица, подписавшегося в договорах в качестве представителя по доверенности. Не проверены доводы о том, существует ли доверенность и почему она отсутствует в материалах настоящего дела и других судебных дел.

При новом рассмотрении дела Арбитражным судом города Москвы от 21 августа 2018 г. инвестиционные договоры признаны недействительными. Суд установил, что ответчики не опровергли довод истца о том, что лицо, подписавшее инвестиционные договоры, не имело полномочий на их подписание и доверенности на подписание договоров не выдавалось.

В судебном акте отмечено также, что именно оспариваемые инвестиционные договоры были использованы ответчиками в целях незаконной регистрации права собственности на объекты недвижимости, расположенные на принадлежащих истцу земельных участках (записи о регистрации были оспорены в рамках другого судебного спора).

Суд первой инстанции также высказал крайне важную позицию, что восстановление прав истца заключается в его освобождении от всяких обязательств, возникающих из оспариваемых гражданско-правовых сделок, а признание сделок недействительными в полной мере восстановит нарушенные права общества, что соответствует смыслу ст. 12 ГК РФ.

Остается надеяться, что такой подход не станет единичным, и суды будут в каждом конкретном деле оценивать, защищены ли права истца общими положениями п. 1 ст. 183 ГК РФ или же сделка в случае применения недобросовестными лицами различных правовых механизмов может затронуть имущественное положение лица, от имени которого она заключена неуполномоченным или неустановленным лицом. 

Ответ недели: Несовпадение фактического подписанта с лицом в преамбуле контракта

Контрагент указал не того подписанта с нашей стороны, а со своей стороны уже подписали

Заказчиком в Единой информационной системе в сфере закупок электронно-цифровой подписью был подписан контракт, лицом, уполномоченным по доверенности на его подписание. Но в преамбуле контракта прописано другое должностное лицо.

Должен ли Заказчик заключить дополнительное соглашение в части изменения в преамбуле контракта лица, действующего от его имени.

Сообщаю Вам следующее:

В течение трех рабочих дней с даты размещения на электронной площадке проекта контракта, подписанного усиленной электронной подписью лица, имеющего право действовать от имени победителя электронной процедуры, и предоставления таким победителем соответствующего требованиям извещения о проведении закупки, документации о закупке обеспечения исполнения контракта заказчик обязан разместить в единой информационной системе и на электронной площадке с использованием единой информационной системы контракт, подписанный усиленной электронной подписью лица, имеющего право действовать от имени заказчика — ст. 83.2, Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»}

Читайте также:  Уличная торговля: Снимаем в аренду торговые площади в магазине промтоваров

На основании ч. 1 ст. 2 Закона N 44-ФЗ законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд основывается, в том числе на положениях Гражданского кодекса РФ.

Положениями ГК РФ предусмотрено, что, сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, либо должным образом уполномоченными ими лицами — ст. 160, «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ}

Ни из статьи 160 ГК РФ, ни из каких-либо иных статей ГК РФ, ни из части 7 статьи 83.2 Закона № 44-ФЗ не следует, что контракт должен быть обязательно подписан только тем лицом, фамилия которого указана в тексте контракта.

Как следует из авторского материала, если у лица, подписавшего договор, имеются необходимые полномочия на совершение сделки от имени юридического лица, являющегося стороной сделки, то договор должен считаться заключенным.

Таким образом, полагаем, несовпадение фактического подписанта с лицом в преамбуле контракта не влечет его недействительность или незаключенность.

Изменение существенных условий контракта при его исполнении не допускается — ст. 95, Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»}.

При этом, сведения о лице, действующем от имени заказчика, по нашему мнению, нельзя отнести к существенным условиям контракта. Сторона контракта при этом не изменяется, изменяется подписант.

В связи с чем, Заказчик вправе заключить дополнительное соглашение об изменение сведений о лице подписывающем контракт.

Однако, полагаем, Заказчику необходимо было внести данные изменения в проект контракта и исправленный проект разместить в ЕИС.

В материалах СПС КонсультантПлюс не содержится разъяснений уполномоченных органов, консультаций, авторских материалов, комментариев или судебной практики  по указанной Вами  ситуации.

Услуга «Линия Консультаций» включает в себя подбор, анализ и предоставление информации, а также нормативных и консультационных материалов, содержащихся в СПС КонсультантПлюс и носит справочный характер.

  Обращаем Ваше внимание, что сведения, изложенные в настоящем ответе, имеют информационный характер и не препятствуют руководствоваться нормами законодательства РФ в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной в данном ответе.

Окончательное решение по применению информации Вы принимаете самостоятельно.

Документы КонсультантПлюс для ознакомления:

  1. Порядок заключения государственного (муниципального) контракта по 44-ФЗ на электронной площадке

Как сократить риски, если покупатель отказывается или «забывает» подписывать электронные накладные?

Прокомментировать подобные ситуации мы попросили руководителя юридической компании «Частное право» Виктора Рассохина.

17 января 2019

Рассмотрим случаи, когда покупатель не признаёт факт принятия товара и отказывается от подписания электронных товарных накладных.

Если организации работают с бумажными документами, покупатель обычно подписывает накладную в момент приемки товара и тем самым подтверждает факт отгрузки. Подписать электронные документы так же оперативно не всегда возможно: на складе может не оказаться компьютера с доступом в интернет.

Прокомментировать подобные ситуации мы попросили руководителя юридической компании «Частное право» Виктора Рассохина.

Контрагент указал не того подписанта с нашей стороны, а со своей стороны уже подписали

Что говорит закон

Подписание документов в системе ЭДО является такой же обязанностью покупателя, как и подписание бумажных документов при получении товара.

Если покупатель уклоняется от их подписания, поставщику придется доказывать факт передачи товара.

Поставка будет считаться несостоявшейся, поскольку факт передачи товара не подтвержден соответствующими документами. Момент передачи товара регулирует статья 458 ГК РФ.

Чтобы гарантированно получить оплату за поставленную продукцию, поставщику нужны подписанные товарные накладные в электронном или бумажном виде. В случае спора он сможет подтвердить факт поставки. Судебная практика показывает, что товарная накладная, не подписанная покупателем либо подписанная неустановленными или неуполномоченными лицами, не может доказать передачу товара.

Примеры: определения ВАС РФ от 31.08.2010 № ВАС-12080/10 по делу № А54-899/2009С17, от 08.11.2011 № ВАС-14650/11 по делу № А53-6664/10, от 10.11.2010 № ВАС-14834/10 по делу № А51-20146/2009, от 17.03.2010 № ВАС-2909/10 по делу № А60-13740/2009-С1, постановление Арбитражного суда Московского округа от 24.07.2017 № Ф05-10387/2017 по делу № А40-118194/2016.

Доказательственную силу в суде имеют только документы, подписанные всеми участниками сделки. Нет разницы, оформлены они в бумажном или электронном виде.

Если товарная накладная подписана только со стороны поставщика, это означает лишь его намерение исполнить договор надлежащим образом. Когда покупатель подпишет товарную накладную или УПД, он примет исполнение обязательства поставщика.

Товаросопроводительные документы, подписанные поставщиком и покупателем, однозначно подтверждают согласие обеих сторон с их содержанием.

Электронные документы — это оригиналы. Они имеют такую же юридическую силу, как бумажные.

Оставить заявку

Как подстраховаться поставщику

Как подготовиться к ситуации, когда в момент приемки товара у покупателя нет возможности подписать электронный документ на компьютере? Поставщику следует напечатать бумажную накладную, попросить подписать ее и хранить свой экземпляр до подписания электронной накладной. Подписанная бумажная накладная будет являться гарантом для поставщика, подтверждающим факт получения товара покупателем.

В договор или дополнительное соглашение к нему рекомендуется добавить условие о приоритете электронного документа над бумажным. Это нужно, чтобы избежать некорректного учета даты получения товара, верно рассчитать неустойки и избежать разночтений в исполнении договора.

При возникновении спора о том, какой документ должен определять экономические последствия для сторон, суд учтет приоритет электронного документа. Бумажную накладную он рассмотрит в совокупности с другими доказательствами, поскольку ее нельзя полностью лишить статуса юридически значимого документа.

Товар доставляет транспортная компания: что учесть

Рассмотрим ситуацию, когда товар передает третье лицо — перевозчик. Покупателю потребуется время, чтобы вскрыть упаковку, проверить качество, ассортимент и количество заказанной продукции. Только после этого он подпишет накладную. В таком случае стороны заранее договариваются о сроке для приемки товара.

Также в договоре нужно подробно прописать ответственность сторон за невыполнение своих обязательств. В частности, указать, как оформлять разногласия, если покупатель отказывается принимать товар.

Как доказать правоту в суде

Допустим, разбирательство дошло до суда: покупатель подписал электронную накладную, забрал товар, но отказывается платить и утверждает, что ничего не получал и документы не подписывал. Тогда поставщик может обратиться к оператору ЭДО.

В ответ на запрос от организации или представителя суда специалисты Контур.Диадока составляют официальное письмо, которое подтверждает факт получения и подписания покупателем электронного документа. Суд учитывает эти данные в своем решении.

Примеры: постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.08.2010 по делу № А43-5226/2010, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 31.07.

2017 № Ф09-3929/17 по делу № А76-18725/2016, постановление Арбитражного суда Московского округа от 11.05.

2017 № Ф05-3750/2017 по делу № А41-19529/2016, постановление Арбитражного суда Московского округа от 11.05.2017 № Ф05-3750/2017 по делу № А41-19529/2016.

При любом споре участников электронного документооборота оператор ЭДО может выступить в судебном процессе как третья, независимая сторона и подтвердить совершение действий с документом: отправку, получение и подписание.

Электронные документы — это оригиналы. Они имеют такую же юридическую силу, как бумажные.

Оставить заявку
Как поправки в 63-ФЗ повлияют на бизнес-процессы компаний в 2022 году

Изменения в законе затронут все организации, которые применяют электронные подписи. В статье описываем, как будут получать КЭП руководители и сотрудники, для чего нужна электронная доверенность и как Диадок готовится к вступлению в силу новых правил работы с КЭП. Узнать больше об изменениях и задать вопросы экспертам вы сможете на вебинаре 10 ноября, ссылка на регистрацию — в статье.

Ошибка в договоре: что делать?

  • В соответствии с российским законодательством договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Таким образом, правовым последствием заключения, изменения или прекращения договора является соответственно установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей его сторон. Для заключения договора необходимо выражение согласованной воли всех его сторон.

Причем эта воля может быть выражена как в устной, так и в письменной форме. Как правило, устная форма используется в случае исполнения договора при его заключении при условии, что для данного вида договоров законом не предусмотрена обязательная письменная или нотариальная форма.

И если при заключении договора в устной форме сторонам удается избежать ошибок, возникающих в тексте договора в силу объективных или субъективных причин, то в договоре, заключенном в письменной форме, такое невозможно.

При всей внимательности и осмотрительности, с которой обычно подходят к оформлению договора, нередки ситуации, когда уже в процессе его исполнения обнаруживаются ошибки, влекущие порой существенное изменение сути всего договора.

Ошибка в договоре: понятие и правовая природа

Прежде всего необходимо отметить, что российское договорное право как таковое не содержит законодательно закрепленного понятия ошибки в договоре.

И это не самым лучшим образом отличает его от договорного права других государств. В договорном праве большинства стран (Великобритания, США, Франция, Израиль и др.

) ошибки при заключении договоров регулируются специальными нормами, поскольку выделены в отдельные подразделы права.

Разумеется, специальное регулирование позволяет сторонам договора избежать спорных ситуаций при выявлении ошибок в заключенном договоре. Тогда как при отсутствии такого регулирования создается почва для разночтения, и разрешение связанных с этим споров возможно только путем применения аналогии права либо аналогии закона.

К слову, согласно статистике, ошибки в договоре входят в число трех самых распространенных ошибок подчиненных, среди которых значатся также невыполнение работы в срок и потеря вещи, принадлежащей компании.

Ошибкой в широком смысле признается непреднамеренное отклонение от истины или правил. Исходя из этого определения, можно сказать, что ошибкой в договоре является отклонение от воли сторон, для реализации которой, собственно говоря, договор и заключается.

Воля сторон – это основание договора, и в этом смысле договор нередко называют законом между частными лицами.

Но, в отличие от закона, в понятии нормативно-правового акта обязательного характера воля сторон договора, проявляющаяся непосредственно в самом договоре, может находиться под влиянием сторонних обстоятельств, ошибки, заблуждения и обмана.

Именно поэтому ошибка относительно текста договора имеет юридическое значение, поскольку она как внешнее проявление воли сторон, пусть и ошибочное, является юридическим действием.

  1. Виды и правовые последствия ошибок в договоре
  2. Несмотря на отсутствие законодательного регулирования данного вопроса, исходя из договорной практики, можно вывести следующие виды ошибок при заключении договоров:
  • собственно ошибки,
  • ошибки вследствие введения в заблуждение (так называемая ошибка с отягчающими обстоятельствами),
  • опечатки.
  • В зависимости от вида ошибки возможны и различные правовые ­последствия для сторон договора.
  • Собственно ошибки
Читайте также:  Выход из ООО: могу ли я учредитель 4, 2% выйти из ООО, если в Уставе выход не предусмотрен

Первый вид ошибок, без отягчающих обстоятельств, таких, как намеренное введение в заблуждение, является наиболее распространенным видом ее при заключении договора. При этом ошибка должна быть существенная, позволяющая предположить, что если бы стороне, допустившей ошибку, было бы известно об этом на момент заключения договора, ­указанная сторона не заключала бы договор.

Судебно-арбитражная практика

Государственное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к хлебокомбинату о взыскании задолженности за потребленную электрическую энергию и неустойки по договору энергоснабжения.

Решением первой инстанции с хлебокомбината в пользу предприятия были взысканы сумма задолженности, пеней и государственной пошлины. Суд исходил из того, что в материалах дела имеются доказательства, подтверждающие задолженность ответчика за потребленную электрическую энергию ­и просрочку по ее погашению.

В кассационной жалобе предприятие просит постановление апелляционной инстанции в части уменьшения пеней отменить, взыскать с общества 5 425 рублей 94 копейки неустойки. Заявитель указывает, что истец, рассчитав размер пеней, исходя из 1/300 ставки рефинансирования, фактически применил статью 333 Гражданского кодекса и уменьшил сумму неустойки.

Судьи отметили, что в рассматриваемом договоре стороны предусмотрели, что в случае просрочки оплаты потребленной электроэнергии хлебокомбинат выплачивает пеню в размере 0,5 процента за каждый день просрочки. Пеня начисляется на сумму задолженности, начиная со следующего дня после наступления срока платежа.

Истец первоначально требовал взыскать неустойку в размере 3 962 рублей 17 копеек, которая ниже суммы, предусмотренной условиями договора. Данное требование истца не противоречит нормам материального права ­и не нарушает права ответчика.

Однако суд апелляционной инстанции в данном случае, установив, что в расчетах суммы неустойки допущена ошибка, должен был выяснить у ист­ца, согласен ли он на уменьшение неустойки до пересчитанной суммы или настаивает на взыскании заявленного требования.

При отказе истца от снижения суммы неустойки суд вправе был рассмотреть данный вопрос в порядке статьи 333 Гражданского кодекса. Однако апелляционная инстанция указанные требования не выполнила, чем нарушила нормы материального и процессуального права.

При таких обстоятельствах постановление апелляционной инстанции подлежит отмене в части уменьшения сумм неустойки (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 25.01.2006 г. № Ф08-6632/2005).

Собственно ошибки возникают тогда, когда при оформлении договора в письменном виде либо искажается предварительная устная договоренность сторон, либо не уделяется внимание некоторым важным для исполнения договора моментам.

При этом данные ошибки возникают непреднамеренно, то есть ни одна из сторон не преследует цели обмануть или ввести в заблуждение другую сторону. Такие ошибки имеют место из-за недостаточной внимательности сторон или из-за того, что не все моменты полностью оговорены сторонами.

  1. Гражданский кодекс знает лишь три основания признания договора ­недействительным вследствие обнаружения собственно ошибки в договоре:
  1. Если условия договора не соответствуют закону или иному правовому акту (ст. 168 ГК РФ).

  2. Если условия договора выходят за пределы правоспособности одной из сторон договора или обеих сторон (ст. 173 ГК РФ).
  3. Если лицо, подписавшее договор, не имело на это полномочий (ст. 174 ГК РФ).

Пример 1

Стороны заключают договор на оказание консультационных услуг. Однако, поскольку некоторые не различают понятия «консультационные услуги» и «услуги по обучению», из-за ошибки лица, составляющего договор, и из-за невнимательности юриста, его проверяющего, в предмете договора вместо оказания консультационных услуг значится оказание услуг по обучению.

В этом случае происходит подмена понятий. Как известно, оказание услуг по обучению возможно только при наличии соответствующей лицензии, тогда как для оказания консультационных услуг этого не требуется.

Кроме того, организации, оказывающие услуги по обучению, в отличие от консультационных компаний, освобождены от уплаты НДС.

По окончании обучения всем прошедшим курс обучения выдается свидетельство или сертификат, который является подтверждением оказания услуг для бухгалтерии организации-заказчика наравне с другими документами.

Поэтому при такой ошибке в предмете договора организация-заказчик не сможет выделить НДС, а организация-исполнитель – представить надлежащие подтверждающие документы. Как следствие – такой договор может быть признан недействительным из-за несоответствия его закону, а также вследствие признания договора выходящим за пределы правоспособности заключившей его стороны.

Согласно Гражданскому кодексу недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью. Такая сделка признается недействительной с момента ее совершения.

  • В этом случае каждая из сторон договора обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в нашем примере – оказанные консультационные услуги) возместить его стоимость в деньгах.
  • Еще одним примером подобной непреднамеренной ошибки без отягчающих обстоятельств является отсутствие конкретизации вида дней при исчислении тех или иных сроков.

Пример 2

Стороны заключили договор поставки, по условиям которого одна сторона (поставщик) обязуется поставить другой стороне (заказчику) оборудование в течение десяти дней, а заказчик обязуется произвести оплату за оборудование в течение трех дней. Ни в том, ни в другом случаях не указано, о каких именно днях идет речь: календарных или рабочих. В соответствии с российским ­законодательством, если не указано иное, под днями понимаются календарные дни.

Все это может породить ситуацию, когда ни поставщик, ни заказчик не смогут выполнить принятые на себя обязательства в силу того, что из-за переносов праздничных и выходных дней, которые достаточно часто практикуются у нас в стране, 10 или 3 дня будут выходными.

И тогда ни отгрузка оборудования, ни оплата не смогут быть произведены. И это произойдет не по вине сторон, но из-за их непредусмотрительности.

  1. При этом в данном случае договор не может быть признан недейст­вительным, поскольку отсутствие конкретизации вида дней при исчислении сроков не является ни нарушением закона, ни существенным ­обстоятельством, дающим право на расторжение договора.

  2. Ошибки вследствие введения в заблуждение

Такие ошибки еще называются ошибками с отягчающими обстоятельст­вами. И это не случайно. Ведь подобные ошибки возникают, как правило, из-за преднамеренных действий (введения в заблуждение или обмана) одной из сторон договора или третьих лиц.

Относительно влияния введения в заблуждение и обмана ­на действи­­тель­ность договора существуют две теории.

Одни юристы полагают, что договор, заключенный под влиянием введения в заблуждение и обмана, недействителен, потому что не представляет единства воли. Это теория унитета.

Другие же утверждают, что договор сам по себе действителен, но сторона, введенная в заблуждение или обманутая, имеет право требовать прекращения договора или вознаграждения за понесенные убытки, так как введение в заблуждение или обман составляют нарушение ее права. Это теория прекращения договора.

Практика же исходит из того, что задача права – не уничтожать, а по возможности поддерживать установившиеся юридические отношения, поэтому оно должно только в крайнем случае признавать несущест­вующими даже и ненормальные юридические отношения.

Вместе с тем одним из основных принципов российского гражданского права является принцип стабильности договоров, поэтому, в соответствии с Гражданским кодексом, введение в заблуждение при заключении договора не может быть основанием для автоматического расторжения договора, если возможно по соглашению сторон внести необходимые изменения в договор.

При этом за введенной в заблуждение или обманутой стороной, разумеется, признается право требовать признания договора недействительным и получения ­соответствующего возмещения.

Договор, заключенный вследствие введения в заблуждение, признается недействительным только в судебном порядке по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Немаловажным здесь является то, что для признания договора недействительным необходимо, чтобы заблуждение имело существенное значение.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы договора либо тождества или таких качеств его предмета, которые значительно снижают возможность его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов договора не имеет существенного значения и поэтому не может служить основанием для признания договора недействительным.

В случае признания договора недействительным, как совершенным под влиянием заблуждения, каждая из сторон договора обязана возвратить другой стороне полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре, возместить его стоимость в деньгах. Это общее ­положение недействительности договоров.

Однако законодательство содержит и дополнительные неблагоприятные правовые последствия для стороны, по чьей вине возникло заблуждение для потерпевшей стороны.

Потерпевшая сторона вправе требовать от виновной стороны возмещения причиненного ей реального ущерба.

Но здесь следует помнить о том, что такое право возникает у стороны, по иску которой договор признан недействительным, только в случае, если она докажет, что заблуждение произошло по вине другой стороны.

В противном случае сторона, по иску которой договор признан недействительным, обязана возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим ­от заблуждавшейся стороны.

Опечатки

Опечатка вообще – это ошибка, обнаруженная в уже напечатанном тексте: пропуск буквы или лишняя буква, пропуск слова, искажение слова и т.п. Как правило, опечатки искажают смысл текста или изложенные в нем факты.

Вопрос относительно опечаток в тексте договора остается наименее урегулированным с точки зрения права. Причем речь идет об опечатках, которые порой имеют существенное значение. При их обнаружении стороны могут быть поставлены в такие условия, которые согласно обычаям делового оборота признаются кабальными.

Это могут быть опечатки в названии сторон, в их реквизитах, в том числе и в банковских, в суммах, в названии предмета договора и пр. Все опечатки независимо от того, совершены они преднамеренно или по вине одной из сторон, могут иметь решающее юридическое значение, хотя в случае опечатки в тексте договора законом предусмотрены наименее серьезные правовые последствия.

Наличие опечатки в тексте заключенного договора не является поводом для отмены данного договора. Обнаруженная в тексте договора опечатка подлежит исправлению по соглашению сторон.

Тем не менее многое зависит от того, где именно допущена опечатка.

Чаще всего, как показывает практика, опечатка возникает в названии той или иной стороны договора.

Как быть в этом случае? Является ли договор, содержащий опечатку в наименовании сторон договора, юридически значимым? Однозначного ответа нет.

Однако, опираясь на нормативные акты, регулирующие, например, ведение бухгалтерского учета, можно сказать, что принять к учету такой договор будет проблематично.

В пункте 2 статьи 9 закона № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» перечислены реквизиты, наличие которых обязательно для приема к учету первичных учетных документов.

Среди них наименование организации, от имени которой составлен документ. Получается, что фактически при наличии опечатки в наименовании стороны в договоре отсутствует обязательный реквизит.

Поэтому для придания договору юридической силы необходимо внести соответствующие исправления.

С другой стороны, возможны и случаи, когда опечатка допущена, например, в адресе или реквизитах компании. Неужели и в этом случае договор нельзя будет принять к учету, а стороны получат право ссылаться на его недействительность? Думается, что нет.

В нашей стране законодательно закреплен принцип толкования договора, согласно которому при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Кроме того, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

  • Таким образом, если в тексте договора присутствует опечатка в адресе стороны, то в случае разногласий суд будет опираться не только на адрес с опечаткой, указанный в договоре, но и на другие сопутствующие ему документы, а также фактические обстоятельства, как то: письма, направленные ­и полученные по правильному адресу, указание адреса в переписке сторон и пр.
  • Кроме того, опечатка, присутствующая в банковских реквизитах, также вряд ли повлечет на этом основании признание договора недействительным.

Судебно-арбитражная практика

Ошибки при оформлении договора с клиентом

  • По статье 161 ГК РФ компании заключают сделки в простой письменной форме.
  • При этом бумажный экземпляр договора нужен если сделка подлежит нотариальному заверению или государственной регистрации (например, сделки с недвижимостью).
  • В других случаях организации могут обменяться подписанными сканами по электронной почте или факсу — закон этого не запрещает.

Но если потом не обменяться оригиналами, могут возникнуть проблемы при спорах с контрагентами. Пока всё хорошо, о договоре никто не вспоминает.

А вот если начались разборки, поднимают договор и смотрят, что там написано. И упираются в то, что оригиналов нет. Одна из сторон в суде может заявить, что согласовывали не эту версию договора.

Договор могут признать незаключенным и это сильно затруднит дело, ведь суд будет исходить из второстепенных признаков, подтверждающих действия сторон, а не из первоначальных условий договора.

Проблем не будет, если прописать в договоре, что между сторонами допускается обмен документами по электронной почте, переписка по электронной почте имеет силу простой электронной подписи и равнозначна бумажным документам с личными подписями сторон.

Ещё лучше получить электронную подпись и подписывать договор ЭЦП. Такой документ, подписанный ЭЦП обеими сторонами, признается равнозначным бумажному договору с печатью. Это тоже нужно зафиксировать договоре.

Не любой сотрудник компании и даже не любой из её руководителей имеет право заключать договоры от её имени.

Заключать договоры может:

  • Лицо, имеющее право действовать без доверенности. Этот человек указан в выписке из ЕГРЮЛ, там есть раздел, который называется «Сведения о лице, имеющем право действовать без доверенности от имени юридического лица». Сформировать такую выписку на контрагента можно в сервисе на сайте ФНС. Это бесплатно и делается моментально.
  • Человек, у которого есть доверенность от компании на совершение сделок. Тогда в шапке договора будет указано, что договор заключает компания в лице такого-то, действующего на основании доверенности с такими-то реквизитами. Не забудьте запросить оригинал или заверенную копию самой доверенности и убедитесь, что срок её действия не истёк.

Если договор заключит человек без полномочий, организация может отказаться от его исполнения.

Неопытные предприниматели заключают договор просто чтобы был, не заботясь о его содержании. А когда возникают проблемы поднимают договор и вдруг оказывается, что там толком и нет ничего, чтобы требовать это от контрагента. На словах договорились, а в договоре не зафиксировали, взяли типовой и на том успокоились.

Например, два предпринимателя договорились о поставке партии деревянных стульев. В договоре так и написали: поставщик обязуется поставить деревянные стулья в такой-то срок.

Он и поставляет стулья из дешёвой сосны, а покупатель хотел более долговечные и качественные из твёрдой древесины, и на переговорах вроде бы это даже обсуждали. Но в договоре этого нет, поэтому и оснований для претензий нет.

Вот если бы прописали, что стулья должны быть из дуба или древесины твёрдых пород — другое дело.

Чтобы не столкнуться с проблемами в будущем, в договоре максимально подробно и понятным языком нужно прописать, о чем вы договорились с контрагентом: что покупаете, в чём заключается услуга, сколько стоит, какое количество, в какие сроки и т.д. Если это товар, то какие у него характеристики, можно сослаться на ГОСТы, чтобы подробно не прописывать требования к качеству. Если услуга или работы — в чем они заключаются. Если аренда — что именно арендуется и с какой целью.

Есть такое понятие, как существенные условия договора, без которых договор будет признан незаключённым. Они могут различаться в зависимости от вида договора, но вы не ошибётесь, если просто подробно пропишете в договоре все, о чем договоритесь. И помните — то, о чём не написано в договоре и его приложениях, требовать от контрагента вы не сможете.

Не всегда все подробности прописывают в самом договоре. Часто вся конкретика содержится в спецификациях и приложениях. Но бывает, что сам договор заключили, а приложения так и не оформили. Тогда будет то же самое, что и в предыдущем пункте — требовать от контрагента будет нечего.

До пандемии коронавируса на этот пункт не обращали особого внимания. Казалось, что вероятность стихийных бедствий и прочих неприятностей равна нулю. А когда начались ограничения, тем, у кого в договорах были прописаны форс-мажорные обстоятельства, было легче решить проблемы и избежать санкций.

Поэтому, всегда нужно прописывать в договоре обстоятельства непреодолимой силы, которые освобождают от ответственности.

Если продавец товары или услуг — плательщик НДС, он должен с полученных от покупателя денег заплатить НДС.

Проблем нет, если в договоре четко прописано, сколько стоит товар или услуга, и какая сумма НДС. Покупатель четко знает, сколько он должен в итоге заплатить.

А вот если полениться, не прописать этот момент и указать только общую цену товара становится непонятным — это уже с НДС или НДС еще нужно заплатить сверху.

Например, компании договорились о поставке партии мебели на общую сумму 300 тысяч рублей. В договоре фигурировала только эта сумма и ни слова про НДС. Поставщик потребовал от покупателя перечислить еще и 20% НДС с этой суммы, а покупатель утверждал, что ничего сверх того, что указано в договоре, платить не должен.

Хорошо если контрагенты смогут полюбовно договориться, в противном случае придется судиться, а суд в индивидуальном порядке будет решать, кто прав.
Если продавец применяет спецрежим и не платит НДС, это тоже нужно указать в договоре.

Заключать договоры вслепую, без досье на контрагента — непозволительная роскошь.

Проблемы могут возникнуть со стороны налоговой инспекции и банков. Если контрагент сомнительный, налоговики будут сомневаться в реальности сделок и снимать вычеты по НДС. Банки могут приостанавливать операции по счетам согласно «антиотмывочному» закону 115-ФЗ.

Кроме того, если не проверить надёжность и платежеспособность контрагента, можно получить зависшую дебиторскую задолженность и судебные разбирательства.

У пользователей сервиса «Моё дело» есть возможность подключить опцию «Проверка контрагентов» и получать самую подробную информацию о партнерах. Вы узнаете, имеет ли фирма признаки однодневок и есть ли дисквалифицированные лица в руководстве, получите информацию о финансовом состоянии и платёжеспособности, заблокированных счетах, взаимосвязанных компаниях, судебных делах и т.д.

Проверить контрагента онлайн

Все расходы, которые могут возникнуть в процессе исполнения договора, нужно предусмотреть заранее. Если вы не договоритесь об этих моментах на берегу, устанавливать кто прав или неправ будет суд исходя из конкретных обстоятельств, а это лишнее время и деньги.

Мы перечислили популярные ошибки, но это ещё не все подводные камни, с которыми можно столкнуться. В зависимости от вида договора могут быть и другие опасные места.

Главная ошибка при заключении договора вытекает из всего вышесказанного — это отношение к договору как к формальности.

Если речь идёт о крупной сделке, а у вас нет грамотного штатного юриста — не пожалейте времени и денег на консультацию юриста. Особенно если контрагент вам предлагает подписать уже разработанный им договор.

Не исключено, что он безопасен только для контрагента, а для вас несёт большие риски.

Собираем новости законодательства, и рассказываем, как именно они повлияют на ваш бизнес. Без сложных бухгалтерских терминов и воды. Подписывайтесь:

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector