Имею ли я обязанность после снятия амбулаторного лечения наблюдаться у психиатра

Диспансерное наблюдение организуется при наличии информированного добровольного  согласия пациента в письменной форме, которое подшивается амбулаторную историю болезни. Диспансерному наблюдению подлежат все категории пациентов, независимо от диагноза.

Решение о прекращении диспансерного наблюдения принимает врачебная комиссия в следующих случаях:

  • наличие подтвержденной стойкой ремиссии не менее трех лет у пациентов с диагнозом «синдром зависимости» (код заболевания по МКБ-10 – F1x.2) в том числе граждан, находившихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, при предоставлении из них медицинской документации о прохождении лечения и подтверждении ремиссии;
  • не менее года подтвержденной стойкой ремиссии у больных с диагнозом «употребление с вредными последствиями» (код заболевания по МКБ-10 — F1x.1);
  • если медицинская организация не может в течение 1 года обеспечить осмотр больного, несмотря на все принимаемые меры (посещение на дому, извещение по телефону, заявление в полицию и т.п.).

Решение о прекращении диспансерного наблюдения принимается врачом-психиатром-наркологом (врачом-психиатром-наркологом участковым) единолично в следующих случаях: смерти пациента; осуждения пациента к лишению свободы на срок свыше 1 года; изменение пациентом постоянного места жительства с выездом за пределы обслуживаемой медицинской организации территории; письменного отказа пациента от диспансерного наблюдения.

Сведения о диспансерном наблюдении также вносятся в амбулаторную историю болезни.

Формирование ремиссии должно быть подтверждено в ходе диспансерного наблюдения. С этой целью врачом-психиатром-наркологом проводятся медицинские осмотры диспансерного контингента. Осмотр пациента, состоящего под диспансерным наблюдением, осуществляется:

  • в течение первого года ремиссии – не реже одного раза в месяц;
  • находящихся в ремиссии от 1 до 2 лет – не реже одного раза в шесть недель;
  • находящихся в ремиссии свыше 2 лет – не реже одного раза в три месяца.

Не реже одного раза в три месяца проводится углубленный медицинский осмотр, включающий:

  • определение наличия психоактивных веществ в моче;
  • исследование уровня психоактивных веществ в моче или исследование уровня психоактивных веществ в крови (при положительном результате определения психоактивных веществ в моче);
  • качественное и количественное определение карбогидрат-дефицитного трансферрина (CDT) в сыворотке крови;
  • психопатологическое обследование или тестологическое психодиагностическое обследование;
  • психологическое консультирование.

Если пациент не посещает наркологический диспансер и ремиссия не подтверждается объективными (в том числе лабораторными) данными – такой пациент не может быть снят с диспансерного наблюдения в связи с выздоровлением (стойким улучшением).

Диспансеризация взрослого населения проводится на базе https://www.domod.ru/about/territorial_control/news_lob/o/64955/

Имею ли я обязанность после снятия амбулаторного лечения наблюдаться у психиатра Имею ли я обязанность после снятия амбулаторного лечения наблюдаться у психиатра
Имею ли я обязанность после снятия амбулаторного лечения наблюдаться у психиатра

Имею ли я обязанность после снятия амбулаторного лечения наблюдаться у психиатра Имею ли я обязанность после снятия амбулаторного лечения наблюдаться у психиатра

Можно ли лечить психические болезни без лекарств и как понять, что пора менять психиатра

Екатерина Кушнир

поговорила о душевном здоровье

Профиль автора

Поговорили с Кириллом Сычевым — практикующим психиатром и психотерапевтом.

Вы узнаете, как ставят диагнозы в психиатрии, можно ли лечить психические расстройства без лекарств и как понять, что пора менять психиатра.

Что вы узнаете

На втором месте депрессивное расстройство. На третье место я бы поставил биполярное аффективное расстройство. Оно часто встречается, кроме того, сейчас переломный момент: очень многим людям, которые раньше наблюдались с диагнозом «шизофрения», его заменили на «биполярное аффективное расстройство». Это связано с проблемами диагностики, существующими у нас в стране.

Прирост случаев конкретных психических болезней может быть связан с разными факторами. Иногда случается какой-то инфоповод — например, кто-то очень известный рассказывает про свое заболевание. На этом фоне может увеличиться количество людей, которые обращаются с подобными симптомами. Может создаться ложное ощущение, что этого заболевания стало больше.

Источник: Our World in Data

Источник: Our World in Data

Также есть личностные характеристики, которые могут влиять на развитие психического заболевания. Например, когда человек склонен погружаться в грусть, воспринимает мир в черно-белом цвете, слишком серьезно относится к своим провалам и так далее.

Кроме того, существует наследственная предрасположенность. Насколько она сильная, зависит от конкретной болезни.

Разбираемся, как начать и закончить ремонт без переплат: от проекта до приемки Покажите!

Например, та же шизофрения в первую очередь — болезнь молодых, она не появляется впервые в пожилом возрасте. С депрессией человек, скорее всего, в первый раз столкнется в возрасте от 20 до 30 лет, часто она впервые появляется у женщин после родов. Биполярное аффективное расстройство вероятнее проявится еще в детстве или в подростковом возрасте.

Еще бывает так: случился психоз, переждали, прошел, через несколько лет случился снова, но уже тяжелее — и вот к какому-то возрасту человек оказался в больнице. Может создаться впечатление, что он поздно заболел шизофренией, но на самом деле болел давно, просто никто не замечал, не хотел замечать или скрывали.

Источник: Nature

Источник: Nature

Первое, от чего нужно отталкиваться, — сколько времени в день человек тратит на переживание симптомов расстройства. Например, если 30—40% времени человек находится в навязчивых тревожных мыслях либо ему все время грустно, это мешает ему жить — точно стоит сходить.

Второй вариант — когда состояние человека резко меняется. Например, обычно спокойный человек, домосед, вдруг проснулся с утра с приливом сил и желанием уехать в кругосветное путешествие. Или, наоборот, человек постоянно путешествовал, много общался, но вдруг стал все время проводить дома, резко потерял интерес к старым увлечениям.

И, естественно, если у человека появились суицидальные намерения или даже мысли в духе «лучше бы меня не было, хорошо бы мне умереть» — обязательно нужно обратиться.

В психиатрии при постановке диагноза руководствуются критериями Международной классификации болезней. Диагнозы ставят на основании ретроспективного анализа анамнеза, то есть оценки врачом истории болезни по рассказу человека или его близких.

Нет неврологических тестов, как, например, в неврологии, обследований вроде МРТ и анализов, способных достоверно показать психические заболевания. Есть только опросники, которые повышают точность постановки диагноза, но не дают стопроцентной гарантии. Кроме того, все опросники разработаны под конкретные заболевания — врачу все равно сначала надо понять, что именно искать.

Справедливости ради, за рубежом тоже есть проблема гипердиагностики шизофрении: не все хотят разбираться, почему у человека возник психоз, написать «шизофрения» проще всего.

Еще существует тревожно-депрессивное расстройство — такой диагноз есть в Международной классификации болезней. Его ставят многие обычные врачи, которым надо установить предварительный диагноз, чтобы отправить человека к психиатру, потому что они не должны разбираться, какой вариант у него тревожного расстройства или есть ли депрессия.

В итоге тревожно-депрессивное расстройство стало одним из самых популярных тревожных расстройств. Однако на самом деле такое состояние встречается редко.

При тяжелых расстройствах, которые проявляются с психозами, например шизофрении, часто нужен пожизненный прием лекарств. А при биполярном аффективном расстройстве все зависит от ситуации: препараты принимают длительно, в редких случаях их можно отменить.

Многое зависит от конкретных препаратов, их нельзя объединять в одну группу.

Транквилизаторы — препараты, которые могут вызывать зависимость. Также они могут вызывать толерантность — это когда через какое-то время нужно больше лекарства, чтобы получить эффект.

Их можно принимать только краткосрочными курсами, до четырех недель, после этого лучше отменить.

Конечно же, они не работают как наркотики, но зависимость на физиологическом уровне и заметный синдром отмены от этих препаратов будут.

Также существуют нейролептики второго поколения, у них уже нет большого количества побочных эффектов. От них может быть сонливость, снижение либидо, ухудшение настроения, но если правильно подобрать дозу, этого можно избежать.

При длительном приеме такие препараты иногда вызывают увеличение веса и нарушение работы поджелудочной железы, но тут та же ситуация: если грамотно подобрать, то можно принимать пожизненно.

Нормотимики могут быть токсичными, их не рекомендуют при беременности и кормлении грудью. Тут тоже многое зависит от грамотного подбора дозировки: можно избежать побочных эффектов и добиться того, чтобы человек легко переносил лечение.

Нельзя говорить, что какие-то препараты лучше или хуже, их все используют для лечения разных психических расстройств.

Правильный психиатр просто так в стационар старается не отправлять. Есть данные, что при амбулаторном лечении пациенты начинают чувствовать себя лучше гораздо раньше. В стационаре качество жизни ухудшается, это сказывается на самочувствии.

Обычные психические расстройства, включая шизофрению вне психоза и биполярное аффективное расстройство, лучше лечить амбулаторно.

На мой взгляд, есть три основополагающих момента, о которых стоит беспокоиться.

Врач не ставит точный диагноз. Психиатр должен поставить диагноз, а не говорить «у вас тревожность», или «у вас депрессия», или «у вас что-то еще». Нет таких диагнозов, как тревожность или депрессия, это состояния, которые могут быть при разных расстройствах. Такие термины можно употреблять в обычной беседе, чтобы упростить разговор, но так нельзя ставить диагноз.

Врач не отвечает на вопросы. Психиатр должен ответить на любые вопросы пациента. Хорошо, если он подробно и понятно все рассказывает. Плохо, если говорит: «Я врач, я знаю лучше». Первое, о чем должен беспокоиться хороший психиатр, — это понимает ли пациент, зачем ему нужны таблетки, будет ли он их принимать.

Во всех зарубежных учебниках подробно разбирают, как убедить пациентов правильно пить лекарства нужное время. Большая проблема психиатрии даже не в том, что мы не умеем лечить многие болезни, а в том, что пациенты самостоятельно отказываются от лечения, потому что не понимают, зачем оно и как работает.

Кроме того, на назначение лечения влияет множество личностных факторов. Например, нельзя назначить человеку лекарство за 6000 Р, когда у него зарплата 20 000 Р, ведь он не сможет его покупать.

Читайте также:  Можно ли выписать человека из квартиры в которой он не проживает 16 лет

Кроме этого, ни в коем случае не должно быть никакого осуждения со стороны врача и быстрых консультаций с постановкой диагноза за десять минут.

  1. Среди психических расстройств чаще всего встречаются тревожные расстройства и депрессия.
  2. Основные факторы риска психических расстройств — тяжелые травмирующие события в детстве, личностные особенности и наследственность.
  3. Большая часть психических расстройств впервые проявляются в молодом возрасте, если не говорить о деменции.
  4. К психиатру стоит обратиться, когда проявления расстройства мешают жить, состояние человека резко меняется или есть суицидальные мысли.
  5. Психиатр может оценить состояние человека онлайн, так как для этого важно подробно пообщаться с пациентом.
  6. В психиатрии есть проблема гипердиагностики шизофрении, причем не только в России. Многим врачам проще поставить такой диагноз, чем разбираться в причинах психоза.
  7. Тревожные расстройства, расстройства личности и депрессию часто можно лечить без лекарств, а вот биполярное аффективное расстройство и шизофрению обычно нет.
  8. Во многих случаях медикаменты можно отменить, при ряде психических расстройств можно достичь устойчивой ремиссии.
  9. Тяжесть побочных эффектов зависит от вида препарата, далеко не все психиатрические медикаменты плохо переносятся. Зависимость вызывают только транквилизаторы, поэтому их назначают короткими курсами.
  10. Госпитализация в психиатрический стационар нужна только в крайних случаях — если есть риск для жизни самого человека или окружающих его людей.
  11. Компетентный психиатр поставит точный диагноз, ответит на все вопросы и не будет назначать неработающие препараты.

Учет у психиатра: кого ставят, какими будут последствия? Рассказывает врач

Автор статьи, психиатр-нарколог с 15-летним стажем Василий Шуров Автор статьи, психиатр-нарколог с 15-летним стажем Василий Шуров

для консультации с Василием Шуровым переходите на сайт https://stranaprotivnarkotikov.ru/

Психиатрический учет – устаревшее название консультативного и диспансерного наблюдения за пациентами с психическими расстройствами. Главный психиатр нашей клиники Василий Шуров рассказывает, чем отличаются формы учета у психиатра, в каких случаях пациента «заносят в базу», а также какие ограничения и последствия при этом бывают.

Виды учета у психиатра

Психиатрический учет в России делится на две формы, в зависимости от тяжести состояния больного, поступившего к психиатру, – консультативный и диспансерный.

Консультативный учет

Консультативный учет устанавливается, когда пациент:

  • Не представляет потенциальной опасности для себя и окружающих
  • Сохраняет критический образ мышления, трезво оценивает свое состояние, осознает болезнь
  • Сохраняет трудоспособность
  • Имеет заболевание, легко поддающееся лечению, с быстрым наступлением ремиссии
  • Попал в поле зрения психиатра впервые
  • Подтверждает добровольность осмотра у врача, дает согласие на прием прописанных медикаментов

При консультативном учете пациенту не обязательно наблюдаться у психиатра через четкие промежутки времени. Если он перестанет посещать врача, тот не станет выяснять причины и местоположение пациента.

Длительность консультативного учета – по необходимости, зависит от состояния здоровья пациента.

Диспансерное наблюдение

Это именно та форма контроля, которую в народе называют «психиатрическим учетом».

В каких случаях назначается диспансерный учет:

  • Психическое расстройство протекает с частыми обострениями, плохо поддается лечению, серьезно влияет на восприятие реальности.
  • Больной представляет опасность для себя и окружающих – суицидальные мысли и попытки, агрессивное невменяемое поведение, галлюцинации.
  • У больного нарушена критика своего состояния – он не осознает болезнь, принимает искажения реальности за истину.
  • Больной и раньше попадал в психиатрию, и ремиссии его заболевания короткие и нестойкие.
  • Больной попал к врачу в принудительном порядке – при вызове скорой психиатрической помощи родственниками, или по решению суда после совершения правонарушений.

Решение о диспансерном наблюдении принимает комиссия психиатров по инициативе лечащего врача. Поэтому на диспансерный учет не ставят после первого же приступа болезни – нужно изучить характер и течение заболевания.

При диспансерном наблюдении пациент обязан посещать врача через заданные промежутки времени – для осмотра и выписки препарата, коррекции курса лечения.

Длительность диспансерного учета – 5 лет!

  • По истечении этого срока лечащий врач может:
  • · Полностью снять пациента с учета – при полном выздоровлении.
  • · Перевести пациента на консультативный учет – если пациенту стало ощутимо лучше, но он все еще нуждается в помощи врачей.
  • · Продлить срок диспансерного учета – если пациент все еще нуждается в пристальном наблюдении врачей.

При диспансерном учете врач имеет право приходить к пациенту домой и проверять его состояние, помогать в решении бытовых и социальных проблем – даже при оформлении письменного отказа пациента. При этом врач не может принудительно давать лекарства.

Но при диспансерном учете врач не может насильно заставить пациента принимать таблетки. Источник: Яндекс-картинкиНо при диспансерном учете врач не может насильно заставить пациента принимать таблетки. Источник: Яндекс-картинки

Какие есть ограничения?

При консультативном учете у пациента нет ограничений – он сможет получить необходимые справки при медкомиссии для сдачи прав, получения оружия, устройстве на работу.

А вот при диспансерном учете психиатр может созывать врачебную комиссию для ограничения прав пациента:

  • Право на вождение автомобиля
  • Право на ношение оружия
  • Право на работу по социально значимым профессиям (водитель общественного транспорта, работник сферы медицины и образования, монтажник, военный, охранник, высотные работы и т.д.)
  • Родительские права (если расстройство влияет на благополучие ребенка)

Более того, есть утвержденный список заболеваний, при которых все эти ограничения действуют автоматически:

  • Шизофрения и бредовые, шизотипические расстройства
  • Аффективные расстройства (депрессия, биполярное расстройство, маниакальные расстройства и т.д)
  • Невротические расстройства (невроз навязчивых состояний, истерический невроз и т.д.)
  • Расстройства личности и поведения в зрелом возрасте (диссоциальное, параноидное, обсессивно-компульсивное и другие)
  • Наркомания, алкоголизм, токсикомания

Как психиатрический учет влияет на дальнейшую жизнь?

Государственная «врачебная тайна» не может защитить репутацию пациента на все 100% − на это влияет и законодательство, и человеческий фактор «на местах».

Так, психиатр по закону может предоставить информацию о пациенте, если к нему обратились правоохранительные органы – МВД, прокуратура. Источник: Яндекс-картинкиТак, психиатр по закону может предоставить информацию о пациенте, если к нему обратились правоохранительные органы – МВД, прокуратура. Источник: Яндекс-картинки

Кроме того, факт диспансерного наблюдения – даже при его полном завершении после выздоровления – может оказаться проблемой при приеме на работу.

Утечка информации из-за «нечаянного» разглашения личных данных персоналом больницы, нужные «связи» у потенциального начальства (в особенности, при работе в правоохранительных, «силовых» структурах) – все это может сказаться на трудоустройстве.

Как избежать диспансерного учета?

Если больной и его родственники хотят избежать «психиатрического учета» и связанных с ним возможных последствий, они могут изначально обратиться с проблемой не в государственную, а в частную психиатрическую клинику, вызвать частного нарколога на дом. В этом случае паспортные данные пациента не фиксируются и не попадают в государственные структуры.

Другие статьи по теме:Кого ставят на наркологический учет, какими будут последствия?Мифы о лечении в психиатрических больницах

Если статья была вам полезна, ставьте лайк и подписывайтесь.

Также очень ждем от вас комментарии и обратную связь, ведь вся наша работа построена на обратной связи, и мы пишем статьи по вашим запросам. Задавайте вопросы и высказывайте мнение, это важно для нас!

Смотрите другие экспертные ролики от нас на ютубе.

И будьте здоровы!

Ваши Василий и Екатерина Шуровы

Психиатрическая диагностика несовершенна, ее можно оспорить

16 декабря 2020 г. 16:08

Адвокатам дали практические рекомендации по ведению дел о недобровольной госпитализации

16 декабря в ходе очередного обучающего вебинара ФПА РФ с лекцией на тему «Защита граждан по делам о недобровольной госпитализации в психиатрический стационар» выступил адвокат Адвокатской палаты города Москвы, кандидат юридических наук Юрий Ершов. Он предложил коллегам оспаривать все бездоказательные тезисы административного истца, отрицаемые доверителем.

  • Свое выступление Юрий Ершов начал с рассказа о возможных основаниях принудительной госпитализации, обусловленной наличием психического расстройства, при котором может быть оказана только стационарная помощь.
  • Лектор указал, что отказ от добровольной госпитализации в ряде случаев влечет последствия в виде непосредственной опасности для гражданина или для окружающих, беспомощности гражданина и возможности причинения существенного вреда его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если гражданин будет оставлен без психиатрической помощи.
  • В то же время далеко не всегда имеются правовые основания для госпитализации пациента, поэтому адвокат должен породить законные сомнения в обоснованности помещения гражданина в стационар и оспорить заключения представителя этого лечебного учреждения.
  • Эксперт рекомендовал слушателям ряд специальных книг, помогающих юристу понять поведение психиатра.
  • * * *
  • На конкретных примерах, доказывающих необоснованность признания практически здорового гражданина психически больным, Юрий Ершов продемонстрировал необходимость оспаривания действий и решений, которые позволили констатировать психическое расстройство, предполагающее обязательную госпитализацию.
Читайте также:  Порча имущества: мне в салоне красоты при окрашивание волос испортили дорогую кофту

«Психиатрическая диагностика, мягко выражаясь, несовершенна, и юрист должен это понимать», – подчеркнул он, рассказывая о совершенно недопустимых случаях включения в список диагнозов ряда болезней, которые никакого отношения к психиатрии не имеют, таких как, например, гомосексуализм или драпетомания (стремление к свободе). В ряде таких случаев адвокату необходимо ставить под сомнение не только обоснованность помещения лица в стационар, но и сам диагноз.

В подтверждение своих слов адвокат рассказал о проведенном в США эксперименте, в ходе которого совершенно здоровые люди симулировали психическое расстройство. Всем им врачи поставили диагнозы о тяжелой болезни. Когда они рассказали, что «пошутили», их долго не хотели выпускать из больницы.

Даже в правовых актах признается, что возможны манипуляции сведениями, в ходе которых врач скорой помощи может.

В Методических рекомендациях по организации работы бригад скорой психиатрической помощи, прилагающихся к Приказу Минздрава от 8 апреля 1998 г.

, сказано, что «диспетчер (дежурный врач) скорой психиатрической помощи, принимая вызов, может быть дезориентирован тем, что обращающиеся ошибочно оценили и представили действия лица как болезненные или предвзято изложили факты».

Для того чтобы принудительно поместить больного в стационар, должно быть установлено, что он тяжело болен и при этом уклоняется от добровольной госпитализации, подчеркнул Юрий Ершов.

После этого лечебное учреждение обращается в суд, где оно обязано привести внятные и разумные обоснования того, чтобы проводить дальнейшее лечение психического расстройства именно в стационаре даже вопреки воле самого пациента.

* * *

Говоря о возможности продления срока содержания гражданина в стационаре до рассмотрения дела судом, лектор сослался на Определение Конституционного Суда РФ по жалобе Н.Н. Хорошавцевой от 5 марта 2009 г. № 544-О-П.

В этом Определении Суд фактически поставил под сомнение содержащееся в законодательстве РФ положение, что «…продление может состояться в соответствии с частью первой статьи 263 и статьей 133 ГПК Российской Федерации и за пределами 48 часов». КС РФ усмотрел нарушение ст.

22 Конституции РФ в указании законодателя, что «решение суда о продлении срока не является судебным решением в том значении, которое ему придает Конституция Российской Федерации: во-первых, суд не устанавливает обоснованность помещения лица в стационар, а во-вторых, он обязан продлить срок пребывания лица в стационаре и иное решение принять не может».

КС РФ указал, что «лицо до вынесения соответствующего судебного решения может быть подвергнуто задержанию лишь на срок не свыше 48 часов, при этом судебное решение призвано гарантировать лицу защиту не только от произвольного продления этого срока, но и от неправомерного задержания как такового, поскольку суд в любом случае оценивает законность и обоснованность применения задержания к конкретному лицу».

Конституционный Суд РФ в целом ряде своих актов указывает на необходимость повышенной защиты прав человека, который самостоятельно не может защитить свое право на свободу и подвергается принудительному лечению медикаментами, приводящими порой к тяжелым последствиям.

В то время как суды в некоторых случаях рассматривают эти вопросы настолько формально, что все судебное заседание продолжается всего 3–5 минут. Эксперт призвал внимательно ознакомиться с Постановлением КС РФ от 27 февраля 2009 г. № 4-П по жалобам Ю.К. Гудковой, П.В. Штукатурова и М.А. Яшиной и Постановлением КС РФ от 20 ноября 2007 г.

№ 13-П по жалобам С.Г. Абламского, О.Б. Лобашовой и В.К. Матвеева.

Говоря о необходимости правильно решить вопрос о месте проведения судебного заседания, Юрий Ершов вновь сослался на упомянутое выше Определение КС РФ от 5 марта 2009 г. № 544-О-П.

В нем сказано, что «гражданин, о принудительной госпитализации которого идет речь, лишен возможности каким-либо образом оспорить точку зрения представителя психиатрического стационара о том, что он не в состоянии присутствовать в судебном заседании в помещении суда».

В силу этого «роль суда в таких случаях не может сводиться лишь к формальному удовлетворению заявления о принудительной госпитализации гражданина или о продлении срока его принудительной госпитализации: суд обязан удостовериться, что отсутствуют основания сомневаться в достоверности и полноте сведений, представленных врачами-психиатрами в подтверждение необходимости проведения судебного заседания в психиатрическом стационаре, при этом такие сведения в соответствии с частью второй статьи 67 ГПК Российской Федерации не могут иметь для суда заранее установленной силы и подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами на основе внутреннего убеждения судьи.

Кроме того, под надлежащим отправлением правосудия как элементом гарантии права граждан на судебную защиту подразумевается, в частности, что осуществление правосудия имеет место в определенной обстановке и с определенной атрибутикой, т.е. в зале судебного заседания. Отступления от этого правила возможны только при исключительных обстоятельствах и в любом случае не должны зависеть от усмотрения одного из участников процесса».

  1. * * *
  2. Юрий Ершов предложил коллегам свои рекомендации по ведению дел о недобровольной госпитализации, которые, по его словам, будут актуальны в большинстве дел, хотя абсолютно универсальный алгоритм защиты доверителя в таких делах вряд ли возможен.
  3. Адвокат, по его словам, должен:
  4. – Настаивать на заблаговременном получения материалов дела доверителем.

– Ходатайствовать перед судом об отложении слушания, если до рассмотрения дела административный ответчик не получил их и/или не имел необходимого времени на подготовку. Это включает как административный иск с приложениями, так и собственно дело как таковое – в процессуальных документах, которые выносит суд, также бывает много ценного для выстраивания позиции.

– Добиться заблаговременного извещения гражданина и обеспечения достаточного времени на подготовку к судебному процессу. Ходатайствовать об отложении слушания при несоблюдении этого права.

– Изучить дело вместе с ним, выяснить его отношение, согласовать свидетелей, собрать документы в его защиту и прочие доказательства и заявить их в суде.

– Критически оценить материалы дела, оспорить все бездоказательные тезисы, отрицаемые доверителем, провести детальный опрос представителей административного истца по основаниям иска.

– Вызвать независимых специалистов для альтернативного обследования и заключения (в соответствии с п. 3 Принципа 18 Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1991 г.

46/119: «Пациент и адвокат пациента могут запросить и представить во время любого слушания независимое психиатрическое заключение и любые другие заключения, а также письменные и устные доказательства, которые относятся к делу и являются приемлемыми»).

  • – Отводить сотрудников психбольницы (административного истца), которых просят привлечь в качестве специалистов, ввиду их подчинения административному истцу.
  • – Потребовать назначения судебно-психиатрической экспертизы.
  • – Изучить протокол заседания, подать на него замечания, если требуется.
  • – Истребовать аудиопротокол, особенно если адвокат не принимал участия в слушании первой инстанции.
  • – Подать апелляционную жалобу в срок.
  • С презентацией спикера можно ознакомиться здесь.

Обращаем внимание, что трансляция вебинара будет доступна до 24.00 16 декабря.

Повтор трансляции состоится в воскресенье, 20 декабря.

Константин Катанян

Черная метка: как продать квартиру, если стоишь на учете в ПНД

Очень часто в советах по безопасной покупке квартиры пишут, что нужно непременно взять у продавца справку, что он не стоит на учете в психоневрологическом (ПНД) и наркологическом (НД) диспансерах.

Но как быть, если ты сам являешься человеком, имеющим вот такой «неблагонадежный» с точки зрения рынка диагноз, и при этом успешно продать свою недвижимость? Об этом эксперты рассказали читателям сайта «РИА Недвижимость».

Прежде всего нужно понимать, что нежелание вступать в сделки со стоящими на учете в ПНД или НД – это не предубеждение, в них есть реальный риск, который, однако, ответственный продавец, даже имеющий «нежелательный» диагноз, может максимально сократить.

Покупка квартиры у продавца, состоящего на учете в ПНД, может быть рискованной, объясняет руководитель офиса «Миэль» «В Черемушках» Яна Нещадимова.

Читайте также:  Не хочу в тюрьму: меня увольняют из компании. За мной висит долг 530 тыс рублей

Например, в случае, когда сделка по продаже квартиры признается недействительной на тех основаниях, что продавец не понимал суть своих действий, продавцу возвращается квартира, а покупателю – деньги.

Но продавец деньги может уже потратить, в этом и риск, подчеркивает она.

Иск может подать как само лицо, состоящие на учете, так и его опекун (если его в дальнейшем лишили дееспособности по суду).

Также оспорить сделку может при попытке включения квартиры в наследственную массу наследник на основании того, что его, к примеру, бабушка или дедушка не понимали суть своих действий, когда подписывали договор купли-продажи за несколько месяцев до смерти, рассуждает Нещадимова.

Однако при этом участнику сделки нужно понимать, что предоставление справки не является их обязанностью, да и о наличии диагноза или факта состояния на учете в ПНД или НД они имеют право не сообщать.

Наблюдение в ПНД не означает, что человек автоматически становится недееспособным, не понимает своих действий и их последствий, не может руководить ими и, как следствие, не может совершать сделки с недвижимостью. Недееспособным признать гражданина может только суд, подсказывает адвокат Ростовской областной коллегии адвокатов имени Баранова Виктория Рахубовская.

С этим соглашается управляющий агентством недвижимости «Вишня» Сергей Вишняков, подчеркивая, сам факт нахождения на учете человека не означает, что он псих или наркоман. Бывают различные причины того, что человек стоит на учете.

«Из недавнего – один собственник состоял на учете в ПНД, потому что таким образом у него была возможность «откосить» от армии. В армию не пошел, про учет в диспансере благополучно забыл. А когда наступила пора продавать квартиру – учет всплыл», – вспоминает он.

Еще один пример – собственники квартиры, отец и дочь, специально встали на учет в диспансер, чтобы избежать судебных исков по поводу больших долгов по коммуналке и МФО. Когда с долгами вопрос закрыть не удалось, решили продавать квартиру, чтобы их погасить. И тут всплыл их учет в диспансере, добавляет Вишняков.

Хотя по закону никто из нас не обязан предоставлять справки о здоровье, по факту, если действительно нужно продать (а иногда и купить) недвижимость, необходимость как-то обозначить состояние своего здоровья, в первую очередь психического, может возникнуть.

Да, возможность продать что-то без данной справки, состоя на учете в диспансере, есть. Но опытные риелторы всегда просят такую справку. Если же человек под разными предлогами отказывается от ее предоставления, то это фактор риска, объясняет ситуацию генеральный директор «Агентства инвестиций в недвижимость Москвы» Валерий Летенков.

«Часто продавцы выдвигают требование о получении справки из ПНД для покупателя. Это необходимо, чтобы сделка не была оспорена», – уточняет генеральный директор агентства недвижимости «Невский простор» Александр Гиновкер.

Поэтому людям, имеющим настораживающий диагноз, нужно иметь понятный план действий, чтобы успешно совершить сделку с недвижимостью.

Нужно видеть разницу между людьми, стоящими на учете, которые имеют определенные психические или наркологические заболевания, и теми, кто когда-то давно были поставлены на учет в ПНД из какого-то, например, алкогольного и наркотического срыва, рассуждает совладелец инвестиционной компании Garnet Екатерина Сивова.

Для того чтобы сняться с этого учета, нужно ходить в диспансер на протяжении нескольких лет и сдавать тесты. Очень многие этого не делают, ведя при этом вполне нормальный образ жизни, сетует она.

Для реальной безопасности сделки в день ее совершения необходимо получить заключение психиатра (провести освидетельствование) о том, что диагноз и состояние пациента не влияет на возможность совершения сделки, имеется полное осознание происходящего, характера и последствий совершаемой сделки, подсказывает адвокат, управляющий партнер КА Белгородской области «Марк Лабеон» Игорь Кобзарев.

«Вероятность оспаривания сделки в суде будет ниже, если освидетельствование будет проведено врачом государственного медицинского учреждения», – советует он.

И даже нотариальная форма сделки без такого освидетельствования может и не стать стопроцентной защитой, предупреждает Рахубовская.

«Нотарус сошлется в суде, что не обладает медицинскими познаниями и в его обязанности проводить какую-либо экспертизу не входит, хотя удостоверение договора нотариусом и имеет положительное значение для суда», – уточняет она.

Зато есть лайфхак: вместо справки о наблюдении в ПНД могут быть представлены водительские права, разрешение на ношение оружия, для получения которых гражданин обязательно проходит соответствующую проверку у психиатра, предлагает Рахубовская.

В любом случае не нужно забывать, что «недееспособное» состояние участника сделки в случае, если ее попытаются расторгнуть через суд, еще нужно доказать, напоминает в свою очередь адвокат, председатель АА МГКА «Власова и партнеры» Ольга Власова.

Если заинтересованная сторона предоставит соответствующие медицинские документы, доказывающие тот факт, что человек действительно находился в «недееспособном» состоянии, то суд назначит судебно-медицинскую экспертизу и скорее всего вынесет решение в соответствии с заключением экспертов. И если эксперты скажут, что человек не понимал значение своих действий, то суд признает такую сделку недействительной. Такая судебно-психиатрическая экспертиза может быть проведена и посмертно, по медицинским документам, объясняет Власова.

К сожалению, люди, состоящие на учете в ПНД и НД, а также другие «подозрительные» участники сделок (например, просто пожилые) часто сами становятся жертвами недобросовестных участников рынка или настоящих мошенников.

На практике действительно бывают такие случаи, сетует Рахубовская. Чаще всего обращаются в суд члены семьи, когда обнаруживают, что их родственник продал или подарил свою недвижимость, поясняет она и приводит пример из практики:

Вполне адекватная женщина средних лет наблюдалась в диспансере по месту жительства ее родственников, но она жила и была зарегистрирована в другом населенном пункте, рассказывает адвокат. Женщина подарила свою квартиру мошеннику. Затем этот человек продал квартиру другому покупателю.

На всякий случай добросовестный покупатель даже пообщался с этой женщиной и запросил у нее справку из психоневрологического диспансера. В местном диспансере не знали о том, что она наблюдается в другом городе, и выдали справку, что она не состоит на учете.

Затем родственники этой женщины обратились в суд к добросовестному приобретателю и смогли доказать, что уже на момент сделки их родственница не понимала значения своих действий и у нее отсутствовала воля на отчуждение квартиры. Поскольку квартира выбыла у душевнобольной против ее воли, то квартиру отобрали у добросовестного покупателя, рассказывает Рахубовская.

Существуют и откровенно мошеннические схемы, как правило они связанны с вовлечением врачей психиатрических больниц, добавляет Кобзарев. При этом подписание необходимых мошенникам документов может происходить с вывозом находящегося на лечении продавца из помещения больницы к нотариусу для оформления доверенности для последующей продажи его квартиры.

Бывают ситуации, когда, например, психиатр по той или ной причине отказывается выдавать заявителю справку о том, что тот не состоит на учете в ПНД, при этом требуя не предусмотренных законом документов или действий. В одном из дел врач запросил от заявителя заключение врачебной комиссии, подобные действия судом признаны незаконными, приводит пример эксперт.

Чаще же всего люди, состоящие на учете, просто вынуждены продавать свою недвижимость на условиях, которые хуже средних по рынку. Чтобы минимизировать размер дисконта «за диагноз», нужно постоянно быть готовым успокоить покупателя теми способами, которые он сочтет надежными, подсказывает Вишняков.

Возможно положительную роль сыграет готовность разделить расходы на проведение экспертизы и на нотариуса с покупателем, рекомендует он, и добавляет, что главное – не пытаться скрыть диагноз, ложь всегда настораживает и почти гарантированно будет раскрыта.

Но избежать скидки скорее всего не получится, предупреждает Нещадимова. «У покупателей на рынке недвижимости есть устойчивое понятие: если продавец состоит на учете – это плохо, поэтому, вероятно ему придется делать скидку», – заключает она.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector